Курсовые по Международному праву

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ»

Кафедра конституционного и международного права
Учебная дисциплина «международное право»

Курсовая работа
по теме: Правовые основы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью.

Саратов

Содержание

1. Понятие, источники и принципы международного
уголовного права
1.1.Понятие международного уголовного права
1.2. Источники международного уголовного права
1.3. Принципы международного уголовного права
2. Международный уголовный суд: история создания,
компетенция
2.1. История создания Международного уголовного суда
2.2. Компетенция Международного уголовного суда
3.Правовая помощь государств по уголовным делам
4. Экстрадиция как институт международного права.
4.1. Основания для отказа в выдаче
5.Международные организации по борьбе с преступностью
Список использованных источников

Правовые основы международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью.

1.1.Понятие международного уголовного права

В мире существуют две правовые системы: международное право и национальное право различных государств. Любая норма права либо выражает волю какого-либо одного государства и, следовательно, входит в состав его внутреннего права, либо представляет собой результат согласования воль нескольких государств, т.е. является нормой международного права. Международное уголовное право есть совокупность норм, создаваемых в процессе согласования воль государств. Имеется также точка зрения, согласно которой международное уголовное право представляет собой самостоятельную отрасль права, не входящую ни в международное публичное, ни во внутригосударственное право.

Следует подчеркнуть, что мировая тенденция взаимодействия и взаимопроникновения международных и внутригосударственных явлений и процессов выражается и в углублении взаимодействия международного права с национально-правовыми системами в целом и международного уголовного права с внутригосударственным уголовным правом в частности. Нормы международного уголовного права, как правило, реализуются через нормы внутригосударственного уголовного права и процесса. Профессор Ш. Бассиони отмечал, что превалирующим при имплементации норм международного уголовного права является не прямой способ, т.е. применение его норм международным уголовным судом, а опосредованный, т. е. применение его норм национальными правоприменительными органами. Иногда для решения конкретного уголовного дела правоприменительный орган руководствуется нормами как международного, так и внутригосударственного уголовного права.

Международное уголовное право характеризуется тем, что сохраняет международный правопорядок в целом с помощью специфических уголовно-правовых методов и средств. Подобно тому как внутригосударственное уголовное право охраняет от преступных посягательств внутригосударственный правопорядок, международное уголовное право призвано бороться с преступностью с помощью специфических уголовно-правовых средств в области международного морского права (пиратством), международного воздушного права (угоном самолетов, другими преступлениями против безопасности гражданской авиации), дипломатического права (преступлениями против лиц, пользующихся дипломатической защитой), международного экономического и финансового права (подделкой денежных знаков) и других отраслей международного права.

Следует иметь в виду, что нормы указанных отраслей международного права, хотя и относятся к международному уголовному праву, санкций не имеют. Меры наказания определены в уголовных законах государств после инкорпорирования их во внутреннее законодательство.

Далее, международное уголовное право призвано осуществлять защиту международного правопорядка с помощью свойственных ему средств в таких областях как международная безопасность (борьба с агрессией), вооруженные конфликты (нарушение законов и обычаев вооруженных конфликтов), международная защита прав человека (борьба с апартеидом и геноцидом).

Однако и в этом случае наказания либо оговариваются в специальном акте (например, в Уставе Нюрнбергского трибунала), либо устанавливаются в уголовных кодексах государств на основе международных соглашений и принципов уголовного права, принятых в этих государствах.

Может возникнуть вопрос: могут ли составлять единую отрасль международного уголовного права, с одной стороны, принципы и нормы, предусматривающие ответственность за тяжкие международные преступления, такие как, к примеру, планирование, развязывание и ведение агрессивной войны, а с другой — нормы, регулирующие, например, борьбу с торговлей наркотиками?

Опасность для международного сообщества указанных действий не одинакова. Однако и во внутригосударственном уголовном праве общественная опасность разных категорий преступлений различна. Так что это не может служить препятствием для образования определенной, достаточно целостной, взаимосвязанной совокупности норм. Принципы и нормы международного права, созданные с целью борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера, объединяет то, что они предусматривают уголовную ответственность виновных в нарушениях этих норм физических лиц, т. е. нормы международного уголовного права охраняют международный правопорядок в целом от преступных посягательств со стороны как отдельных индивидов, так и групп лиц, состоящих из участников преступления, с помощью уголовно-правовых методов и средств. В одних случаях эти физические лица совершают преступления в качестве официальных представителей государств, а в других — как частные лица.

Кроме того, эту совокупность норм международного права характеризует тесная связь с внутригосударственным уголовным правом. Нормы международного права, регулирующие борьбу с преступлениями международного характера, реализуются исключительно через применение соответствующих норм внутригосударственного уголовного права национальными правоохранительными органами. Реализация ответственности за международные преступления, хотя и может иметь место перед международными трибуналами, и к виновным физическим лицам могут применяться непосредственно нормы международного права (о чем свидетельствует опыт Международного военного трибунала в Нюрнберге), предполагает использование норм внутригосударственного уголовного права национальными правоохранительными органами.

Многие нормы внутригосударственного уголовного права также имеют целью охрану именно международного правопорядка. Часто такие нормы принимаются для выполнения государством его международных обязательств. Нередко желаемый результат достигается только совместным действием норм международного и внутригосударственного права. Эти нормы, созданные различным образом, действующие присущими им специфическими способами, решают одну и ту же задачу — задачу борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера[6]. Иногда совместное применение норм международного и внутригосударственного уголовного права приводит к образованию особых правоприменительных комплексов. Ст. 223-1 УК РСФСР 1961 г. предусматривала уголовную ответственность за загрязнение морских вод в нарушение международных договоров, подписанных СССР.

Однако такое тесное взаимодействие норм международного и внутригосударственного права не приводит к их слиянию в единую правовую систему. Нормы внутригосударственного уголовного права даже в тех случаях, когда они созданы специально для охраны международного правопорядка, остаются нормами внутригосударственного права.

Итак, международное уголовное право можно определить как отрасль, включающую принципы и нормы, созданные с целью охраны международного правопорядка от преступных посягательств со стороны субъектов международного права путем установления уголовной ответственности виновных физических лиц и ответственности государства за совершение международных преступлений и преступлений международного характера.

Есть и иные определения. Ю.А. Решетов приходит к выводу, что «международное уголовное право является комплексной отраслью, включающей материальные и процессуальные нормы. Эти нормы относятся либо к международному публичному праву, либо к международному частному праву (уголовному) и, наконец, к национальному уголовному праву».

И.И. Карпец дает следующее определение международного уголовного права: «Международное уголовное право есть система норм, складывающихся в результате сотрудничества между суверенными государствами или между государственными органами или организациями, имеющая своей целью защиту мира, безопасности народов, международного правопорядка как от наиболее тяжких международных преступлений, направленных против мира и человечества, так и от других преступлений международного характера, предусмотренных в международных соглашениях, конвенциях и иных правовых актах межгосударственного характера, наказуемых согласно специальным актам (уставы, конвенции) либо соглашениям, заключенным между государствами в соответствии с нормами национального уголовного права».

Высказывалась идея о том, что международное уголовное право — комплексная отрасль (Л.Н. Галенская, А.И. Полторак). На этой же позиции стоят многие известные зарубежные авторитеты науки международного права, например М.Ш. Бассиони, Г. Шварценбергер, Д. Дерби, Дж. Мюллер и Д. Бешаров, Я. Динштейн.

1.2. Источники международного уголовного права.

К настоящему времени в основном сложилась система источников международного уголовного права, прежде всего в виде специальных договоров, направленных на пресечение преступлений, а также конкретных статей в том или ином договоре, где прямо предусматривается ответственность за международные преступления и преступления международного характера. Другой особенностью источников международного уголовного права является то, что здесь нет единого кодекса.

Международный договор в настоящее время — основной источник международного уголовного права. Все особенности международного договора, характерные для международно-правового регулирования в целом, характерны и для международного договора в области международного уголовного права.

Условно эти международные договоры можно разбить на две части: международные договоры, действие которых предусматривается как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов; международные договоры, действующие только в период вооруженных конфликтов.

Примеры первой группы договоров — Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Устав Нюрнбергского трибунала 1945 г., пример второй — Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны.

В ряде международных соглашений есть статьи, относящиеся к международному уголовному праву, действие которых имеет место как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. В качестве примера можно привести Всемирную почтовую конвенцию, Конвенцию о физической защите ядерного материала, Международную конвенцию по морскому праву 1982 г., где есть статья о сотрудничестве государств по борьбе с пиратством.

