Курсовые по Уголовному праву

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

ГЛАВА I. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

1.     Особенности объекта и предмета преступления

2.     Особенности объективной стороны

ГЛАВА II. ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

2.1. Субъект преступления

2.2. Особенности субъективной стороны

ГЛАВА III. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ И ОСОБО КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

3.1. Квалифицирующие признаки состава преступления ст. 264 УК РФ

2.     Особо квалифицирующие признаки состава преступления ст. 264 УК РФ

ГЛАВА IV. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ОТГРАНИЧЕНИЕМ СОСТАВА СТ. 264 УК РФ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

4.1. Отграничение состава ст. 264 УК РФ от составов преступлений, предусмотренных ст. 125 УК РФ

4.2. Отграничение состава ст. 264 УК РФ от составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 263, 268, 350 УК РФ

Заключение

Список использованных источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

Об актуальности данной темы свидетельствует обстановка в сфере обеспечения безопасности дорожного движения у нас в стране и во всем мире. Увеличение миграции населения, рост количества транспортных средств, возрастание числа перевозок пассажиров и грузов привели к тому, что в настоящее время состояние дорожно-транспортной безопасности не отвечает потребностям общества в обеспечении эффективности использования транспортных средств. Автомобилизация, несмотря на то, что принесла очевидные экономические блага, стала поистине общечеловеческой проблемой. В настоящее время среди проблем техногенного характера проблема адекватного поведения человека в условиях усложняющегося дорожного движения выходит на первое место. Поэтому вопрос об уголовно-правовой защите безопасности движения и его участников все более остро встает перед законодателями и право применителями всех стран. Причин, вызывающих совершение автотранспортных преступлений, немало. Но в большинстве случаев они становятся результатом нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств водителями.

Значимость проблемы определили выбор темы исследования.

Объектом исследования данной дипломной работы является характеристика правоотношений, возникающих при совершении автотранспортных преступлений, а также их последствий.

Предметом исследования являются автотранспортные преступления, их отдельные элементы и признаки.

Цель нашего исследования заключается в комплексном уголовно-правовом анализе нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Для достижения названной цели исследования нами были установлены следующие задачи:

1.     раскрыть содержание объективных признаков состава рассматриваемого преступления;

2.     раскрыть содержание субъективных признаков состава данного преступления;

3.     раскрыть юридическую характеристику автотранспортных преступлений, совершенных в условиях провоцирующих ситуаций, обозначив особенности, выделяющие их из всей массы преступлений данной категории;

4.     изучить материалы уголовных дел по ст. 264 УК РФ, которые были рассмотрены в Федеральном районном суде общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области.

Проблемы борьбы с автотранспортными преступлениями рассматривали многие правоведы, например, Коробеев А.И., Макаренко Л.А., Иванова В.В., Петухов Б.В., Куринов Б.А., Грибков А.В., Калмыков В.Т. и Бобровник М.М.. В этих работах исследован большой теоретический и практический материал по проблемам безопасного функционирования транспорта.

Одни, такие как Коробеев А.И., Петухов Б.В., Карлов А.А., посвятили свои исследования изучению специфики автотранспортных преступлений, а также практике борьбы с ними с целью выявления их характерных особенностей и определения путей их устранения, определению конкретных мер профилактического характера для их предупреждения, оценке современного законодательства об ответственности за транспортные преступления и предложения по его совершенствованию.

Среди других, следует отметить Куринова Б.А., который посвятил свою работу анализу квалификации транспортных преступлений, и Грибкова А.В., раскрывшему юридическую характеристику автотранспортных преступлений, совершенных в условиях провоцирующих ситуаций.

Для сбора фактической информации использовались методы анализа документов следственной и судебной практики и метод обобщения материалов практики. Для этого были изучены 13 уголовных дел из архива Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области.

При написании дипломной работы использовались также сравнительный метод и метод анализа научной литературы, затрагивающей аспекты темы работы, анализировались также и подзаконные акты. Нами приведены также последние статистические данные, которые позволяют определить тенденции и направления правоприменительной практики по вопросам темы.

ГЛАВА I. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

1.1 Особенности объекта и предмета преступления

Отношения, защищаемые нормами, предусмотренными главой 27 УК РФ, весьма многообразны, что обуславливается особенностями того или иного вида транспорта (железнодорожный, водный, воздушный, автомобильный), средств сообщения (пути, транспортные средства, связь, сигнализация и т.п.). Вместе с тем все они едины в том, что, замыкаясь в сфере функционирования транспорта, несут с собой состояние безопасности (защищенности) от угрозы причинения ущерба объектам безопасности.

Таким образом, понятие преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта иных средств можно определить как предусмотренное уголовным законом виновно совершаемое общественно опасное деяние, нарушающее ограниченные сферой функционирования транспорта общественные отношения, обеспечивающие состояние безопасности (защищенности) от причинения ущерба жизни и здоровью личности.

Как, известно, объектом преступления признаются защищаемые общественные отношения, на которые посягает преступное деяние и которым оно может причинить ущерб или создает опасность его причинения.

Общим объектом нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств является общественная безопасность и общественный порядок.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных данной главой, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность движения и эксплуатации транспорта. Непосредственным объектом данного преступления является безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Согласно Федеральному закону «О безопасности дорожного движения» от 15 ноября 1995г. безопасность дорожного движения — это состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий. Общественная безопасность в качестве объекта рассматриваемого преступления означает совокупность отношений, обеспечивающих охрану жизни и здоровья людей, материальных ценностей, окружающей природной среды, интересов безаварийной работы в целом. Последствиями этого преступления зачастую бывают крушения, катастрофы, аварии, в результате чего фактически причиняется вред жизни и здоровью людей, имуществу, либо создается реальная угроза его причинения. Нередко данное преступление влечет срыв графика движения транспортных средств, задержку перевозки грузов и пассажиров, дезорганизацию работы транспортных предприятий на более или менее продолжительный срок. Кроме того, в современных условиях, когда транспортный поток с каждым днем все увеличивается, а пропускная способность дорог остается на прежнем уровне, совершение дорожно-транспортного происшествия образует огромнейшие «пробки». В результате огромное количество людей, казалось бы, на первый взгляд ни коим образом не связанных с происшествием являются косвенными «потерпевшими», так как «простой» на дороге самым прямым образом отражается на нормальной работе людей и организаций. Причиняются убытки, которые порою даже трудно оценить. Ярким примером нарушения таких отношений в нашем городе является нарушение безопасности на мосту, в центре г. Искитима, где совершение любого даже незначительного происшествия, на несколько часов парализует нормальное движение. Все это отрицательно сказывается на деятельности буквально всех организаций, учреждений и служб города.

Общественная опасность рассматриваемого преступления состоит, с одной стороны, в том, что им создается опасность причинения вреда жизни и здоровью многих людей, с другой – причиняется или может быть причинен значительный материальный ущерб и наряду с этим нарушается безопасное функционирование самого транспорта.

Особенностью, рассматриваемого правонарушения является то, что вред личности причиняется в основном при нарушении правил использования источников повышенной опасности и потерпевшие, как правило, случайные лица. В настоящее время в число таких лиц может попасть любой человек без исключения, поскольку представить нашу жизнь в современном мире без транспортных средств, на наш взгляд, не сможет ни один человек, независимо от возраста, пола, профессии или социального положения. Многие авторы, в частности Коробеев А.И.,1 давая анализ общественной опасности данного правонарушения указывают, что оно создает угрозу неопределенному кругу лиц. Позволим себе не согласиться с этим утверждением, так как угроза создается не неопределенному кругу лиц, а всем без исключения лицам. Мы все входим в эту группу риска, поскольку наша деятельность так или иначе связана с транспортом, и потому Правила дорожного движения, на наш взгляд, должны знать не только водители транспортных средств, как у нас принято, а все граждане, так как мы все являемся участниками дорожного движения, и от нас зависит, будет ли совершено преступление данной категории или административное правонарушение. Очень часто нарушение правил безопасности, которое выражается в соблюдении Правил дорожного движения, в культуре и в уважении участников движения друг к другу ведет к трагедии. Хочется отметить и еще одну очень важную особенность последствий нарушения безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, о которой мало кто задумывается — это наказание. Наказание за нарушение безопасности, какое бы оно ни было, несут все участники события, является ли лицо потерпевшим или обвиняемым. Только наказание это будет разным, для кого-то это наказание выражается в привлечении к уголовной ответственности, а для кого-то это получение инвалидности, утрата здоровья, а зачастую и наступление смерти.

Таким образом, в качестве дополнительного объекта нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств рассматриваются жизнь и здоровье потерпевших.

Статья 264 УК РФ призвана обеспечить безопасность человека, вовлеченного в сферу использования транспортных средств, то есть вождению и эксплуатации транспортных средств. Статья 264 УК РФ ограничивает понятие эксплуатации двумя условиями. Первое – эксплуатация должна осуществляться в процессе управления транспортным средством. В этой связи она включает технический осмотр транспортного средства, устранение неисправностей, соблюдение правил перевозки грузов, стоянки и так далее. Второе условие относится к содержанию и эксплуатации, в этом смысле эксплуатация должна быть связана с обеспечением безопасности движения. Например, требования перевозки соответствующего груза, выхода в рейс с путевым листом, имея при себе водительское удостоверение и так далее. Это все правила эксплуатации, но они не связаны с обеспечением безопасности движения и поэтому их нарушение не является преступлением. Другие же требования эксплуатации, например, в отношении количества и габаритов перевозимого груза связаны с безопасностью движения, то есть в этой части порядок эксплуатации является объектом посягательства.