К источникам международного уголовного права следует отнести и договоры, устанавливающие пределы осуществления уголовной юрисдикции в конкретных пространственных сферах, которые предусматривают ограничение этой юрисдикции по отношению к соответствующим категориям лиц.

Договорные источники международного уголовного права служат важным инструментом борьбы народов и государств по предотвращению международных преступлений, таких как подготовка к агрессивной войне, нарушение международного мира, т. е. действий государств и физических лиц, наносящих серьезный ущерб всему международному сообществу, и требуют привлечения к ответственности виновных лиц, несущих международную ответственность государств.

В международном уголовном праве (в той части, которая касается законов и обычаев войны) многие международные договоры рассматриваются как отражение содержания норм обычного международного права, т.е. правила договоров обязательны и для государств, не являющихся их участниками, в качестве обычных норм (например, Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг., Конвенция 1948 г. о предупреждении и наказании за геноцид). На это обращается внимание в литературе, из этого исходила, в частности, практика Международного военного трибунала в Нюрнберге и практика национальных судов.
Устав Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии , созданного на основе резолюции Совета Безопасности от 25 мая 1993 г., принятые в 1994 г. на 46 сессии КМП ООН проект Устава Международного уголовного суда и проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества подтвердили (ст. 2, 20 и 22) обычно-правовой характер законов и обычаев войны, как они нашли свое закрепление в ряде международных договоров. Эти документы можно рассматривать в качестве важных источников международного уголовного права.

К источникам международного уголовного права, которые условно можно назвать косвенными, или вспомогательными, следует отнести внутригосударственные законы, в той или иной степени направленные на преследование и наказание за совершение международных преступлений или преступлений международного характера.

Внутригосударственные законы, принятые в ряде государств по одному и тому же вопросу, способны оказать влияние на возникновение обычной нормы международного уголовного права. Например, принятые государствами законы по борьбе с террористическими актами международного характера могут привести к появлению нормы международного права, запрещающей подобные действия, квалифицирующей их как преступные и ставящей вопрос о международной уголовной ответственности физических лиц.

Внутригосударственный закон мы называем вспомогательным источником международного уголовного права еще и потому, что он как бы подтверждает уже существующие обычные нормы международного уголовного права или обеспечивает осуществление принципов и норм международного уголовного права на территориях государств. В качестве примера можно привести институт выдачи уголовных преступников, которые подлежат обязательной выдаче в случае наличия специального договора, а в случае отсутствия такового действует обычная международная норма «или выдай, или суди».
В качестве источника международного уголовного права определенное значение имеют судебные решения.

Принято считать, что судебные решения в международных отношениях не составляют собственного источника права. Однако судебные решения оказывают влияние на развитие международного права, подтверждая или констатируя отсутствие или наличие той или иной международно-правовой нормы.

Судебные решения оказывают большое влияние на формирование как общих принципов, так и конкретных норм международного права, в частности, в области законов и обычаев войны. Например, Генеральная Ассамблея ООН 11 декабря 1946 г. «подтвердила принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в приговоре Трибунала». Резолюция предложила комитету по кодификации международного права внести их «в общую кодификацию преступлений против мира и безопасности, против человечества или в международный уголовный кодекс» (95/1). ООН рассматривала Нюрнбергские принципы как общепризнанные, которые, будучи основанными на ранее сложившихся нормах международного права, дают ему дальнейшее развитие.

Нюрнбергские принципы, нашедшие выражение в решении суда, стали основой для формирования перечня составов преступлений, влекущих международную уголовную ответственность, новых норм международного уголовного права. К ним следует отнести Конвенцию 1948 г. о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны прямо предусматривают уголовную ответственность за военные преступления, которые не упоминались в Гаагских конвенциях 1907 г., но были прямо осуждены Уставом и приговором Нюрнбергского трибунала. Ряд резолюций Генеральной Ассамблеи ООН прямо осуждает политику апартеида, депортацию местного населения как международные преступления, что несомненно отражает влияние принципов, закрепленных в приговоре Нюрнбергского трибунала.

Принципы Устава и приговора Нюрнбергского трибунала оказали большое влияние на развитие международно-правовых норм выдачи военных преступников и норм, касающихся проблемы нераспространения сроков давности на эти преступления. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 13 февраля 1946 г. «Выдача и наказание военных преступников» и резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 31 октября 1947 г. «Выдача военных преступников и изменников» говорили об обязанности выдавать лиц, совершивших преступления, предусмотренные в Уставе Нюрнбергского трибунала (ст. 6 — преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества). Декларация о территориальном убежище, принятая Генеральной Ассамблеей на XXII сессии в 1967 г., в ст. 1 прямо говорит: «На право искать убежище и пользоваться убежищем не может ссылаться никакое лицо, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступление против мира, военное преступление или преступление против человечества…» (2312/ХХП).

Согласно ст. I, IV Конвенций о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г., никакие сроки давности не применяются к военным преступлениям и преступлениям против человечества (ст. I), и государства-участники обязаны принять законодательные и иные меры для обеспечения этого положения (ст. IV) (2391/ХХШ).

Судебные решения прямо обязывают выполнять решение суда только стороны процесса. Ст. 59 Статута Международного суда подчеркивает, что решение суда обязательно только «для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу». Но суд в другом, конкретном, но аналогичном, деле может учесть решение суда по первому делу и использовать его аргументы и даже само решение.

Роль косвенного источника международного уголовного права играют и решения, и приговоры внутригосударственных судов. Так, например, в процессе над наемниками в Луанде (1976 г.) был констатирован преступный характер наемничества, а действия наемников квалифицированы как международные уголовные преступления.

Мы знаем целый ряд международных соглашений, решений международных организаций, которые содержат принципы и нормы, сформулированные в результате рассмотрения конкретных дел как международными судебными инстанциями, так и судебными инстанциями отдельных государств, подтвердивших и конкретизировавших в частных ситуациях те или иные положения международного уголовного права.

В связи с этим судебные решения следует отнести к косвенным или вспомогательным источникам международного уголовного права, играющим важную роль в формировании и развитии этой отрасли.
К вспомогательным источникам международного уголовного права следует отнести решения международных организаций, и прежде всего органов ООН, таких как Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности. Если в отношении решений Совета Безопасности ООН среди юристов-международников существует более или менее единая точка зрения и они в соответствии со ст. 25 рассматриваются как обязательные правила поведения, подлежащие соблюдению всеми государствами, то резолюции Генеральной Ассамблеи ООН или других органов ООН в своем большинстве не рассматриваются как источники международного права. При этом ссылаются на ст. 11 Устава ООН, которая говорит о них как о рекомендациях . Вместе с тем в литературе существует точка зрения, согласно которой решения международных органов, в частности, принимаемые Генеральной Ассамблеей ООН единогласно, могут рассматриваться как обязательные и их следует считать таковыми в том случае, если эти решения основываются на Уставе организации и являются толкованием уставных положений.

Независимо от этих точек зрения решения международных органов оказывают влияние на развитие международного права в конкретных областях, и это влияние осуществляется путем выработки на основе этих решений проектов международных договоров, решений международных судов, через практику государств, учитывающих и применяющих эти решения.

Можно отметить и такие решения международных организаций, которые осуществляются и контролируются в обязательном порядке специально созданными дополнительными органами (например, Декларация Генеральной Ассамблеи ООН о предоставлении независимости странам и народам 1960 г. рассматривается как обязательный документ ООН и вводит в международное право принцип ликвидации колониализма). Подобные решения международных организаций безусловно служат источником международного права.

Большинство исследователей признают решения международных организаций косвенным источником международного права и международного уголовного права.

1.3. Принципы международного уголовного права.

Международное уголовное право налагает на государства определенные обязанности. Можно считать, что оно содержит как общепризнанные принципы, так и принципы и нормы, содержащиеся в конкретных международных соглашениях.

К общепризнанным следует отнести принципы Устава и приговора Нюрнбергского трибунала, которые носят императивный характер. Г.И. Тункин, касаясь ст. 6 Устава Нюрнбергского трибунала, пишет: «Из трех категорий перечисленных там преступлений военные преступления и раньше предусматривались международным правом» . Преступления же против мира и человечности в течение длительного периода времени рассматривались лишь как нарушения нравственных норм. Однако уже после первой мировой войны они постепенно стали подпадать под действие международного права и были окончательно сформулированы как принципы в Уставе Нюрнбергского военного трибунала.

Генеральная Ассамблея ООН 11 декабря 1946 г. подтвердила принципы международного права, признанные статусом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в приговоре трибунала как общепризнанные.
Проблема кодификации принципов и норм международного уголовного права активно обсуждается в органах ООН начиная с 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН своей Резолюцией 177 (II) от 21 ноября 1947 г. поручила Комиссии международного права сформулировать принципы, взяв за основу положения, признанные Уставом МВТ в Нюрнберге и нашедшие выражение в его приговоре. Одновременно Комиссии было поручено подготовить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Эта работа еще не завершена.

В 1950 г. Комиссия международного права приняла и представила Генеральной Ассамблее ООН в качестве части доклада о работе своей сессии «Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого трибунала» .

Прежде всего следует отметить такой принцип международного уголовного права как запрет агрессивной войны. Его можно вывести из принципа запрета применения силы и угрозы силой в соответствии с положением Устава ООН (ст. 2 п. 4), а также из Определения агрессии, принятого Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 г.

Ст. 2 Определения агрессии прямо говорит, что «применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии» и никакие соображения, будь они политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии.

Ст. 3 Определения агрессии перечисляет действия, которые можно считать развивающими принципы запрета агрессивной войны и запрета захвата территории в ходе агрессии. Это вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она не носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия территории другого государства или части ее; бомбардировка вооруженными силами одного государства территории другого или применение государством любого оружия против территории другого; блокада портов или берегов одного государства вооруженными силами другого; нападение вооруженных сил государства на сухопутные, морские, воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства; применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения; действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим государством для совершения акта агрессии против третьего государства; засылка государством или от его имени вооруженных банд, групп и регулярных сил или политиков, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам.

Очень важен принцип неотвратимости наказания за совершение любого действия, которое по международному праву считается преступным.

Принципом международного уголовного права следует считать положение: если государство не устанавливает наказания за действие, которое международным правом отнесено к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности.

Международное уголовное право предусматривает, что должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает от личной ответственности. Должностное положение лица в качестве главы государства или ответственного чиновника влечет повышенную уголовную ответственность в случае совершения действия, запрещенного международным уголовным правом.
В этом контексте в качестве примера следует привести Декларацию Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1981 г. «О предотвращении ядерной катастрофы», где, в частности, провозглашается, что «…государственным деятелям… которые совершают преступления против человечества… никогда не будет ни оправдания, ни прощения».

Принципом международного уголовного права следует считать и положение, согласно которому исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен.

Поскольку в международном уголовном праве «переплетаются» материальные и процессуальные нормы, принципом международного уголовного права следует считать и положение: каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде. Комиссия международного права в качестве принципа международного уголовного права сформулировала положение, гласящее, что преступления следует квалифицировать как международно-правовые.

Важнейший принцип международного уголовного права неприменение срока давности к военным преступникам.

К расширительному толкованию этого принципа следует подходить очень осторожно, ограничительно (однако в Германии он действует даже в отношении обычных убийц).

Выше отмечалось как бы сближение уголовно-правовых и процессуальных норм. В последнее время можно видеть раздельное формулирование процессуальных норм и их принципов. Наиболее общая основа этой группы норм — Всеобщая декларация прав человека 1948 г. Статьи 7 — 11 Декларации формулируют принципы уголовного судопроизводства по ряду преступлений. К их числу следует отнести принципы осуществления правосудия только судом; гласность судебного разбирательства; равенство лиц перед уголовным законом и судом; право на защиту.

Дальнейшее развитие эти принципы получили в Дополнительном протоколе (I) 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г. о защите жертв войны. В ст. 75 п. 4 Протокола нашли закрепление принципы индивидуальности вины, назначения наказания на основе исследованных доказательств, учета смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

Устав Нюрнбергского Международного военного трибунала (МВТ) в ст. 1 — 5, 9 — 26, 29 устанавливает порядок выдачи военных преступников, предоставления их в распоряжение правосудия, сбора и исследования доказательств, принятия и исполнения приговора.

Несмотря на несовершенство отдельных положений международного уголовного права, следует сделать вывод о том, что международное уголовное право представляет собой определенную систему принципов и норм, которые осуществляются как на международном, так и на национальном уровнях.

2. Международный уголовный суд: история создания, компетенция.

2.1. История создания Международного уголовного суда.

Длительное время создание Международного уголовного суда было одним из спорных вопросов, касающихся взаимосвязи и взаимодействия внутригосударственного и международного права. На протяжении всей истории человечества обычным и естественным местом уголовного судопроизводства в отношении отдельных лиц, совершающих преступления, были суды тех или иных стран. До начала XX в. в международном праве не существовало понятия международного преступления. Разгром Германии и Японии во второй мировой войне, создание Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, бурное развитие международного права и признание ряда противоправных деяний международными преступлениями привели мировое сообщество к осознанию необходимости создать постоянно действующий Международный уголовный суд. Это тем более актуально, что многие лица, виновные в преступных нарушениях прав человека, совершившие преступления против мира и человечества после принятия Устава ООН и создания Организации Объединенных Наций, остались безнаказанными. Такая ситуация, как уже отмечалось, складывается в связи с тем, что обычно эти преступления совершаются членами правительства и другими официальными лицами, и суды государства не привлекают их к ответственности. Совершенно очевидно, что суды государств никогда не будут эффективными органами по разрешению дел о международных преступлениях, особенно тех из них, которые инспирированы государствами и совершаются его официальными лицами.

Более того, многие международные преступления были совершены уже в самое последнее время. В 1993 г. по решению Совета Безопасности был создан временный Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, виновных в преступных нарушениях прав человека на территории бывшей Югославии.

18 месяцев спустя в ноябре 1994 г. Совет Безопасности учредил Международный трибунал по Бурунди для привлечения к ответственности лиц за массовые убийства, совершенные как в Бурунди, так и в соседних странах. Работа этих Трибуналов выявила серьезные проблемы: отсутствие достаточного финансирования; нежелание ряда государств сотрудничать с Трибуналом и подчиняться его решениям; административные и технические трудности. Создание таких структур не сняло с повестки дня международного сообщества вопрос об учреждении постоянно действующего Суда.

В 1995 г. Генеральная Ассамблея приняла решение учредить подготовительный комитет в целях выработки окончательного текста Статута Международного уголовного суда, приемлемого для большинства государств. Подготовительный комитет в течение двух лет разрабатывал проект Статута и в апреле 1998 г. завершил эту работу.

15 июня — 17 июля 1998 г. проект обсуждался на международной конференции в Риме, для участия в которой были приглашены все государства — члены ООН и ее специализированных учреждений. В результате широкого и детального рассмотрения проекта за его принятие высказалось 120 государств, 21 государство воздержалось, а семь голосовали против. Ряд стран не поддержал принятие Статута Суда, ссылаясь на принцип суверенитета и опасаясь, что их граждане, включая высших должностных лиц, могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда.

Принятие в июле 1998 г. Статута для постоянного Международного уголовного суда , имеющего полномочия расследовать преступления геноцида, преступления против человечества и военные преступления и осуществлять преследование совершивших их лиц, представляет собой значительное достижение для мирового сообщества. Из примерно 160 государств, собравшихся в Риме на конференцию ООН, которая разработала окончательный вариант Статута Международного уголовного суда (Римского статута) и приняла его, 120 проголосовали в поддержку окончательного текста Статута. Поэтому создание Суда является выражением согласия среди государств, — замечательное событие, учитывая различие интересов и правовых систем, которые внесли свой вклад в этот процесс, а также то, что Генеральная Ассамблея впервые подняла этот вопрос 50 лет тому назад.

Международный уголовный суд стал не только основным средством борьбы с безнаказанностью, но также внес вклад в сохранение, восстановление и поддержание международного мира и безопасности. Уже более 90 государств подписали Статут, растет число государств, его ратифицировавших.

1 июля 2002 года число стран, ратифицировавших Римский Статут Международного уголовного суда, превысило 60 и, согласно этому документу, первый постоянный международный уголовный суд стал реальностью .