Порядок эксплуатации регламентируется как Правилами дорожного движения, так и другими нормативными документами, устанавливающими, например, требования к техническому обслуживанию и осмотру транспортных средств, транспортировке отдельных грузов, допуску водителей к управлению транспортом, хранению и сбережению транспортных средств и так далее.

Предметом данного преступления будут являться автомобиль, трамвай или другое механическое средство. Такие понятия, как автомобиль и трамвай нам понятны и не вызывают у нас вопросов, но что значит другое механическое средство. В примечании статьи частично раскрывается, что входит в понятие «другое механическое средство», это троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства. В соответствии с Правилами дорожного движения под «механическим транспортным средством» понимается транспортное средство, кроме мопеда, приводимое в движение двигателем. Термин распространяется также на любые тракторы и самоходные машины. Как следует из определения данного в Правилах дорожного движения, главной отличительной чертой мопеда является его относительно небольшие максимальная скорость и рабочий объем двигателя, то есть мопед приравнен к велосипеду, а водители мопедов несут ответственность наравне с водителями велосипедов. Самоходные машины — это специальные механизмы, выполняющие не только транспортные, но иные функции. Это машины сельскохозяйственные, дорожные, погрузочные и другие. Механическим транспортным средством, в смысле ст.264 УК, всегда присущ признак самоходности, т.е. они должны быть оборудованы автономным двигателем. Необорудованные автономным двигателем транспортные средства механическим транспортным средством не являются. Причинение вреда личности не при дорожном движении, а при осуществлении на самоходных машинах производственных процессов не подпадает под признаки рассматриваемого состава и должно квалифицироваться в зависимости от конкретных обстоятельств дела, как преступление против личности или как преступное нарушение правил по технике безопасности.

Точное определение транспортных средств, о которых идет, речь является очень важным. Эта проблема не так проста, как может показаться на первый взгляд. Сложность ее обусловлена, во-первых, многообразием различных видов транспортных средств, используемых человеком в его практической деятельности; во-вторых, не разработанностью единого понятия «транспортное средство» в технической и юридической литературе; в-третьих, конструктивными особенностями административно-правовых и уголовно-правовых норм, содержащих различные критерии оценки транспортных средств в качестве признаков соответствующих составов правонарушений; в – четвертых, установлением ответственности за нарушение правил безопасности в отношении не только механических, но в ряде случаев немеханических транспортных средств.

1.2 Особенности объективной стороны

Объективная сторона преступления – это совокупность признаков, характеризующих преступление в его внешнем проявлении. В материальных составах она включает в себя: общественно опасное деяние (действие или бездействие), преступные последствия и причинную связь между деянием и последствием.

Анализируемое преступление относится к материальным составам. Поэтому с объективной стороны дорожно-транспортное преступление, предусмотренное ст.264 УК РФ, характеризуется следующими признаками:

1.     нарушением водителем правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств,

2.     наступлением в результате этих нарушений преступных последствий, предусмотренных диспозицией закона – в наступлении тяжкого вреда здоровью человека, гибели людей.

3.     причинной связью между допущенным нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств и наступившими вредными последствиями.

В зависимости от наступивших последствий выделяют основной (ч.1), квалифицированный и особо квалифицированный составы (ч.2 и ч.3 ст.264 УК РФ). В качестве квалифицирующего признака указано последствие в виде смерти одного человека, а особо квалифицирующего – двух и более лиц.

Если в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства наступили последствия, предусмотренные разными частями ст. 264 УК, то вменяются в вину все последствия, а действия квалифицируются по той части, которая предусматривает более тяжкие последствия.

По совокупности преступлений деяния с указанными различными последствиями должны квалифицироваться в тех случаях, когда они совершены в разное время и наступившие последствия явились результатом нескольких взаимно несвязанных нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, является материальным составом преступления, объективная сторона которого включает в себя действие или бездействие лица, управляющего транспортным средством, которое и противоречит Правилам дорожного движения, наступление общественно опасных последствий, предусмотренных нормой уголовного закона, причинную связь деяния и общественно опасных последствий.

Итак, рассмотрим более подробно каждый из перечисленных выше признаков объективной стороны данного преступления.

Начнем с характеристики нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств. Дадим определение «дорожному движению» Дорожное движение – совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог.2

Дорожное движение регламентировано специальным нормативным актом – Правилами дорожного движения Российской Федерации, введенными в действие 1 июля 1994г., а эксплуатация транспортных средств – Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения от 23 октября 1993г. Кроме того, существуют правила (инструкции, наставления, указания) технической эксплуатации для отдельных видов транспортных средств, учитывающие их специфику, правила перевозки пассажиров и грузов на некоторых видах и типах транспортных средств и т.д.

Правила устанавливают определенный порядок дорожного движения. Иначе говоря, определяют сферу правового регулирования. Эта сфера охватывает общественные отношения, связанные только с дорожным движением, и не распространяется на другие виды движения (например, водное). Под дорожным движением понимается «сложная социально-техническая система, включающая в себя пешеходов, водителей, пассажиров и различные транспортные средства, движение которых подчиняется определенным правилам».3 Следовательно, речь идет о движении, которое осуществляется не только по дорогам, но и в иных местах: во дворе, на закрытых производственных территориях, в поле, на строительных площадках, железнодорожных переездах и т.п.

Таким образом, уголовная ответственность по ст.264 УК РФ наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств. Им может быть, например, площадь, шоссе, улица, железнодорожный переезд, заводской двор, погрузочная площадка.

Использование транспортного средства включает его вождение и эксплуатацию.

Дадим определения «вождению» и «эксплуатации» транспортных средств.

Под вождением понимается управление транспортным средством в процессе его движения. Движение начинается строгания машины с места, заканчивается остановкой ее ходовой части. Нарушения правил вождения транспортного средства выражаются, например, в превышении установленной скорости движения, неправильном обгоне, несоблюдении правил проезда перекрестков и т.д.

Реже на практике встречаются нарушения правил эксплуатации транспортных средств, которые также являются причиной дорожно-транспортных происшествий.

Эксплуатация – это комплекс организационных и технических мероприятий по безопасному использованию транспорта в соответствии с его предназначением и техническими возможностями.

В Правилах дорожного движения указан «Перечень неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств».

Игнорирование указанных запретов, образует нарушение правил эксплуатации транспортного средства. Последнее может проявляться и в несоблюдении правил перевозки пассажиров или перевозки груза, правил технической эксплуатации и содержания подвижного состава автомобильного транспорта и др.

При определении объективной стороны автотранспортного преступления необходимо сопоставить, в какой степени противоречило поведение участников дорожного преступления нормам дорожного поведения для данной категории лиц в рассматриваемой ситуации.

Согласимся с мнением Ивановой В.В., которая утверждает, что «поведение человека в конкретной дорожной ситуации всегда должно быть разумным, осмысленным, а не механическим выполнением предписаний. К тому же в нормативных актах, какими бы полными они не были, не могут быть исчерпывающе отражены все без исключения, фактически существующие правила должного поведения людей при движении и эксплуатации транспортных средств».4

Нарушение правил безопасности движения и правил эксплуатации транспорта нельзя противопоставлять и друг другу, разделять на две части.

Приведем пример нарушения водителем одновременно и правил эксплуатации транспорта, и правил дорожного движения, вследствие чего произошло столкновение с другим автомобилем.

31.08.2008г. около 10-ти часов 00 мин. водитель Козлов Н.Н. управлял автомобилем ВАЗ-2105 в условиях светлого времени суток, ясной погоды, сухого асфальтного покрытия, видимости, ограниченной подъемом. Не проверив перед выездом техническое состояние транспортного средства, а, также, не выбрав безопасный скоростной режим, двигался по автодороге Новосибирск-Ташанта в сторону Ташанты, в районе 63-го км. В результате разрушения правой нижней шаровой опоры, которое согласно автотехнической экспертизы возможно было обнаружить визуальным осмотром автомобиля, водитель Козлов Н.Н. не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения, где произвел столкновение с движущимся в сторону г. Новосибирска автомобилем ВАЗ-21061. В результате данного столкновения водитель автомобиля ВАЗ-21061 Соловьев А.В. получил телесные повреждения, которые, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, причинили вред здоровью по признаку длительного расстройства его сроком свыше трех недель. Кроме того, пострадал пассажир автомобиля ВАЗ-2105 Козлова Ю.Н. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, женщина получила телесные повреждения, которые составляют единую травму, причинившую вред здоровью. А пассажир автомобиля ВАЗ-21061 Соловьева Л.А. получила телесные повреждения, причинившие тяжкий вред ее здоровью 5

Из приведенного примера видно, что водителем Козловым Н.Н. при управлении а/м ВАЗ-2105 были нарушены следующие пункты Правил дорожного движения: п. 1.4 (на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств),

п. 2.3.1(перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства),

п. 9.1(стороной, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева),

п. 10.1(водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства, дорожные и метеорологические условия).

Кроме указанных пунктов Правил дорожного движения водитель Козлов Н.Н. нарушил также п.2.2. Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств: имеются не предусмотренные конструкцией перемещения деталей и узлов; резьбовые соединения не затянуты или не зафиксированы установленным способом; неработоспособно устройство фиксации положения рулевой колонки.