Международный уголовный суд заполнит значительный пробел в современной международной правовой системе. Он будет обладать юрисдикцией по отношению к отдельным лицам в отличие от Международного суда, который рассматривает лишь вопросы ответственности государств. Кроме того, в отличие от специальных трибуналов, учрежденных Советом Безопасности, таких как Международные трибуналы по бывшей Югославии и по Руанде (МУТЮ/МУТР), юрисдикция Международного уголовного суда не будет ограничиваться преступлениями, совершенными во время одного конкретного конфликта или одним конкретным режимом в течение конкретного периода, и сможет вступать в силу через меньшее время после совершения преступления. Однако Международный уголовный суд будет обладать юрисдикцией только по отношению к преступлениям, совершенным после того, как он будет создан (статья 11).

Как учреждение, создание которого основано на договоре, Международный уголовный суд будет иметь особые отношения с системой ООН. Международный уголовный суд не является детищем Совета Безопасности и не будет управляться Генеральной Ассамблеей ООН. Однако он будет располагаться в Гааге и получит некоторую финансовую поддержку ООН, особенно в случаях, когда Совет Безопасности будет передавать ему дела для расследования (статьи 3, 13(b) и 115(b). Взаимоотношения между Международным уголовным судом и ООН будут подробно определены в специальном соглашении, которое будет обсуждено и одобрено Ассамблеей государств-участников Статута (статья 2). Эта Ассамблея, состоящая из представителей всех государств-участников, будет также отвечать за принятие решений по таким вопросам, как управление делами и бюджет Суда, а также принятие в будущем поправок к Статуту (статья 112). Расходы Суда и Ассамблеи государств-участников будут покрываться из фондов Суда, которые предоставляются государствами-участниками по согласованной шкале начислений, а также ООН и любыми добровольными жертвователями (статьи 114 — 116). Таким образом, государства — участники Римского Статута будут играть значительную роль в управлении Судом. Чтобы Суд реализовал свой потенциал, ему необходима помощь государств в обеспечении соблюдения правил, законов и норм, запрещающих совершение серьезных преступлений, которые вызывают озабоченность всего мирового сообщества.

Однако Международный уголовный суд предназначен для того, чтобы дополнять, а не замещать национальные системы уголовного правосудия. Этот принцип дополнительности служит гарантией того, что Суд будет вмешиваться лишь в тех случаях, когда национальные суды будут сами не в состоянии или не пожелают начать или провести судебное разбирательство (эти обстоятельства тщательно изложены в Статуте, статья 17(1). Поэтому Суд не будет посягать на юрисдикцию каждого отдельного государства в отношении преступлений, входящих в Статут.

2.2. Компетенция Международного уголовного суда.

Внутренняя компетенция суда ограничена тремя группами преступлений:
— преступление, состоящее в геноциде (тяжкое преступление, осуществлённое с намерением целиком или частично истребить национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую);
— преступления против человечности (осуществлённые как часть масштабного или систематического преследования, направленного против любого мирного населения, причём о преследовании преступнику известно);
— военные преступления (нарушения законов и обычаев ведения войны, регулирующих поведение вооружённых формирований во время войны и защищающих гражданское население, военнопленных, культурное достояние и др.)
Четвёртое преступление, входящее в компетенцию Международного уголовного суда — это агрессия. Однако во время переговоров в Риме стороны не смогли прийти к единому определению этого преступления, и поэтому было решено, что на данный момент Суд не может осуществлять правосудия по вопросам, связанным с преступной агрессией.

Время. Компетенция Суда ограничена также и во времени, а именно преступлениями, совершёнными после 1 июля 2002 года, даты вступления Римского статута в силу. Если некоторый конфликт — например, война в Уганде — продолжается уже двадцать лет, то компетенция Суда ограничена теми действиями, которые были там совершены после 1 июля 2002 года.

Территория и гражданство. В компетенцию Суда входят только преступления, которые были совершены либо на территории государства-участника, либо гражданином государства-участника. Если не соблюдается ни личный, ни территориальный принцип, Суд не может действовать. Это положение гарантирует право государств решать, подвергать или нет своих граждан или свою территорию юрисдикции МУС.

Однако у этого принципа есть одно исключение: Совет Безопасности ООН может, посредством резолюции, принятой согласно главе VII Устава ООН, передать в Суд некоторую ситуацию, затрагивающую преступления, которые совершены ни на территории государства-участника, ни гражданами государства-участника. Совет Безопасности воспользовался этим правом, когда передал в Суд ситуацию в Дарфуре. Судан не является государством-участником Международного уголовного суда.

3.Правовая помощь государств по уголовным делам.

Рост преступности и ее интернационализация сделали борьбу с ней одной из главных социальных проблем и обусловили необходимость международного сотрудничества в деле ее решения.
В борьбе с общеуголовными преступлениями и преступлениями международного характера основными средствами являются национально-правовые, а международно-правовые — дополнительными. В борьбе с международными преступлениями основными средствами служат международно — правовые.

Целью международного сотрудничества по борьбе с уголовной преступностью является создание международных условий неотвратимости наказания за совершение уголовных преступлений — осуществление общей и частной превенции уголовной преступности, что выражается в форме выдачи преступников и оказания правовой помощи при судебном разбирательстве и исполнения уголовного наказания.

Международное сотрудничество государств по борьбе с уголовной преступностью осуществляется путем заключения двусторонних либо многосторонних соглашений и договоров, а также создания международных организаций.

Основными формами международного права являются многосторонние и двусторонние договоры (конвенции, протоколы, соглашения) о международной борьбе с преступностью, о выдаче преступников, правовой помощи по уголовным делам; международные акты о правах и свободах человека и гражданина; Устав Интерпол; международные соглашения правоохранительных органов различных государств о борьбе с преступлениями, ее информационном, криминалистическом, оперативно-розыскном, научно-техническом и правовом обеспечении.

В настоящее время в международном сотрудничестве по борьбе с уголовной преступностью преобладают двусторонние договора и соглашения об экстрадиции и договора о правовой помощи.

В 1990 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила типовой договор о взаимной помощи по уголовным делам. В договоре о правовой помощи, прежде всего, решаются вопросы выдачи преступников и связанные с этим юридические действия, в частности, составление и пересылку документов, проведение обысков, изъятие и передачу вещественных доказательств, проведение экспертизы, допрос обвиняемых, свидетелей, экспертов и других лиц, судебный осмотр и т.д. Кроме того, в договорах о правовой помощи содержатся -нормы определяющие взаимные обязательства государства относительно выдачи по требованию друг друга лиц, совершивших преступление, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.

Необходимо отметить, что в оказании помощи может быть отказано, в частности, если запрашиваемое государство полагает, что это нанесет ущерб его суверенитету, безопасности, общественному порядку или иным важным интересам общества; если помощь несовместима с его законами; если совершенное деяние является преступлением лишь по военному праву.

В 1990 г. Генеральная Ассамблея приняла также типовой договор о передаче уголовного преследования. Главная область применения — случаи, когда обвиняемый возвратился в государство своего гражданства и выдача его невозможна, поскольку не допускается законом. В таких случаях может иметь место передача уголовного преследования государству гражданства обвиняемого, разумеется, при условии, что деяние считается преступным в обоих государствах (принцип двойной криминальности, двойной преступности деяния). Запрашиваемое государство может отказать в просьбе о преследовании, если подозреваемое лицо не является его гражданином или постоянно в нем не проживает; если деяние является преступным только по военному праву; если преступление связано с налогами, акцизами, таможенными или валютными правилами и, наконец, если деяние рассматривается запрашиваемым государством как политическое преступление.

Борьба с преступлениями международного характера осуществляется и с использованием многосторонних международно-правовых форм, заключением международных многосторонних конвенций, к примеру, Конвенция о борьбе с захватом заложников, Конвенция о физической защите ядерного материала и др.

Ибо в международных конвенциях, определяется международная и национальная общественная опасность подобных деяний, которые посягают на международный и национальный правопорядок. В них происходит согласование квалификации преступных деяний, содержат определение и субъект преступлений, а также непосредственные обязательства государств по координации мер борьбы по предотвращению и пресечению преступлений международного характера, нормы по установлению юрисдикции государств над преступлениями и преступниками.

Международное сотрудничество по борьбе с военными преступлениями осуществляется в основном в тех же формах, что и сотрудничество в борьбе с преступлениями международного характера.

В Российской Федерации правовые основы международного сотрудничества по уголовным делам урегулированы: Конституцией РФ; отдельными нормами УК РФ, УПК РФ, законодательства о прокуратуре, оперативно-розыскной деятельности, другими федеральными законами и подзаконными актами правоохранительных министерств и ведомств. Вопросы выдачи преступников урегулированы Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, которая заключена 10 государствами — членами Содружества Независимых Государств в Минске 22 января 1993 г. , а также двусторонними договорами о правовой помощи между СССР и странами Восточной Европы и рядом других иностранных государств. Российской Федерацией заключены двусторонние договоры о правовой помощи с республиками Кыргызстан, Азербайджан и др.

В тех случаях, когда между Российской Федерацией и иностранным государством нет договора о правовой помощи или о выдаче, вопросы международного сотрудничества решаются на основе принципов международного права в порядке международной вежливости и взаимности. В международном праве под экстрадицией понимают выдачу лица, совершившего международное или иное уголовное преступление, для привлечения его к уголовной ответственности или исполнения вынесенного судом приговора в отношении выданного лица. Основу института выдачи составляет принцип «ant dedere aut judicare» (лицо, совершившее преступление, должно понести суровое наказание в стране, где оно было задержано, либо в стране совершения преступления либо в стране, в наибольшей степени пострадавшей от преступления).

4. Экстрадиция как институт международного права. Основания для отказа в выдаче.

Среди институтов международного права, зародившихся еще в древние века, затем претерпевших существенные изменения, видное место занимает институт экстрадиции, т.е. институт выдачи преступников.

Выдача преступников относится к тем институтам международного права, которые находятся на стыке международного и внутригосударственного права. Институт выдачи преступников включает в себя как международно-правовые нормы, так и нормы национального уголовного и уголовно-процессуального права государств. Таким образом, он носит комплексный характер. Исследование этого института, с одной стороны, не может быть оторвано от общих принципов соотношения международного и внутригосударственного права, а с другой — требует особенно широкого применения тех частных методов исследования, к числу которых относится метод сравнительного правоведения.

Национальная правовая норма, относящаяся к вопросам международного права, может стать и становится международно-правовой нормой только в том случае, если она закреплена в международном договоре или через международную практику приобрела характер международной обычной нормы.
С другой стороны, международное право оказывает влияние на внутригосударственное право, восполняя новыми нормами, конкретизируя и расширяя его.

Принятие нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства, судебная практика отдельных государств играют важную роль в процессе регулирования отношений по выдаче преступников, по выработке двусторонних соглашений и международных конвенций о выдаче, влияют на формирование новых норм института выдачи, в частности, на определение круга деяний, за совершение которого лицо подлежит выдаче, на установление процедуры выдачи, на установление круга лиц, подлежащих выдаче и т.д.

Рассматривая влияние международного права на национальное законодательство в рамках института выдачи, следует указать, что ряд государств под непосредственным воздействием норм международного права и практики в этой области принял внутригосударственные законы о выдаче преступников, а ряд государств ввел в свои уголовные законы соответствующие положения.
Тем не менее, предусмотренные в законах отдельных государств положения относительно выдачи преступников не могут иметь обязывающей силы для других государств до тех пор, пока не будут юридически закреплены в международном договоре и тем самым не приобретут качества международной нормы, обязательной для государств, заключивших договор.

Принципы наказания, закрепленные в национальных уголовных законодательствах государств, могут быть осуществлены в отношении беглых преступников, скрывшихся на территории других государств, только в том случае, если будет достигнуто соглашение об их выдаче.

В случае же несоответствия норм внутригосударственного права нормам международного права государство должно выполнять свои международные обязательства, которые им приняты, причем ссылки на законодательство не могут освободить его от выполнения этих обязательств.

При возникновении коллизии между нормами международного и внутригосударственного права государство должно находить такие способы ее разрешения, которые обеспечивали бы выполнение международных обязательств.

Таким образом, являясь самостоятельными, не подчиненными друг другу правовыми системами, международное и внутригосударственное права находятся в диалектической связи.
Государство, участник, международной конвенции или двустороннего договора о выдаче, должно выполнять свои международные обязательства по выдаче преступника, даже если бы международно-правовые нормы по этому вопросу не соответствовали национальным законодательствам. В целях реализации своих обязательств государство должно изменить существующие внутренние нормы, а в случае отсутствия — принять их.

Исследование различных сторон этого института требует сравнения и сопоставления многочисленных договоров, внутригосударственных актов, касающихся выдачи.

Известно, что при теоретическом освещении отдельных аспектов института выдачи исследователи основывали свои выводы не только на нормах международного права, но и на внутригосударственных актах.

Различная трактовка отдельных аспектов выдачи в международных конвенциях и двусторонних договорах, в национальных законах вызвала различное толкование многих ее сторон и, прежде всего, самого понятия выдачи преступников.

Неодинаковый подход к определению понятия выдачи преступников вытекал из различной оценки таких явлений, как действие уголовного закона в пространстве, из отнесения самой выдачи к акту кары и других положений данного института.

Так, Д. Никольский рассматривал выдачу как «совокупность юридических действий, посредством которых одно государство выдает другому лицо, обвиняемое в совершении преступления в пределах последнего государства, которое имеет права суда и наказания». В этом определении право требовать выдачи преступников ограничено тем, что требование о передаче может быть распространено лишь на лиц, которые обвиняются в совершении преступления на территории требующего выдачи государства. А если лицо совершило преступление за пределами государства, гражданином которого он является, против интересов этого государства или против его граждан, а также если лицо совершило побег будучи осужденным, то эти моменты не находят своего решения в данном определении .

Несколько иначе подходил к разрешению данного вопроса Э. Симсон. Он считал, что «выдача в юридическом смысле есть акт судебной помощи и состоит в добровольной передаче лица, обвиняемого в преступлении, со стороны того государства, на территории которого это лицо находится, другому государству, потерпевшему от преступления этого лица и требующему передачи его». Он также указывал, что «вовсе не требуется, чтобы преступление, было совершено вне того государства, к которому обращаются с требованием о выдаче. Напротив, выдача может последовать и за преступление, совершенное на территории этого государства, если только это преступление было направлено против требующего выдачи государства или против его подданных».

В этом определении многие положения приемлемы. Однако оно страдает тем, что в нем говорится лишь о выдаче обвиняемых. Кроме того, автор не конкретизирует, какие же государства могут требовать выдачи преступников. Он группирует их в понятие «потерпевших от преступления».

По мнению Л. Оппенгейма, «выдача преступников есть передача обвиняемого или осужденного лица тому государству, на территории которого это лицо считается совершившим преступление или осужденным за него, тем государством, на территории которого находится в данное время предполагаемый преступник». Данное определение не отвечает на вопрос о том, как быть с гражданами требующего государства, которые совершили преступление за его пределами и против него.

Наиболее удачным представляется определение, изложенное в учебниках международного права под редакцией Л.А. Моджорян и Н.Т. Блатовой, где под выдачей преступников понимается передача его государством, на территории которого он находится, другому государству, гражданином которого он является или на территории которого он совершил преступление, или государству, потерпевшему от этого преступления, для суда и наказания. Но и это определение не лишено изъянов. Прежде всего, следует помнить, что выдача преступника осуществляется лишь при наличии требования о выдаче. Кроме того, во многих договорах слово «преступник», носящее общее понятие, заменено такими конкретными процессуальными терминами, как «обвиняемый» или «осужденный», что играет немаловажную роль при составлении самого текста договора и при непосредственном исполнении требования о выдаче .

В международном уголовном праве известен другой принцип действия уголовного закона в пространстве: это — реальный принцип, согласно которому государство распространяет свой уголовный закон и на преступления, совершенные за границей и направленные против его интересов и интересов его граждан.

Таким образом, исходя из возможностей применения принципа гражданства и территориального, и реального принципов действия в пространстве национального уголовного закона, следует признать, что государствами, заинтересованными в требовании выдачи преступников, могут быть не только те, чьи территориальные законы нарушены или граждане которых за пределами этих государств совершили преступления, но и государства, интересы которых, в том числе его граждан, нарушены в результате совершения преступления за его пределами.

Следует признать правильным положение, что государства, выдавая преступников, оказывают не «самопомощь», а правовую помощь требующему выдачи преступника государству для осуществления последним своего суверенного права, т.е. права осуждения и наказания тех, кто нарушает его уголовные законы.

С более широких позиций выдачу преступников следует рассматривать как сотрудничество государств в области борьбы с преступностью.