Данные нарушения правил повлекли причинение вреда здоровью Соловьева А.В., Козловой Ю.Н. Таким образом, преступление, совершенное Козловым Н.Н, квалифицировано Федеральным районным судом общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области по ст.264 ч.1 УК РФ по признакам: нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Как Правила дорожного движения, так и Правила технической эксплуатации призваны обеспечить безопасность движения. Нарушение тех или других правил является элементом объективной стороны преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ. Общественная опасность этих нарушений определяется не тем, какие именно правила нарушены, а характером вредных последствий, вызванных нарушением этих правил. Кроме того, Правила дорожного движения и Правила эксплуатации транспорта взаимосвязаны и дополняют друг друга. Это подтверждается и тем, что ряд норм Правил эксплуатации транспорта помещен в некоторых разделах Правил дорожного движения. Они предусмотрены одним и тем же нормативным актом и неотделимы друг от друга.

Обратимся к статистическим данным по различным видам дорожно-транспортных происшествий, которые были совершены в 2008 году на территории Искитимского района Новосибирской области:

— столкновения – 45

·         опрокидывания – 28

·         наезд на стоящее транспортное средство – 1

·         наезд на препятствие – 19

·         наезд на пешехода – 37

·         падение пассажира – 0

Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств может быть допущено как путем действия, так и путем бездействия. Такое положение обусловлено тем, что Правила дорожного движения, содержат нормы как запрещающие, так и обязывающие.

Согласно данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области наиболее распространенными нарушениями правил, влекущими уголовную ответственность, в 2008 на территории Искитимского района Новосибирской области являлись:

·         выезд на полосу встречного движения – 17,

·         управление в нетрезвом состоянии – 20,

·         превышение скорости – 27,

— управление транспортным средством без водительского удостоверения – 30,

·         несоблюдение очереди проезда – 15,

·         несоблюдение дистанции – 5,

·         нарушение перевозки людей – 0,

·         иные нарушения – 23.

При рассмотрении преступлений, предусмотренных ст.264 УК РФ, нам хотелось бы отметить вид дорожно-транспортных происшествий, при совершении которого допускается грубое нарушение требований Правил дорожного движения. Речь идет о нарушении требований пункта 2.7 Правил дорожного движения, а именно «Водителю запрещается: управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения». В настоящее время, данное нарушение стало обыденным и уже никого не удивляет и не вызывает, как это следовало бы, отрицательной реакции и осуждения со стороны общественности. А проблема, мы считаем, становится актуальной, так как по данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области за 2008 год, как уже было отмечено выше, 20 % дорожно-транспортных происшествий совершается по вине водителей находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, представляет повышенную общественную опасность. Тяжесть последствий дорожно-транспортных происшествий, совершенных пьяными водителями, как правило, значительно выше. Трудно представить более грубое и опасное нарушение Правил дорожного движения, чем управление транспортом в состоянии опьянения.

Известно, как много значит для водителя хладнокровие, правильный учет дорожной обстановки, быстрота реакции. Имеют значение даже десятые доли секунды. Именно их иногда и не хватает, и причина тому – алкоголь.

Общеизвестно, что опьянение нарушает нормальную деятельность клеток головного мозга. У водителя наступает расстройство координации движений; снижается внимание и чувство самоконтроля; уменьшается собранность, осторожность, рассудочность действий; понижается способность правильно ориентироваться в окружающей дорожной обстановке. Пьяный водитель не так быстро, как это требуется, реагирует на возникшую опасность, звуковые и световые сигналы; неточно совершает необходимые маневры; часто превышает скорость движения, нарушает правила обгона, не соблюдает дистанцию безопасности движения. Водитель, находящийся в алкогольном опьянении даже на пустынной ночной дороге теряет ориентацию и, как правило, совершает наезды на неподвижные объекты, чаще всего на пути таких «горе-водителей» встречаются световые опоры. Последствия при таких дорожно-транспортных происшествиях самые тяжкие. Особую опасность такие водители представляют для окружающих. Ведь нередки случаи, когда пьяные водители выезжают за пределы дороги: на тротуары, остановки общественного транспорта, где в это время находится большое количество людей. Требования п.2.7 Правил дорожного движения продолжают нарушаться и приводят к самым трагическим последствиям. При таких обстоятельствах как-то странным выглядят разговоры о допустимой дозе алкоголя, при которой можно управлять автомобилем. Данный вопрос поднимался и в Государственной Думе РФ. Но на наш взгляд, разрешение управлять автомобилем даже при какой-то минимальной, допустимой дозе алкоголя в нашей стране категорически нельзя допускать. Ведь даже при полном запрете управления автомобилем независимо от минимальных доз, наши граждане с легкостью нарушают требования закона и управляют автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что же будет, когда категоричный запрет будет снят. Мы уверены, что обстановка на дорогах никак не улучшится, а станет более трагической и только самое жесткое отношение к таким водителям-нарушителям может каким-то образом изменить положение.

Преступление может быть совершено как действием, так и бездействием. Нарушение Правил дорожного движения может выражаться в превышении скорости, неподчинении сигналам светофора и жестам регулировщика, несоблюдением очередности проезда перекрестков, неправильном обгоне, игнорирование дорожных знаков и так далее. К наиболее распространенным видам нарушения правил эксплуатации относятся: эксплуатация транспортного средства с неисправными тормозной и рулевой системами, а также неисправными световыми приборами. В последнее время очень часто стали встречаться нарушения при перевозке людей и грузов.

Порядок учета и регистрации дорожно-транспортных происшествий определяется Правилами учета дорожно-транспортных происшествий от 24 апреля 1984г. Правилами предусмотрено, что к числу погибших относятся люди, не только умершие на месте происшествия, но и скончавшиеся от полученных травм в течение 7 суток с момента дорожно-транспортного происшествия. К раненым относят каждого пострадавшего в происшествии, который был госпитализирован или которому назначено амбулаторное лечение.

В государственную статистическую отчетность, осуществляемую МВД Российской Федерации, включаются все дорожно-транспортные происшествия, при которых были зарегистрированы погибшие или раненые люди. Остальные регистрируются и анализируются на региональном уровне, а также отдельными министерствами и ведомствами – владельцами транспортных средств.

Признавая лицо виновным в нарушении правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства, суды обязаны указывать в приговорах, какие именно правила им нарушены и в чем конкретно выразилось это нарушение.

По мнению Грибкова А.В., характерной особенностью рассматриваемого преступления является «утрата контроля за транспортным средством, наличие так называемого периода его неуправляемости».6

Действительно, иногда в силу объективных неблагоприятных условий, дефицита времени, отсутствия должного мастерства или по другим причинам водитель не может контролировать либо прервать развитие событий, предотвратить наступление вредных последствий, но это не дает оснований для подобного вывода. Нет, например, периода неуправляемости в ситуации, когда нарушены правила перевозки пассажиров и т.д. Или в ситуации, когда водитель, не убедившись в безопасности, начинает движение задним ходом и совершает наезд на потерпевшего.

Приведем характерный пример. Водитель Юсупов С.Г., управляя автомобилем «ВАЗ 2121» в условиях светлого времени суток, ясной погоды, неограниченной видимости, сухого асфальтного покрытия при ширине проезжей части 5,5 м и

горизонтального участка дороги, стал осуществлять движение задним ходом возле дома номер 15 по ул. Комсомольская г. Искитиме. Не убедившись в безопасности своего маневра, водитель совершил наезд вышеуказанным автомобилем на пешехода Зверькову Н.П., которая пересекала проезжую часть позади автомобиля. В результате Зверьковой Н.П. были причинены телесные повреждения, которые составляют единую травму, повлекшее за собой длительное расстройство здоровья сроком свыше восьми недель, причинившие тяжкий вред здоровью.7

Таким образом, причиной дорожно-транспортного происшествия явилось грубое нарушение водителем Краплиным С.Г. Правил дорожного движения: п.8.12 – движение транспортных средств задним ходом совершается при условии, что этот маневр будет безопасен и не создаст помех другим участникам движения.

Особый интерес представляют статистические данные за 2008 год по Искитимскому району Новосибирской области о совершении дорожно-транспортных происшествий в зависимости от дней недели и часов суток.

По данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области в 2008г течение недели наибольшее количество дорожно-транспортных происшествий приходилось: на субботу и понедельник–19%.

Наиболее аварийно опасное время суток:

·         с 18 до 20 часов – 18,9%,

·         с 22 до 24 часа – 17,2%,

·         с 00 до 02 часов – 11,1%

За эти три часа происходит около 46% всех дорожно-транспортных происшествий.

По нашему мнению, это определяется тем, что в выходные дни и в вечернее время усиливается интенсивность движения, а также сложностями метеорологических условий. К тому же в вечерние часы сказывается и утомляемость водителя.

Теперь дадим характеристику вредным последствиям преступления.

Как было указано выше, обязательным признаком объективной стороны дорожно-транспортного преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, является наступление преступных (вредных) последствий.

Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автотранспорта может повлечь массу разнообразных последствий, но не каждое из них может образовать состав преступлений, предусмотренных ст.264 КУ РФ. Для привлечения лица к уголовной ответственности по этой статье необходимо установить, что наступившее вредное последствие будет именно таким, каким оно указано в данной норме. Точное установление преступных последствий в автотранспортных преступлениях имеет первостепенное значение для правильного определения объекта посягательства.

Значение преступных последствий в автотранспортных преступлениях не ограничивается лишь задачами выявления объекта посягательства. Закон дифференцирует ответственность в зависимости от наступивших последствий, поэтому они имеют существенное значение для определения объективной стороны и квалификации преступления.

К последствиям преступления согласно закону относятся причинение тяжкого вреда здоровью человека, гибель людей.

При отсутствии этих последствий допущенное нарушение правил и эксплуатации транспорта может рассматриваться как административное правонарушение.

Как в науке уголовного права, так и на практике иногда возникает вопрос о том, как квалифицировать случаи причинения потерпевшему при авто аварии неизгладимого обезображения лица.

Вред здоровью признается тяжким по признаку неизгладимого обезображения лица. Обезображение лица может быть последствием механических повреждений, ожогов пламенем, кислотами и проч. Примерами очевидного обезображения лица могут служить: отсутствие глазного яблока, носа, значительные дефекты спинки носа, изменяющие его форму, полное отсутствие хотя бы одной ушной раковины или значительной части ее. Лицо считается неизгладимо обезображенным, если повреждения являются неустранимыми обычным хирургическим путем (не косметической операцией) и придают ему отталкивающий, уродливый, обезображенный внешний вид.

Приведем пример из судебно-следственной практики. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомашины «Тойота-Карина» Никитину С.И. были причинены телесные повреждения в виде открытого перелома наружной пластинки лобной пазухи, с ушибленной раной в лобной области справа, ушиба головного мозга легкой степени, ушибленной раны на верхней губе, отсутствие носа, кровоподтека из ссадин на левом бедре и правом коленном суставе и голени, повлекшее по неосторожности тяжкий вред здоровью. Согласно судебно-медицинской экспертизе повреждения у гр. Никитина С.И. в виде ушибленной раны лобной области справа, в результате заживления которой образовался линейный розоватого цвета плотный рубец, переходящий на внутренний угол правого глаза с подтягиванием правой надбровной дуги является неизгладимым обезображением лица. Вышеназванные повреждения гражданин Никитин С.И. получил в результате столкновения автомобилей «Тойота-Карина», пассажиром которой он являлся, и «ВАЗ-21053», управляемый Кудрявцевой М.Ф. При управлении автомобилем водитель Кудрявцева М.Ф. нарушила Правила дорожного движения (п.п. 2.1.1 (не имея водительского удостоверения, а в связи с этим навыков вождения села за управление не принадлежащего ей автомобиля), 2.7 (находилась за рулем в состоянии алкогольного опьянения), 9.1 (выехала на сторону встречного движения), 9.10 (не соблюла боковой интервал), что повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью Никитину С.И. Действия Кудрявцевой М.Ф. квалифицированы по ч.1 ст.264 УК РФ.8 Оценка неизгладимого обезображения лица в данном случае дана судебно-медицинским экспертом.

Таким образом, рассматриваемый вопрос разрешается судебно-медицинским экспертом, который устанавливает изгладимо обезображено лицо или нет. Установление же факта обезображенности лица относится к компетенции правоприменительных органов. Значит, обезображение – не медицинское понятие.

Интерес для нашего исследования представляет также вопрос о правовой оценке действий водителя, который в результате допущенного нарушения правил дорожного движения сам получил тяжкие телесные повреждения. Хотя последствия и соответствуют признакам, указанным в ст. 264 УК РФ, но они иного рода, а для состава данного преступления необходимо, чтобы вред здоровью был причинен другому лицу, а не самому виновному. Данная точка зрения подтверждается и судебно-следственной практикой. Дело в том, что в ст. 264 УКРФ говорится о причинении вреда потерпевшему, под которым понимается другое лицо, активно или пассивно принимающее участие в дорожном движении и которому в результате преступления причинен вред. Это самостоятельный участник процесса. Сам же виновный не защищается от собственных противоправных действий.

Таким образом, вред должен быть причинен окружающим лицам, а нанесение вреда водителем самому себе состава преступления не образует.

Потерпевшим может быть любой участник дорожного движения, т.е. лицо, находящееся в пределах дороги непосредственно, на используемом транспортном средстве или на территории, непосредственно прилегающей к дороге. Это могут быть пешеходы, пассажиры, водители и другие любые граждане.

Приведем пример с пострадавшим в дорожно-транспортном происшествии пешеходом. Водитель Виниченко В.А. 30 сентября 2008 г. около 18 часов 30 минут, управляя принадлежащим ему технически исправным автомобилем «Москвич-2140» в условиях дневного времени суток при включенном габаритном освещении, сухого земляного покрытия, не выбрал скорость, обеспечивающую ему постоянный контроль за движением транспортного средства. В результате алкогольного опьянения и утомленности заснул за рулем, вследствие чего, не справившись с рулевым управлением автомобиля, выехал на левую сторону проезжей части улицы и совершил наезд передней частью автомобиля на пешехода Литвинову Г.И., двигавшуюся навстречу автомобилю по краю проезжей части. В результате дорожно-транспортного происшествия потерпевшей Литвиновой был причинен, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, тяжкий вред здоровью по признаку расстройства здоровья свыше 6 недель. Таким образом, Виниченко В.А. совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст.264 УК РФ.9

В научной литературе мы можем встретить мнение некоторых правоведов о том, что причинение вреда водителем в результате аварии близкому родственнику не является посягательством на общественную безопасность. Например, Коробеев А.И. предлагает квалифицировать такие деяния как преступление против личной безопасности определенных конкретных лиц.10 Мы считаем эту точку зрения ошибочной. Ведь родственник виновного является таким же участником дорожного движения, как и другие граждане. Закон одинаково охраняет жизнь и здоровье всех участников дорожного движения без исключения. Суд обязан в этом случае дать оценку преступного поведения виновного, а данное обстоятельство следует учесть при назначении наказания.

Показательно в этом плане дело водителя Фирсова С.А.

Около 14 часов 30 минут 16 августа 2008г. водитель Фирсов С.А. управляя автомобилем «ГАЗ 31029» в состоянии алкогольного опьянения, осуществляя движение от трассы Новосибирск-Ташанта по дороге, ведущей в п. Агролес Искитимского района НСО, не выбрав безопасный скоростной режим при движении по участку дороги с закруглением влево, не справился с рулевым управлением своего автомобиля и допустил его опрокидывание на левый борт на правой обочине, по ходу своего движения. В результате чего пассажиру Фирсовой О.А. (сестре водителя Фирсова С.А.), находившейся во время движения верхней частью туловища вне салона автомобиля, были причинены телесные повреждения, повлекшие ее смерть в ЦРБ г. Бердска. Действия подсудимого судом квалифицируются по ст.264 ч.2 УК РФ по признаку нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшие по неосторожности смерть человека: п.п.2.7 (водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения), 10.1 (водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства, дорожные и метеорологические условия), 22.8 (запрещается перевозить людей вне кабины автомобиля). Учитывая, что совершенное подсудимым преступление отнесено к категории неосторожных, законный представитель потерпевшего, он же отец подсудимого, просит строго не наказывать его за содеянное, суд пришел к убеждению о возможности исправления подсудимого без изоляции от общества.11

Квалификация не меняется от того, какому количеству лиц были причинены телесные повреждения, однако это обстоятельство наряду с другими должно быть учтено при определении наказания.

Следует сказать, что состав преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, налицо только в том случае, если нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспорта повлекло определенные вредные последствия.

Между нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства и наступившими последствиями должна существовать причинная связь. Этот вопрос является не менее важным, чем установление допущенных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Причинная связь должна устанавливаться между деянием в форме нарушения соответствующих правил и наступившими последствиями. Однако сам по себе факт нарушения правил Дорожного движения и эксплуатации транспортных средств еще ни о чем не говорит. Судебная практика нередко сталкивается с ситуациями, когда нарушения правил налицо, но оно не находится в причинной связи с результатом: последствие наступило в результате действия иных причин (неправомерного поведения других участников движения, непреодолимой силы природы, крытых дефектов транспортных средств и т.д.).

Установление причинной связи — правовой вопрос, входящий в исключительную компетенцию судебно-следственных органов.

Решение вопроса о причинной связи по делам о дорожно-транспортных происшествиях во многих случаях представляет известную трудность, так как здесь одновременно может действовать сразу множество обстоятельств и факторов, а нередко и несколько лиц. Кроме того, не всегда и не всякое нарушение является причиной наступивших последствий. Жулев В.И. отмечает, что «в практике бывают случаи, когда даже грубое нарушение правил дорожного движения (нетрезвое состояние водителя, техническая неисправность транспорта) не находятся в причинной связи с происшествием. В качестве главной причины могут выступать и действия лиц, которые сами непосредственно не имели соприкосновения с наступившими последствиями. Причинение смерти или телесных повреждений потерпевшему какой-то определенной автомашиной вовсе не означает, что вопрос об ответственности должен решаться именно в отношении водителя данного транспортного средства. Нередко действия этого водителя были вынуждены либо опосредованы действиями другого водителя (иного лица).12

Причинная связь исключается, если нарушение правил вообще не было допущено (например, пешеход по собственной неосторожности попадает под заднее колесо автомашины или сознательно бросается под машину с целью самоубийства). По мнению Якубенко Н.В., «наличие физической зависимости между движущимся транспортом и пострадавшим лицом еще не указывает на существование причинной связи, которая в преступлениях рассматриваемой категории носит нормативный характер».13 Причинная связь – процесс, протекающий во времени. Поэтому для признания деяния преступлением необходимо, чтобы оно предшествовало во времени преступному последствию.