Особенность выдачи уголовных преступников заключается именно в том, что государство, обратившееся с просьбой о правовой помощи, оставляет лишь за собой право рассмотрения уголовного дела, назначения и исполнения наказания. Выдавая преступника, государство, на территории которого скрывается преступник, оказывает требующему выдачи государству правовую помощь в реализации его законов.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что под выдачей преступников, прежде всего, понимается основанный на международных договорах и общепризнанных принципах международного права акт правовой помощи, состоящий в передаче обвиняемого или осужденного государством, на территории которого он находится, требующему его передачи государству, на территории которого требуемое лицо совершило преступление или гражданином которого оно является, или государству, потерпевшему от преступления, для привлечения его к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.

4.1. Основания для отказа в выдаче.

Институту выдачи преступников известны исключения, которые позволяют государствам отказывать в выдаче лиц даже при наличии договоров о выдаче. Как правило, эти исключения включаются в тексты самих договоров и конвенции о выдаче, а иногда и в национальное законодательство.

В международных договорах и конвенциях приводятся, в основном, следующие основания невыдачи:
— если лицо, выдача которого требуется, является гражданином стороны, к которой обращено требование;
— если преступление совершено на территории стороны, к которой обращено требование;
— если согласно законодательству одной из сторон уголовное преследование не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию;
— если совершено преступление политического характера;
— если в отношении лица, выдача которого требуется, на территории стороны, к которой обращено требование, по тому же преступлению был вынесен приговор или прекращено преследование по данному делу;
— если лицо совершило военное правонарушение (нарушение правил и порядка несения службы, военной дисциплины и т.д.);
— если требуемое лицо совершило финансовые преступления (в области налогообложения, таможенных сборов и др.);
— если за то же самое деяние возбуждено и расследуется уголовное дело в отношении требуемого лица на территории стороны, к которой обращено требование о выдаче; — если по законодательству требующей стороны в отличие от закона стороны, к которой обращено требование о выдаче, за
преследуемое деяние предусмотрена смертная казнь .

По соглашению сторон могут быть установлены и другие основания для отказа в выдаче преступника.

Хотя большинство оснований невыдачи представляются довольно убедительными, но некоторые из них являются предметом споров и в теории, и на практике. Поэтому следует рассмотреть их поподробнее.
Так, практика невыдачи собственных граждан известна институту выдачи с давних пор. Несмотря на всеобщее признание этого принципа в договорах и конвенциях о выдаче, его теоретическое обоснование представляет определенную сложность. Вследствие этого одни авторы высказывались за принцип невыдачи государствами своих граждан, другие — были против.

По мнению представителей концепции о выдаче собственных граждан, основными аргументами в защиту этой позиции являются следующие положения:
1. Государство обязано удерживать своих граждан от нарушений интересов других государств. Поэтому оно обязано наказывать за все тяжкие преступления, совершенные его гражданами за границей или же выдавать преступников;
2. Территориальный принцип действия уголовного закона должен господствовать во всех случаях совершения преступления, независимо от национальностей;
3. Естественный судья преступника есть судья той страны, где совершено преступление и нарушены законы;
4. На месте совершения преступления легче собирать доказательства, производить процессуальные действия, подсудимому легче добывать доказательства в свою защиту.

Э. Симсон, придерживаясь этой точки зрения, считал, что каждое государство имеет право наказывать только тогда, когда его интересы, защищаемые уголовным законом, нарушены. Государство, наказывая собственного гражданина, нарушившего интересы другого государства, не может гарантировать правовых интересов чужой страны. Оно должно предоставить это право другому государству. Из сосуществования государств вытекает для каждого народа обязанность заботиться о предупреждении преступлений и о наказании за преступления, совершенные за границей. Наличие прав подданного по отношению к государству и обязанности последнего по отношению к подданному делают возможной выдачу собственных граждан. Следовательно, «государство-отечество» обязано выдавать собственного гражданина, совершившего преступление за границей.

Одним из первых сторонников невыдачи собственных граждан был С. Пуфендорф. По его мнению, государство вправе наказывать только своих подданных, так как право наказания есть элемент государственной власти и поэтому государство не может наказывать лица, если оно не имеет власти над ним .

В защиту позиции невыдачи собственных граждан в ряде исследовательских работ приводятся и такие основания:
— государство ограничивается собственными интересами, для него не существует никакой обязанности заботиться о поддержании порядка чужой страны;
— каждый гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности по уголовным законам только своего государства;
— за преступления, совершенные за пределами своей территории, государство не может наказывать преступника, в том числе своих граждан, так как законы этого государства не нарушаются;
— уголовно-судебная власть распространяется только на своих граждан;
— на государстве лежит обязанность защиты и охраны собственных граждан. Выдачей своего гражданина государство лишает его гарантий, которые предоставляет ему судопроизводство своей страны, кроме того, нарушает обязанность защиты;
— за границей собственный гражданин может быть наказан необъективно, возможно пристрастие судей;
— государство в выдаче собственного гражданина видит ослабление политической независимости и своей юрисдикции.

Безусловно, правильным является мнение сторонников выдачи собственных граждан о том, что государство обязано удерживать своих граждан от нарушения интересов других государств. Это вытекает из общепризнанного принципа современного международного права — принципа уважения государственного суверенитета. Однако выведение из этого положения обязанности выдачи собственных граждан противоречит принципу уважения территориального верховенства. В пределах своей территории государство осуществляет всю полноту власти, в том числе судебной, что исключает власть других государств.

Власть государства распространяется на все, находящиеся на его территории, организации и всех лиц.

Любой иностранец подпадает под верховенство государства тотчас же по вступлении на его территорию. Исключение составляет иммунитет, представляемый дипломатическим представителям, военным и государственным морским торговым судам и т.д.

При этом, однако, следует иметь в виду, что современное международное право обязывает государства уважать установленный в странах правопорядок. И поэтому известное ограничение суверенных прав государств может быть установлено лишь международным договором. Но из этого положения не вытекает обязанность выдачи собственных граждан.

Основной довод Э. Симсона в пользу выдачи собственных граждан заключается в том, что, по его мнению, государство, наказывая своего гражданина, совершившего преступления за границей и нарушившего интересы другого государства, не может гарантировать правовых интересов чужого государства, поэтому обязано его выдать. Между тем, наказывая собственного гражданина, совершившего преступление за границей, государство не может реализовать права наказания другой власти, и из этого вовсе не вытекает обязанность выдачи.
Некоторые авторы предлагают включить в договоры о выдаче дискреционный пункт, гласящий о том, что «каждая страна сохраняет за собой право отказать или передать собственного подданного другой стране».

В договорной практике политика невыдачи собственных граждан появилась впервые в соглашениях между Францией и Нидерландами в 1736 г., где было констатировано, что, как правило, жители не должны быть оторваны от юрисдикции своих судов. С тех пор принцип невыдачи своих граждан стал применяться в договорной практике многих государств.
Основной аргумент невыдачи, собственных граждан надо искать, с одной стороны, в общепризнанном принципе уважения государственного суверенитета, с другой — во взаимной ответственности личности и государства.

В качестве основания отказа в выдаче преступников в договорах и конвенциях приводится совершение преступления на территории стороны, к которой обращено требование. Включая этот пункт, заинтересованные страны твердо закрепили территориальную юрисдикцию, руководствуясь при этом, прежде всего, общепризнанным принципом современного международного права — принципом уважения государственного суверенитета. Приведенное основание отказа в выдаче признано во многих международных конвенциях и договорах.

Таким образом, в случае совершения преступления гражданином одной страны на территории другой, где преступник был задержан, последняя имеет преимущественное право наказания виновного за нарушения его уголовных законов. Этим самым договаривающиеся стороны признают приоритет территориального действия уголовного закона перед принципом гражданства и реальным принципом.
В выдаче преступника отказывается и в тех случаях, когда по законодательству одной из сторон уголовное преследование не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию. Применительно к институту выдачи преступников этот вопрос в течение длительного времени подвергался дискуссии, которая продолжается и поныне, в то время как практически он разрешается государствами менее остро. Разногласия между учеными сводились к разрешению вопроса о том, по законодательству какой из договаривающихся сторон должны применяться истечение срока давности или другие основания для прекращения уголовного преследования.

М.Д. Шаргородский писал, что выдача обычно не имеет места, если наказуемость погашена давностью, амнистией, оправдательным приговором, помилованием выдающей и требующей выдачи страны. Вопрос о давности при этом, как правило, решается по законам того государства, где находится преступник.

Верным является высказывание некоторых авторов о том, что требующее выдачи преступника государство заинтересовано в наказании преступника, нарушившего его законы, и интересы его не могут быть удовлетворены тем, что преступник по законам государства, на территории которого он находится, освобожден от уголовного преследования ввиду истечения срока давности, хотя и по законам требующего государства этот срок не истек.