Обратимся к примеру. 11.11.2008г. в 23 часа 30 мин. Водитель Горлов О.П., управляя автомобилем «ВАЗ-2109», двигался по трассе р.п. Линево – п. Листвянский в условиях темного времени суток, ограниченной 30м видимости, снежного асфальтного покрытия, при свете фар. Приближаясь к п. Листвянский, за поворотом от автозаправочной станции, не учитывая ширину проезжей части, выехал на полосу встречного движения, заняв левую полосу движения при свободной правой. При этом Горлов О.П. не выбрал скоростной режим, обеспечивающий безопасность дорожного движения, и произвел столкновение с движущимся во встречном направлении мотоциклом ИЖ-П-3, под управлением Сергеева М.Б. В результате произошло опрокидывание мотоцикла. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, пассажир мотоцикла Малыхина получила телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а водитель мотоцикла Сергеев М.В. получил телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью.14

Таким образом, причиной рассматриваемого дорожно-транспортного происшесшествия явилось грубое нарушение водителем Шкурко О.П. Правил дорожного движения: п.п.1.4 (на дорогах установлено правостороннее движение транспортных средств), 8.1 (перед началом движения, перестроением, поворотом и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота, соответствующего направления) , 9.1 (стороной, предназначенной для встречного движения считается половина ширины проезжей части, расположенная слева), 9.4 (вне населенных пунктах или где разрешено движение со скоростью более 80 км/ч водители транспортных средств должны вести их по возможности ближе к правому краю проезжей части), 10.1 (водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения).

Нарушение правил дорожного движения здесь находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями, что доказывается материалами уголовного дела. Данное преступление квалифицируется по ст.264 ч.1 УК РФ.

В силу множественности факторов и наличия определенных звеньев в развитии цепи причинности вредные последствия, как правило, носят ситуационный характер, кроме того, не всегда адекватны степени тяжести нарушения правил дорожного движения. Причинная связь должна устанавливаться следователем или судом между деянием в форме нарушения соответствующих правил и наступившими последствиями в каждом конкретном случае. Согласимся с мнением Калмыкова В.Т. и Бобровник М.М., которые утверждают, что «сам по себе факт нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств еще ни о чем не говорит. Возможны ситуации, когда нарушение правил на лицо, но оно не находится в причинной связи с результатом: последствие наступило в результате действия иных причин (неправомерного поведения других участников движения, непреодолимой силы природы, скрытых дефектов транспортных средств и т.п.)».15

Благодаря нормативности причинная связь возможна и в случаях, когда физическое взаимодействие вообще отсутствует. Так, водитель отвечает за причинение вреда и в том случае, если своими неправильными действиями создавал помехи движению, в результате чего другие участники движения вынужденно причинили вред третьим лицам. Например, водитель, выехавший на встречную полосу движения, должен нести ответственность за наступившее последствие, если создал препятствия для водителя встречного транспорта и тот, не имея возможности избежать столкновения или остановиться, выезжает на тротуар и сбивает пешехода. Действия второго водителя расцениваются по правилам крайней необходимости либо невиновного причинения вреда.

Возможны ситуации, когда действия водителя, непосредственно связанные с вредными последствиями, хотя и были обусловлены предшествовавшими нарушениями иных участников движения, тем не менее, выступают в качестве причины этих последствий. Правила дорожного движения содержат требования, блокирующие нарушения. В частности, в них указывается, как должен реагировать водитель на нарушения, допущенные иными лицами, и на случаи возникновения иных препятствий. Если эти требования нарушены, виновный должен отвечать за причинение вреда. Например, согласно п.19.2 Правил дорожного движения при ослеплении водитель должен включить аварийную световую сигнализацию и, не меняя полосу движения, снизить скорость и остановиться. Если же, водитель, не остановил свою автомашину, будучи ослепленным встречным транспортом, и совершил в связи с этим наезд на пешехода, то он должен нести ответственность по ст. 264 УК РФ.

Возможны случаи, когда вредные последствия являются результатом совместных, но несогласованных действий лиц – участников движения. В подобных случаях возникает проблема так называемого неосторожного соподчинения, когда нарушения правил безопасности со стороны одного лица и со стороны другого лица находятся в причинной связи с преступным результатом. В таких случаях необходимо особо тщательно выяснять, чьи же неправомерные действия по управлению транспортным средством – главная и непосредственная причина наступившего преступного последствия.

При решении вопроса о причинной связи учитывается наличие у водителя технической возможности избежать вредного последствия. Если такой возможности не было и установлено, что аварийная ситуация была вызвана не им, а иными участниками дорожного движения, то ответственность исключается. В случае ослепления водителя, совершившего наезд, не является причиной наступивших последствий, если он не имел технической возможности остановить свою автомашину либо совершить маневр, необходимый для избежания наезда. Если аварийная ситуация была создана им самим (движение с превышенной скоростью, на запрещающий сигнал), то отсутствие технической возможности избежать вредных последствий юридического значения не имеет.

В отдельных случаях возможно соподчинение вреда несколькими участниками движения. Такие ситуации редки, они возникают при одновременном нарушении правил движения несколькими участниками.

В ряде случаев дорожно-транспортному происшествию предшествует так называемая аварийная ситуация, которая возникает в тот момент, когда водитель транспортного средства обязан применить экстренные меры по изменению направления движения или его остановке. Но, обладая большим запасом кинетической энергии, транспортное средство выходит из-под контроля водителя. Происходит столкновение, наезд на препятствие, опрокидывание и т.д. Транспортное средство находится в неуправляемом состоянии.

Интересна, на наш взгляд, позиция Грибкова А.В. о причинах возникновения аварийной ситуации на дорогах. По его мнению аварийной ситуации на дорогах предшествуют провоцирующие ситуации, которые представляют собой опасные ситуации, порождающие у водителя состояние эмоционального напряжения, результатом которого становится ошибочное решение по предотвращению предусмотренных ст. 264 УК РФ последствий при условии, что сама ситуация не была создана данным водителем.16

В связи с этим наиболее приемлемо деление всех конкретных ситуаций на виды, так или иначе проявляющиеся в автотранспортных преступлениях, только в зависимости от их содержания и значения для виновного. Грибков А.В. предлагает следующую квалификацию провоцирующих дорожно-транспортных ситуаций:

1. Исключающие уголовную ответственность. К данному виду относятся такие ситуации, которые либо исключают общественную опасность и противоправность поведения лица (крайняя необходимость), либо могут исключать виновность лица в силу экстремальности условий (ч.2 ст.28 УК), но в любом случае имеющие уголовно-правовое значение. В силу этого к их числу не относятся ситуации, исключающие уголовную ответственность по другим основаниям.

2.     Не исключающие уголовную ответственность (провоцирующие ситуации в буквальном смысле этого слова). Они характеризуются тем, что в их условиях при обнаружении водителем опасности для движения вследствие порожденной ситуацией ошибки остается нереализованной объективная и субъективная возможность предотвращения наступления вредных последствий.

Провоцирующие ситуации, создающие экстремальные условия, требующие применения ч.2 ст.28 УК, должны отличаться такой динамикой развития событий и напряженностью, которые исключают возможность принятия правильного решения конкретным водителем. В транспортной психологии к числу признаков, которые позволяют определить ситуацию как экстремальную, относят следующие:

·         опасная обстановка противодействует движению,

·         опасная обстановка возникает внезапно,

·         опасная обстановка нестереотипна.

Провоцирующие ситуации второго вида должны характеризоваться следующим образом:

·         признаки экстремальности обстановки не должны проявляться в ситуации в своей совокупности,

·         предотвращение наступления вредных последствий возможно путем выполнения требований правил дорожного движения.

·         наступление вредных последствий стало результатом неправильного решения, принятого водителем в целях предотвращения последствий.

Согласимся с точкой зрения Грибкова А.В. о том, что предшествующую автотранспортным преступлениям дорожно-транспортную ситуацию составляет система взаимодействующих элементов. К ним относятся водитель, транспортное средство, дорога, среда. В каждой конкретной дорожно-транспортной ситуации главным может быть любой из элементов данной системы: важно, чтобы он являлся в ней источником опасности и был причинно связан с наступившими последствиями.

Первой категорией участников, выступающих в качестве источника опасности в провоцирующих ситуациях, являются водители.

По мнению Ярошик О.Д. и Руслановой И.Н., «преступление совершается в результате создания аварийной ситуации водителем в условиях, когда другой участник движения, действующий в соответствии с правилами, рассчитывал на то, что ему не будет создана помеха. Подобные нарушения вынуждают к совершению определенных действий с целью предотвращения наступления последствий.17

Грибков А.В. отмечает, что «действия водителя следует признавать источником провоцирующих ситуаций только в определенных условиях:

1.     действия водителя являются нарушениями правил дорожного движения, создающими помеху для движения другим его участникам,

2.     другие участники движения в данной ситуации обладают преимущественным правом на движение, подтвержденным соответствующим дорожным знаком или иным способом (светофор, регулировщик),

3.     в сложившихся дорожных условиях другие участники движения располагали возможностью предотвращения последствий, но она не была реализована по причине ошибочной оценки ситуации и неадекватного поведения в ней.18

Второй категорией участников движения, выступающей в качестве источника опасности в провоцирующих ситуациях, являются пешеходы.

По данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области в 2008г. пешеходами совершилось 13,50 % всех нарушений дорожного движения, приведших к дорожно-транспортному происшествию. Но источником провоцирующей ситуации они становятся только тогда, когда предшествующая происшествию дорожно-транспортная ситуация не содержала признаков возникновения опасности. Достаточно времени для оценки ситуации и принятия решения, а также своевременная информированность о возможной опасности исключают отнесение дорожно-транспортных ситуаций с участием пешеходов к категории провоцирующих.

Провоцирующие ситуации, в которых источником опасности является пешеход, по мнению Грибкова А.В., должны характеризоваться определенными признаками:

1.     нарушение правил дорожного движения пешеходом приводит к созданию препятствия для дальнейшего движения в данном направлении,

2.     о возможном появлении пешеходов на проезжей части водитель заранее не был проинформирован дорожными знаками либо дорожная ситуация не содержала в себе признаков возможного проявления пешеходов,

3.     удаление транспортного средства от источников опасности в момент его обнаружения не может быть меньше, чем величина остановочного пути транспортного средства при данных дорожных условиях.19

Транспортное средство как элемент названной системы, даже в исправном состоянии является источником повышенной опасности. Самостоятельным источником провоцирующей ситуации транспортное средство становится при внезапном возникновении технической неисправности.

Дорожные условия также обусловливают дорожно-транспортные происшествия. Их провоцирующее влияние определяется тем, что психическое и физическое напряжение увеличивается с ухудшением дорожных условий, приводя к ошибкам в оценке опасности ситуации.

Среда включается в качестве самостоятельного элемента системы «человек – транспортное средство – дорога – среда» потому, что, во-первых, событие автотранспортного преступления происходит в определенной среде движения, а во-вторых, среда может представлять самостоятельную угрозу для движения. Такое качество среды связано с тем, что она влияет на условия видимости как проезжей части, так и объектов, находящихся на ней.

Обычно среда не может быть источником провоцирующих ситуаций. Но Грибков А.В. утверждает, что такое качество она приобретает в случаях, когда:

1.     дорожно-транспортная ситуация определяется внезапным резким ухудшением видимости в направлении движения или влиянием сильного воздушного потока на управление транспортного средства,

2.     водитель транспортного средства не был проинформирован соответствующими дорожными знаками об указанных явлениях и не обладал никакими иными сведениями о них,

3.     в сложившихся условиях имелась реальная возможность предотвращения вредных последствий без применения специальных приемов управления транспортным средством.20

Влияние провоцирующих ситуаций требует в каждом конкретном случае анализировать причинную связь между источником провоцирующей ситуации и наступившими последствиями, опосредованную неадекватным поведением водителя.

Таким образом, аварийная ситуация может возникнуть по различным причинам. Она может быть связана с нарушением правил дорожного движения водителем транспортного средства, пешеходами, велосипедистами и другими участниками движения, выбежавшими на дорогу животными, погодными и метеорологическими условиями, состоянием проезжей части дорог и улиц, техническим состоянием автомобилей и др.

Водитель Слабодяник Р.В. 15.12.2007 года около 2 часов 20 минут осуществлял движение на технически исправном автомобиле «Тойота-камри» по проспекту Молодежный в р.п. Линево Искитимского района. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Слабодяник Р.В. избрал скорость, не соответствующую дорожным и метеорологическим условиям (ночное время суток, неограниченная видимость, гололед, снегопад). При возникновении опасности для движения не принял возможные меры к снижению скорости, вследствие чего совершил наезд на пешехода Безуглову Т.В., движущуюся в попутном направлении. После этого водитель Слабодяник с места происшествия скрылся. В результате наезда пешеходу Безуглова Т.В. был причинен тяжкий вред, а в последствии повлекшее смерть человека. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы пострадавшая Безуглова Т.В. получила телесные повреждения, причинившие ей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, что подтверждается данными медицинских документов и наличием самих повреждений.21

В данной ситуации суд должен рассмотреть все обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, выяснить причины возникновения аварийной ситуации, установить, имел ли техническую возможность водитель транспортного средства предотвратить дорожно-транспортное происшествие. При отсутствии технической возможности остановить транспортное средство водитель освобождается от уголовной ответственности.

В рассмотренном выше примере водитель Слабодяник Р.В., несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, имел техническую возможность предотвратить дорожно-транспортное происшествие, избрав для этого соответствующий скоростной режим. Причиной рассмотренного дорожно-транспортного происшествия явилось грубое нарушение водителем п.2.7 (водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения) и п.10.1 (водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, состояние транспортного средства, дорожные и метеорологические условия) Правил дорожного движения. Поэтому Слабодяник должен нести уголовную ответственность, предусмотренную ст. 264 ч.1,ч.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В общей статистике дорожно-транспортных происшествий за 2008 год, согласно данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области, аварийная ситуация возникает вследствие нарушения правил дорожного движения водителями, управляющими транспортными средствами в 82% дорожно-транспортных происшествий, по вине пешеходов – свыше 13,5 %, по вине детей – 3%, по вине пассажиров – около 2,60 %, из-за неудовлетворительного состояния дорог – мене 3 %.

Авто техническая экспертиза не исследует причинную связь, она устанавливает лишь, были ли допущены участниками движения нарушения требований Правил дорожного движения, имелась ли у водителя техническая возможность предотвратить вредные последствия. Эксперт не может отвечать на вопрос о непосредственной (основной, главной) причине дорожно-транспортного происшествия, о моменте, когда водитель должен был и мог предвидеть появление препятствия в полосе движения транспортного средства. Специфика авто технических экспертиз состоит в том, что для ответа на поставленные вопросы эксперт должен располагать исходными фактическими обстоятельствами. Эти обстоятельства устанавливаются следственным путем. Если они окажутся ошибочными, то и вывод эксперта будет неправильным.

Причинная связь, которую судебно-следственные органы устанавливают при разрешении уголовных дел, существует реально и независимо от сознания людей. При этом причинная связь, как и любой иной признак состава автотранспортного преступления, не может предполагаться, а должна быть доказана в процессе расследования и в судебном заседании.

Неправомерное поведение лица должно предшествовать наступлению вредных последствий. Естественно, отсутствует причинная связь, если неправомерные действия лица были совершены после наступления вредных последствий.

Причинная связь по делам этой категории обладает довольно сложным характером, имеет ряд специфических особенностей. Специфика ее состоит в том, что в силу множественности факторов и наличия опосредующих звеньев в развитии цепи причинности вредные последствия носят, как правило, ситуативный и во многом случайный характер и, кроме того, не всегда адекватны степени тяжести нарушения соответствующих правил. Для констатации причинной связи мало внешней последовательности в развитии событий. Если причиной наступившего общественно опасного последствия было грубое нарушение правил предосторожности самим потерпевшим, ответственность лица, управляющего транспортным средством, исключается, даже если он и нарушил какие-то правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств (например, управлял транспортным средством без водительского удостоверения). Вред здоровью может быть обусловлен сложной взаимосвязью нескольких причин, в частности неправильными действиями водителей, управляющими столкнувшимися транспортными средствами, других участников дорожного движения (пассажиров, пешеходов, велосипедистов и т.д.), особенностями дорожного покрытия, техническими неисправностями транспортных средств и т.д.

Проблема причинной связи в уголовном праве – одна из сложнейших проблем, до сих пор вызывающая много споров и разноречивых суждений.

Делая вывод вышесказанному, следует отметить, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, заключается в сочетании многих факторов:

·         имело ли место событие дорожно-транспортного происшествия, обстоятельства, при которых оно произошло (когда, где и как и т.д.)

·         повлекло ли дорожно-транспортное происшествие последствия, указанные в уголовном законе, находились ли в причинной связи с последствиями деяния участников дорожного движения, какие именно деяния, каких лиц, в чем конкретно выразилась причинная связь;

·         наступили ли последствия в результате действия или бездействия данного лица, управляющего транспортным средством;

·         нарушил ли водитель Правила дорожного движения, и какие его действия повлекли последствия, указанные в ст.264 УК РФ, какие именно действия водитель не совершил, но обязан был и имел возможность совершить для избежания происшествия, какие именно требования Правил не выполнил водитель.

ГЛАВА II. ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ

СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

2.1 Субъект преступления

Субъект преступления – это совокупность признаков, характеризующих лицо, совершившее преступление. Под субъектом любого преступления понимается вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, с которого оно способно нести уголовную ответственность за совершение противоправного общественно опасного деяния. По делам об автотранспортных преступлениях лицо, совершившее общественно опасное деяние, должно отвечать некоторым дополнительным требованиям, указанным в диспозиции уголовного закона «нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством», то есть он должно быть специальным субъектом.

Специальным субъектом преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, может быть вменяемое лицо, управлявшее автомототранспортным средством, достигшее 16-летнего возраста.

В условиях непрерывно повышающейся интенсивности дорожного движения к управлению транспортом должны допускаться лишь те лица, которые по возрасту и по медицинским показателям способны обеспечить безопасность движения. Правила дорожного движения в достаточно категоричной форме закрепили это положение. Согласно Закону РФ “О безопасности дорожного движения” от 15 ноября 1995г. к управлению автомототранспортом допускаются лица, достигшие 18-летнего возраста, а к управлению городским электротранспортом – лица, достигшие 20 лет.