Но не менее верным следует считать и то положение, что государство на основе территориального верховенства вправе распространить свои законы на всех лиц, в том числе и на иностранцев, находящихся на его территории. Не может быть исключением в этом вопросе и действие уголовного закона, в том числе его положения об освобождении от уголовного преследования ввиду истечения срока давности.
Представляется, что этот спор может быть разрешен включением в конвенции и договоры о выдаче отдельного пункта, регулирующего отказ в выдаче при истечении срока давности уголовного преследования или наказания.

Выдача не производится, если по законодательству одной из сторон истек срок давности в отношении совершенного действия или вынесенного наказания .

Таким образом, практика при решении вопроса об определении срока давности пошла по пути закрепления в соглашениях нормы, устанавливающей равную силу национальных законодательств по этому поводу обеих сторон или отдающей предпочтение законодательству государства, к которому обращено требование.

В выдаче также может быть отказано в тех случаях, когда требуемым лицом совершено преступление политического характера. Впервые исключение политических преступников из числа субъектов выдачи появилось в практике выдачи в договоре между Францией и Бельгией в 1834 г. С тех пор это основание для отказа в выдаче стало общепризнанным.

В настоящее время принцип невыдачи за совершение преступлений политического характера содержится в большинстве конвенций и двусторонних договоров о выдаче. В международно-правовой литературе по вопросу невыдачи политических преступников высказываются различные точки зрения.

Неоднократно предпринимались попытки дать точное понятие политического преступления как отдельными учеными, так и институтом международного права. Кроме того, не менее важным являлось и является решение вопроса о выдаче или невыдаче преступников, если совершенное ими политическое преступление смешано с общеуголовным. Нет единого подхода к решению этих вопросов ни в теории, ни на практике.

Единого критерия для определения преступлений политического характера в настоящее время не существует.

В ст. 3 Европейской конвенции о выдаче преступников предусматривается, что выдача не производится, если правонарушение, в связи с которым предъявлено требование о выдаче, рассматривается запрашиваемой стороной как политическое правонарушение или как деяние, смежное с таковым. То же самое правило применяется в том случае, если запрашиваемая сторона имеет серьезное основание считать, что требование о выдаче предъявлено с целью преследования или наказания какого-либо лица по соображениям расы, религии, национальности или политических убеждений, либо когда положение данного лица не может быть усугублено одним из этих моментов. Принцип невыдачи политических преступников не распространяется на лиц, совершивших международные преступления, данные лица подлежат безусловной выдаче.

Если в выдаче было отказано, то государство, к которому обращалось требование о выдаче, должно известить об этом другую сторону с указанием причин отказа от выдачи. Это положение, как правило, включается в тексты соглашений о выдаче преступников.

Таким образом, институт выдачи преступников содержит, общеустановленное правило, исключающее выдачу некоторых категорий преступников. Договаривающиеся стороны перечень оснований для отказа в выдаче включают в конвенции и договоры по этому предмету. Этот перечень не является исчерпывающим, поэтому стороны по взаимному согласию могут указать и иные основания. Тем не менее, общепризнанные основания для отказа в выдаче, как уже было подчеркнуто, носят ограниченный характер, ибо расширение этих случаев привело бы к тому, что соглашениями о выдаче не была бы достигнута основная цель — передача преступников заинтересованному государству для осуждения за совершенное преступление или отбывания наказания.

5.Международные организации по борьбе с преступностью.

Сотрудничество государств в борьбе с различными видами преступлений, осуществляется не только на основе соглашений, но и в рамках международных организаций, органов, конференций.
В 1872 году состоялся Первый пенитенциарный конгресс, на котором была создана Международная уголовная и пенитенциарная комиссия (МУПК). Затем были проведены еще десять таких конгрессов, на которых обсуждались вопросы идентификации преступников, координации деятельности полицейских органов, подготовки уголовной статистики и т. п.

В рамках Лиги Наций была предпринята попытка унифицировать уголовное законодательство. С этой целью был проведен ряд конференций, касающихся борьбы с терроризмом. Поскольку Лига Наций занималась борьбой с незаконным оборотом наркотиков, с торговлей женщинами и детьми, с работорговлей и с распространением порнографических изданий, она учредила ряд комитетов по этим вопросам, которые контролировали выполнение соответствующих договоров, собирали информацию, обрабатывали данные о преступности и т. п.

Создание ООН положило начало новому этапу в борьбе с международной преступностью. В соответствии с Уставом ООН различные аспекты данной проблемы постоянно рассматриваются Генеральной Ассамблеей и Экономическим и Социальным Советом. В некоторых случаях к этой проблематике подключается и Совет Безопасности. В соответствии с его резолюцией 635 от 14 июня 1989 г. ИКАО подготовила Конвенцию о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, которая была подписана в 1991 году 79 государствами. Помимо ИКАО борьбой с международной преступностью занимаются и другие специализированные учреждения ООН, равно как и многие межправительственные и неправительственные организации.

Однако главная работа проходит в рамках ООН. В 1950 году решением Генеральной Ассамблеи был создан Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней, заменивший собой МУПК (первоначально назывался Специальный консультативный комитет экспертов по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями). Комитет состоял из 27 членов, действовавших в личном качестве (избирались на сессиях ЭКОСОС сроком на 4 года).

Комитет оказывал помощь ЭКОСОС в координации деятельности органов ООН по вопросам борьбы с преступностью, подготавливал программы сотрудничества в данной области, содействовал обмену опытом между государствами и т. п.

Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1991 г. Комитет прекратил свое существование, и вместо него была создана Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию в качестве новой функциональной комиссии ЭКОСОС. Это было сделано в соответствии с рекомендациями, содержащимися в Декларации принципов и программе действий Программы ООН по предупреждению преступности (приняты на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН). Комиссия состоит из представителей 40 государств-членов, избираемых ЭКОСОС на 3 года.
Комиссия предназначена стать центральным звеном системы органов ООН, занимающихся вопросами сотрудничества по борьбе с преступностью. Среди ее функций — разработка руководящих принципов ООН в данной сфере, контроль и обзор хода осуществления программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, содействие и помощь в координировании мероприятий региональных и межрегиональных институтов. На первой сессии (Вена, апрель 1992 г.) Комиссия определила приоритетные направления своей деятельности. Среди них — организованная и экономическая преступность, включая отмывание денег, защиту окружающей среды уголовно-правовыми средствами и др.

В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН, принятым в 1950 году, каждые пять лет проводятся Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Конгрессы представляют собой универсальный форум, на котором подводятся итоги сотрудничества в данной области за истекшие пять лет и принимаются решения относительно конкретных действий и основных направлений.

С 1955 года было проведено 8 таких конгрессов. Восьмой состоялся в Гаване с 27 августа по 7 сентября 1990 г. Его созыву предшествовали 5 региональных подготовительных совещаний (в Бангкоке, Хельсинки, Сан-Хосе, Каире и Аддис-Абебе). Кроме того, в Вене было проведено 5 межрегиональных совещаний по подготовке Конгресса. В его работе приняли участие представители 127 государств.
Конгресс принял свыше 50 документов по следующим пяти темам его повестки дня: предупреждение преступности и уголовное правосудие в контексте развития; политика в области уголовного правосудия в связи с проблемами, касающимися тюремного заключения, других уголовно-правовых санкций и альтернативных мер; национальные и международные действия по борьбе с организованной преступностью и террористической деятельностью; предупреждение преступности несовершеннолетних, правосудие в отношении таких лиц; нормотворчество и руководящие принципы ООН в области предупреждения преступности, а также уголовного правосудия.

Значительное место в работе Конгресса заняло обсуждение таких вопросов, как борьба с организованной преступностью, отмена смертной казни, основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, коррупция в сфере государственного управления, преступления, связанные с применением компьютеров, и т. п.
Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 1 декабря 1950 г. создан также институт национальных корреспондентов. Государствам было предложено назначить по одному или по несколько представителей, имеющих квалификацию или опыт профессионалов, либо научных экспертов в области предупреждения преступности и обращения с преступниками для работы в качестве индивидуальных корреспондентов при Социальном департаменте ООН. Замысел заключался в том, чтобы привлекать этих экспертов к подготовке Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, а также к участию в совещаниях экспертов консультативных групп по борьбе с преступностью.