Требования, предъявляемые к водителям с точки зрения возраста и здоровья, общеизвестны. Следовательно, несоблюдение их является нарушением Правил дорожного движения и при соответствующих обстоятельствах влечет различные виды ответственности, в том числе уголовную. В судебной практике неоднократно возникали вопросы, связанные с определением состояния здоровья водителя в момент возникновения дорожно-транспортного происшествия. Некоторые особенности личности водителя могут иметь решающее значение не только при назначении наказания, но и при установлении оснований уголовной ответственности, т. е. при выяснении признаков состава преступления. Управление автомашинами, мотоциклами и другими механическими транспортными средствами имеет свою специфику. Человек, обладающий определенными дефектами здоровья, не в состоянии обеспечить необходимую безопасность при вождении транспортного средства. Именно из этого исходят Правила дорожного движения, запрещая водителю ”управлять транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии, если это может поставить под угрозу безопасность движения”.

Отсутствие водительского удостоверения, навыков управления транспортным средством не имеет значения для решения вопросов об уголовной ответственности.

Субъектом признается гражданин независимо от того, имеет он или не имеет удостоверение на право вождения транспортного средства, как владелец личного транспортного средства, так и лицо, которому транспортное средство было, вверено по работе или самовольно воспользовавшееся чужим автомобилем, мотоциклом или не имеющим соответствующей категории на управление данным транспортом.

21 мая 2008г. около 21 часа водитель Беркетов Н.И., управляя технически исправным мотоциклом ИМ 3-8-103-10 в состоянии алкогольного опьянения, по недействительному водительскому удостоверению, осуществлял движение по ул. Логовой в с. Лебедевка Искитимского района НСО в направлении ул. Спортивная, в условиях светлого времени суток, неограниченной видимости, сухого асфальтно-бетонного покрытия дороги, без дефектов со скоростью 80 км/час. Беркетов приближаясь к Т-образному перекрестку улиц Луговая – Спортивная, не выбрав безопасный скоростной режим, при выполнении поворота налево не справился с управлением своего мотоцикла, в результате допустил его съезд в кювет и последующее опрокидывание. В результате данного ДТП пассажиру мотоцикла ИМ 3-8-103-10 Танковой И.В., находящейся в боковом прицепе мотоцикла, были причинены телесные повреждения, вызвавшие длительное расстройство здоровья сроком свыше шести недель, причинив таким образом тяжкий вред здоровью.22

Причиной ДТП явилось грубое нарушение водителем Беркетовым Правил дорожного движения: п.п. 2.7 (водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения), 10.1 (водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, 10.2 (в населенных пунктах разрешается движение транспортных средств со скоростью не более 40 км/ч).

Таким образом, субъектом рассмотренного выше примера из судебной практики является лицо, управляющее транспортным средством по недействительному водительскому удостоверению, что не снимает с него ответственности в совершении преступления, предусмотренного ст.264 ч.1 УК РФ.

В законе содержится указание на то, что субъект данного преступления должен совершать определенное действие – управлять транспортным средством. Это требование относится как к лицу, которое непосредственно управляет транспортным средством, так и к водителю-инструктору, который осуществляет управление транспортным средством посредством указаний ученику-водителю при обучении вождению, сидя рядом с учеником в кабине транспортного средства во время движения

При учебной езде за ошибочные действия обучаемого, повлекшие указанные в законе последствия, несет ответственность инструктор.

Вместе с тем надо иметь в виду, что согласно Правилам (п.1.2) обучаемый тоже относится к водителям, поскольку он управляет транспортным средством и обязан выполнить все требования правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.23 Поэтому в случае, если курсант пренебрег указаниями инструктора и грубо нарушил указанные правила, то он подлежит ответственности по данной статье. Возможны также ситуации, когда ученик и инструктор одновременно нарушают правила безопасности движения, следствием чего является наступление преступного результата. Действия обоих в этом случае подлежат квалификации по ст. 264 УК РФ.

Трудно не согласиться с мнением Калмыкова В.Т. и Бобровник М.М., которые утверждают, что водитель транспортного средства полностью несет ответственность за свои действия, и никакое постороннее вмешательство не должно заставить его нарушить правильное исполнение своих обязанностей. Если должностные лица, от которых водитель зависит по службе, отдают ему незаконные распоряжения, выполнение которых связано с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации, водитель не должен подчиняться таким распоряжениям. В этих случаях воздействие начальника может учитываться как обстоятельство, смягчающее ответственность водителя.24

В случае передачи управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянении либо не имеющему прав управления транспортным средством, водитель несет ответственность за нарушения правил эксплуатации транспортного средства, обеспечивающих безопасность движения, по ст.264 УК РФ, а ненадлежащее лицо, управлявшее транспортом и допустившее нарушение правил вождения, повлекшее последствия, предусмотренные ст.264 УК РФ, — за нарушение правил безопасности движения по этой статье.

Лицо должно считаться управляющим транспортным средством независимо от того, работает ли оно в государственной или общественной организации или управляет собственной автомашиной, в рабочее время или в нерабочее время, на законном основании или самовольно. Причем не имеет значения, имеет ли оно право на управление данным видом транспорта или нет. По действующему законодательству для квалификации преступления не имеет значения, были ли у виновного водительские права в момент управления транспортом или он был лишен их, либо вовсе не имел. Важно, что в момент нарушения правил безопасности движения он находился за рулем.

Согласно статистическим данным ОГИБДД УВД по Искитимскому району Новосибирской области количество дорожно-транспортных происшествий, произошедших по вине водителей, не имеющих водительского удостоверения в 2008 году было совершено около 30%.

Лицо считается управляющим транспортным средством не только, когда оно само ведет машину, но и когда осуществляет управление параллельно с лицом, которое оно обучает вождению транспорта, или дает ученику-водителю указания по поводу управления транспортным средством, сидя рядом с этим учеником в машине во время ее движения.

Таким образом, для того, чтобы лицо могло нести ответственность за преступное деяние, оно должно обладать определенными признаками. Признаком, необходимым для признания лица виновным, а, следовательно, и ответственным за содеянное, является вменяемость, то есть способность лица понимать совершаемое и сознательно руководить своими поступками. Достижение определенного возраста – второе условие, необходимое для привлечение лица к уголовной ответственности. Только лицо, достигшее определенного возраста, может быть признано виновным в совершении общественно опасного деяния. Третьим признаком, характеризующим субъект как специальный, является характер физической деятельности лица в момент совершения преступления – управление транспортным средством.

Главным признаком субъекта будет то, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности управляло тем транспортным средством, которое совершило наезд или столкновение либо опрокинулось, т.е. совершило дорожно-транспортное происшествие.

2.     Особенности субъективной стороны

Субъективная сторона – это внутренняя сторона преступления. Она представляет собой психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию и преступным последствиям в форме умысла или неосторожности.

Субъективная сторона дорожно-транспортного происшествия имеет сложную конструкцию, которая характеризуется неоднородностью психического отношения виновного к деянию и его последствиям. Поскольку действующее законодательство знает деление вины на две формы (умысел и неосторожность), возникает необходимость определить, какую вину, умышленную или неосторожную, предполагает состав рассматриваемого преступления в целом.

В уголовном праве крайне важным вопросом является разграничение дорожно-транспортных преступлений на умышленные и неосторожные. Нельзя далее терпеть такое положение, когда в одном ряду перед законом оказываются лица, проявляющие эгоистическое пренебрежение к безопасности других участников дорожного движения, хулиганство, хамство за рулем, и водители, допустившие случайную ошибку по невнимательности или недостатку опыта.

Еще в середине двадцатого века при расследовании дорожно-транспортных преступлений привлекло внимание, следующее обстоятельство: при умышленном нарушении правил дорожного движения не обнаруживалось умысла в достижении такой цели, как гибель или ранение человека. Доктор юридических наук В.Лукьянов считает следующее: «Поскольку нарушение правил рассматривалось как противоправное действие, а гибель или травмирование человека – как его последствие, то вопрос был решен просто: в дорожно-транспортном преступлении возможны две формы вины – умысел по отношению к действию и неосторожность к последствию. Так зародилась концепция «двойной» вины. Сразу же она была подвергнута критике. С тех пор и до наших дней поиск решения проблемы идет по пути выдвижения различных вариантов комбинирования умысла и неосторожности в виде «двойной», «сложной», «смешанной», словом, «умышленно-неумышленной» форм вины, не существующих в действительности».25

Судебная практика рассматриваемые нами преступления квалифицирует как совершенные по неосторожности, поскольку в отношении наступивших последствий в результате нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта предполагается неосторожная вина (преступное легкомыслие или преступная небрежность).

Вызывает интерес мнение по данному вопросу В. Лукьянова. Вот что он далее пишет: в статье «Форма вины в дорожно-транспортных правонарушениях»:

«Такая обстановка, создающая угрозу совершения дорожно-транспортного происшествия, иначе говоря – аварийная, возникает в тех случаях, когда помеха появляется неожиданно для водителя либо автомобиль движется со скоростью, превышающий предел, безопасный для складывающихся условий движения. Помехой могут быть другой автомобиль, пешеход, дефект дороги, оставленный на ней предмет, неисправность автомобиля и т.д. С момента возникновения аварийной обстановки события развиваются уже независимо от воли лица, ее создавшего».26

И далее он продолжает свою мысль: «Выявление в механизме дорожно-транспортного происшествия такой детали, как аварийная обстановка, позволяет ответить на вопросы, имеющие важное значение для справедливой оценки дорожно-транспортных происшествий. Виноватыми в их совершении должны признаваться лица, создавшие аварийную обстановку. К совершению происшествия может быть отнесено только такое нарушение правил, которое создало аварийную обстановку, иначе говоря, если нарушение правил не вызвало ее возникновения, то с ним не может быть связано обвинение в совершении преступления»

Умысел и неосторожность в совершении преступления определяются по характеру отношения правонарушителя к своим действиям и к их последствиям. В данном случае действием является нарушение правил, но не любое, а создающее аварийную обстановку, единственным непосредственным результатом этого действия – сама аварийная обстановка.