В последнее время в связи с проводимым Секретариатом ООН обновлением списка национальных корреспондентов были уточнены их функции. Среди них: информирование Секретариата ООН о событиях в их странах, касающихся предупреждения преступности и борьбы с ней, путем представления документации, в частности текстов законодательных актов, статистических данных, научных докладов и исследований; оказание Секретариату содействия в сборе такой информации, которая может потребоваться для исследований; содействие распространению информации ООН в данной области, которая может представить интерес для государств-членов и может быть использована ими.

В деятельности ООН в данной области значительная роль отведена созданному в рамках Секретариата ООН Центру по социальному развитию и гуманитарным вопросам, при нем существует Отдел по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Благодаря его деятельности Центр является по существу головным подразделением системы ООН, обладающим профессиональным и техническим опытом в вопросах предупреждения преступности, уголовного правосудия, а также в области криминологии. Одновременно Отдел по предупреждению преступности выполняет функции секретариата конгрессов и Комиссии по предупреждению преступности.

Широкую известность получили и многие другие органы, деятельность которых не связана непосредственно с ООН. Среди них — Международная организация уголовной полиции (Интерпол).
Международная организация уголовной полиции была создана в 1919 г., но в современном виде действует с 1956 г., когда был принят новый Устав Международной организации уголовной полиции .
Целями Интерпола объявлены:
— Обеспечение широкого взаимодействия всех национальных органов уголовной полиции;
— Развитие учреждений по предупреждению преступности и борьбе с ней;
Интерполу не разрешается осуществлять какую-либо деятельность политического, военного, религиозного или расового характера.

Интерпол имеет следующую организационную структуру.
Генеральная ассамблея состоит из делегатов, назначаемых государствами — членами. Ассамблея определяет задачи и принципы деятельности Интерпола, избирает должностных лиц Интерпола, дает рекомендации членам Организации. Ассамблея проводит свои сессии ежегодно.

Исполнительный комитет состоит из Президента Интерпола, трех Вице-президентов и девяти делегатов, избираемых Генеральной Ассамблеей (Президент на четыре года, остальные лица — на три). Исполком готовит заседания Генеральной Ассамблеи, контролирует исполнение ее решений, выполняет иные функции. Исполком собирается на заседания не реже одного раза в год.
Постоянно действующим органом Интерпола является Генеральный секретариат, состоящий из Генерального секретаря (избирается Генеральной Ассамблеей на пять лет) и технического и административного персонала (назначается Генеральным секретарем).

Для обеспечения сотрудничества с Интерполом каждое государство — участник определяет орган (Национальное центральное бюро НЦБ), осуществляющий непосредственное взаимодействие с Организацией.

Советники осуществляют научное консультирование Интерпола и назначаются Исполкомом на три года.
Местопребывание штаб-квартиры Интерпола — г. Лион (Франция).
Основные направления деятельности Интерпола следующие.
1. Уголовная регистрация. Объект регистрации — сведения о «международных» преступниках и преступлениях, носящих международный характер.
2. Международный розыск. (Основной вид розыска по каналам Интерпола — это розыск преступников).

3. Розыск подозреваемых для наблюдения за ними и контроля за их перемещениями.
4. Розыск лиц, пропавших без вести.
5. Розыск похищенных предметов (транспортных средств, произведений искусства, оружия и др.).

В системе Интерпола также осуществляется сбор и обобщение статистических данных о преступности в странах — участницах. При этом особое внимание уделяется информации о преступности, носящей международный характер, и «международных преступниках».

В центральных органах Интерпола и НЦБ Интерпола в странах-участницах ведется большая научно-исследовательская работа, идет сбор и обработка информации в областях криминалистики, криминологии, уголовного права и прочих, распространяется печатная информация (Информационный Вестник НЦБ Интерпола в РФ).
РФ является членом Интерпола с сентября 1990 года в порядке правопреемства. В МВД РФ создано НЦБ Интерпола в РФ, принято Положение о НЦБ Интерпола.
НЦБ Интерпола в РФ — это подразделение криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД РФ, имеющее статус главного управления. Создание, реорганизация и ликвидация территориальных подразделений (филиалов) НЦБ осуществляются Министром внутренних дел РФ.

В задачи Интерпола в РФ входят:
Обеспечение эффективного международного взаимодействия информацией об уголовных преступлениях;
Оказание содействия в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ;
Наблюдение за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью, участниками которых является РФ.
Деятельность НЦБ Интерпола осуществляется на основе взаимодействия с правоохранительными и иными государственными организациями РФ, а также международными правоохранительными органами иностранных государств — членов Интерпола.

НЦБ Интерпола осуществляет свою деятельность исключительно в сфере борьбы с уголовными преступлениями, не затрагивая преступлений, носящих политический, военный, религиозный или расовый характер.
НЦБ Интерпола осуществляет следующие функции:
Принимает, обрабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и НЦБ других государств запросы, следственные поручения и сообщения государственных органов РФ для осуществления розыска, ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, похищенных предметов и документов, проведения иных оперативно-розыскных мероприятий по делам, находящимся в производстве упомянутых органов;
Принимает меры по исполнению международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами государств-членов Интерпола запросов из РФ;
Определяет, подлежат ли согласно Устава Интерпола и обязательных решений Генеральной Ассамблеи Интерпола, федеральных законов и международных договоров РФ исполнению на территории РФ запросы, поступившие из НЦБ Интерпола иностранных государств, и направляет их в соответствующие органы РФ;
Иные функции, предусмотренные Положением о НЦБ.
Система международных органов по борьбе с преступностью является важным дополнением к обязательствам, взятым на себя государствами имеющим целью исключить преступность из жизни мирового сообщества.

Список использованных источников

Нормативные акты
1. Док. ООН А/49/10. С. 22-117
2. Док. ООН А/49/10. С. 121 — 147
3. Европейская конвенция о выдаче. Заключена в г. Париже 13.12.1957. Собрание законодательства РФ. 5 июня 2000 г. N 23. Ст. 2348.
4. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившая в силу 10 декабря 1994 г. Раздел IV // СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.
5. Положение о НЦБ Интерпола в России 1996 г. // СЗ РФ 1996. № 43.
6. Устав Международной организации уголовной полиции 1956 г. // Информационный вестник НЦБ Интерпола в РФ. 1992 г. № 1.
Revue Generate de Droit International Public. P., 1993. N. 93. № 2. P. 550-556

Основная литература

1. Барчет В., Робек Д. Солдаты на продажу. М., 1980. Полто-рак А. Наемничество под судом // Междунар. жизнь. 1976. № 3; Блищенко И., Жданов Н. Наемничество — международное преступление // Советский ежегодник международного права. 1979. М., 1980.
2. Блищенко И.П., Солнцева М.М. Мировая политика и международное право. М., 1991.
3. Блищенко И.П. Прецеденты в международном праве. М., 1977.
4. Бирюков, П.Н. Международное право: учеб. Пособие / П.Н. Бирюков. — М.: Юристъ, 2000. — 416 с.
5. Валеев Р.М. Выдача преступников в современном международном праве. Казань, 1976.
6. Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Свердловск, 1980.
7. Карпец И.И. Указ. соч. С. 27; Ромашкин П. С. К вопросу о понятии и источниках международного уголовного права //Сов. государство и право. 1976.
8. Карпец И.И. Указ. соч. С. 30.
9. Международное уголовное право. Учебн. пособие / Под общей ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Наука, 1999. — 264 с.4
10. Работа Комиссии международного права. Нью-Йорк, 1982. С. 111 — 112.
11. Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М, 1983. С. 63.
12. Талалаев А.И. Право международных договоров. М., 1980
13. Тункин Г.И. Право и сила в международной системе. М , 1983. С. 79.
14. Фельдман Д.И., Яновский М.В. Генеральная Ассамблея ООН и вопросы развития международного права. Казань, 1968.
15. Bassiouni M. Ch. Characteristics of International Criminal Law Conventions //International Criminal Law. N.Y., 1986. Vol. IP 1; Schwarzenberger G. The Problem of an International Criminal Law//Current Legal Problems L , 1950 Vol. 3. P. 262; Derby D.H.A. Framework of International Criminal Law// International Criminal Law. N.Y., 1986. Vol. 1. P. 34-35, 56-58; MuellerG.O.W., Besharov D.J. Evolution and Enforcement of International Criminal Law// International Criminal Law. NY., 1986. Vol. 1. P. 59-64; Dinstein У International Criminal Law //Israel Law Review. Jerusalem, 1985. Vol. 20. № 2-3. P. 206-242.