Гибель и ранения людей – это результат неконтролируемого движения машины. Следовательно, умысел и неосторожность в совершении дорожно-транспортного преступления следует определять по характеру отношения виновного к созданию аварийной обстановки.

Вина в дорожно-транспортном преступлении, по мнению В. Лукьянова, заключается не в том, что совершается гибель или ранение людей, а в том, что виновный своими действиями открывает дорогу неконтролируемым силам, способным причинить такой вред.

Выявление сущности механизма дорожно-транспортного происшествия позволяет провести границу между нарушениями правил, создающими угрозу удара автомобиля, и формальным нарушением правил, не создающим такой угрозы. Нарушение правил, создающих угрозу совершения дорожно-транспортного происшествия, следует рассматривать как общественно опасные, не создающие такой угрозы – как формальные. Наиболее опасными являются нарушения правил, умышленно создающие аварийную обстановку. Например, водитель, нарушая правила, создает помеху движения другой машины при завершении обгона, на перекрестке, выезжая на полосу встречного движения и т.д.

С точкой зрения В. Лукьянова на проблемы выявления формы вины при дорожно-транспортном преступлении трудно не согласиться.

И все же попытаемся прокомментировать это через норму Уголовного кодекса.

Действительно, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортного средства – преступление неосторожное. Умышленное же причинение вреда (например, наезд водителя на прохожего с целью мести) образует преступление против личности. В случае если водитель, используя транспортное средство, нарушает общественный порядок, содеянное может быть квалифицировано дополнительно как хулиганство. Таким образом, если причинение смерти, телесных повреждений, уничтожение или повреждение имущества охватывались умыслом виновного, то подобное деяние следует рассматривать как преступления против личности или собственности.

Как показывает изучение материалов судебной практики, нарушение правил безопасности движения чаще всего происходит в результате преступного легкомыслия. Легкомыслие имеет место в том случае, когда лицо правильно оценивает значение своих действий, сознает, что в результате этого может возникнуть аварийная ситуация, но рассчитывает на ее предотвращение своими силами или надеется на действия других участников дорожного движения. Однако в силу других причин такой расчет оказывается легкомысленным, преступным. Калмыков В.Т. и Бобровник М.М. считают, что преступным расчет признается потому, что такая надежда является недостаточно обоснованной, поскольку расчет сделан без учета особенностей дорожной обстановки, технической возможности управляемой машины, состояния водителя и действий окружающих лиц, потому что в данной ситуации при правильном расчете наступления вредных последствий можно было бы избежать. Если же окажется, что вредные последствия наступили бы и при правильном расчете, то в действиях водителя нет вины.27

Показательно в этом плане дело водителя Кривченко Ю.В. 31 июля 2008г. около 17-30 Кривченко Ю.В., управляя технически исправным автомобилем «ЗАЗ-1102» , двигался по трассе Искитим — Степной в направлении от Искитима в условиях светлого времени суток, пасмурной погоды, неограниченной видимости, сухого асфальтного покрытия со скоростью не менее 46,1 км/ч. Осуществляя движение в районе 7 км трассы, водитель Кривченко, не выбрав скоростной режим, обеспечивающий безопасность при обнаружении пешеходов на проезжей части, допустил смещение своего автомобиля влево на полосу встречного движения и, минуя ее пределы, совершил наезд на пешехода Замшелову А., которая уже пересекла проезжую часть данной трассы справа налево по ходу движения автомобиля, на расстоянии 8 м от правого края проезжей части по ходу движения автомобиля, при ее общей ширине 7,5м. В результате данного ДТП несовершеннолетней Замшеловой А. были причинены телесные повреждения, которые в совокупности причинили тяжкий вред здоровью. Допрошенный Кривченко показал, что начал обгон автобуса, выехав на встречную полосу, когда женщина с ребенком начала переходить дорогу. Он не успел затормозить и произошел наезд на ребенка. Мать пострадавшего ребенка Замшелова Т.И. утверждает, что она вышла из автобуса с дочерью, посмотрела по сторонам и стала переходить дорогу. Когда уже были на противоположной стороне, их сбил автомобиль. У дочери была сильно повреждена нога. 28

Таким образом, вина Кривченко доказана материалами уголовного дела. Водитель правильно оценивает значение своих действий, осуществляя обгон автобуса и видя пересекающих проезжую часть пешеходов, но надеется, что они успеют перейти дорогу до того, как он поравняется с ними, не снижает скорость, сознает, что в результате этого может возникнуть аварийная ситуация, но рассчитывает на ее предотвращение своими силами. Однако такой расчет оказывается легкомысленным, преступным, потому что такая надежда является недостаточно обоснованной, поскольку расчет сделан без учета особенностей дорожной обстановки (мокрый асфальт), состояния водителя и действий окружающих лиц, потому что в данной ситуации при правильном расчете наступления вредных последствий можно было бы избежать: по результатам заключения авто технической экспертизы выяснено, что в условиях сухого асфальтного покрытия водитель имел техническую возможность предотвратить наезд на пешехода путем торможения, а при прямолинейном движении автомобиля ЗАЗ без смещения влево, наезд на пешехода был бы исключен.

Вторая форма вины – преступная небрежность. Данная форма вины имеет место в том случае, когда виновный не предвидел, но мог и должен был предвидеть наступление общественно опасных последствий.

При анализе субъективной стороны в каждом конкретном случае необходимо устанавливать не только обязанность лица, но и реальную возможность предвидеть наступление вредных последствий в том момент, когда он нарушил правила дорожного движения, но еще имел реальную возможность предотвратить наступление вредных последствий в результате совершенных нарушений.

Если виновный после допущенного им нарушения правил дорожного движения не имел реальной возможности предотвратить последствия, то его вина не может рассматриваться как небрежность.

Преступная небрежность может иметь место, если водитель не владеет необходимыми навыками, знаниями, которые он обязан был иметь; если в результате переутомления, болезненного состояния, алкогольного опьянения не замечает дорожного знака, на котором были указаны особенности дороги или допускает иные нарушения правил дорожного движения и поэтому не принимает необходимые меры предосторожности, в результате чего наступают указанные в законе последствия.

Иллюстрацией небрежности может служить следующее уголовное дело.

12 июля 2008г. около 19 часов 30 минут водитель Меркель В.А., будучи в нетрезвом состоянии, управляя технически исправным автомобилем «ВАЗ-21099», двигался по дороге общего пользования в направлении от трассы Искитим – Завьялово к базе отдыха НГПУ. Осуществляя движение на 5км от трассы в условиях светлого времени суток неограниченной видимости, мокрого грунтового покрытия, Меркель не выбрал обеспечивающий скоростной режим , не справился с управлением автомобиля, чему способствовало алкогольное опьянение, сместился влево за пределы проезжей части и совершил наезд автомобилем на дерево. В результате данного происшествия пассажиру ВАЗ Антоновой Е.В. причинены телесные повреждения, которые повлекли длительное расстройство здоровья сроком свыше 3-х недель, причинив тем самым средней тяжести вред здоровью. Действия подсудимого суд квалифицирует по ч.1 ст. 264 УК РФ. Оценив собранные доказательства, суд находит вину доказанной в полном объеме предъявленного подсудимому обвинения.29

Из рассмотренного выше примера можно сделать следующий вывод. Нам известно, что небрежность – это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, интересам других людей. Из приведенного примера видно, что водитель Меркель В.А. пренебрег п. 2.7 Правил дорожного движения, т.е. будучи в нетрезвом состоянии он управлял автомобилем. Вследствие этого Меркель не выбрал безопасный скоростной режим, соответствующий погодным условиям, нарушив этим п. 10.1 Правил дорожного движения. Результатом пренебрежения Правилами дорожного движения явилось дорожно-транспортное происшествие. Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что водитель, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, а именно совершение дорожно-транспортного происшествия, в котором пассажир получил телесные повреждения, составляющие средней тяжести вред здоровью, не проявил необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий.

Небрежность в отношении наступивших вредных последствий может иметь место, как при умышленном, так и неосторожном нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта.

При преступной небрежности аварийная ситуация и наступление вредных последствий происходит неожиданно, но в такой обстановке, когда виновное лицо должно и могло предвидеть преступный результат, т.к. осознавало факт нарушения правил дорожного движения, соблюдение которых не привело бы к дорожно-транспортному происшествию и к наступлению последствий, указанных в диспозиции ст. 264 УК РФ. Например, водитель, который, обладая плохим зрением, выезжает на линию без очков, заведомо зная, что может не различить некоторых дорожных знаков и не выполнить предписываемых ими требований.

Преступное легкомыслие по отношению к наступившим вредным последствиям может быть только в тех случаях, когда виновный сознательно нарушил правила безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Например, водитель, полагаясь на свое мастерство, начинает обгон, легкомысленно рассчитывая, что закончит его до запрещающего знака и нарушения не произойдет, но это ему не удается. Преступное легкомыслие по отношению к вредным последствиям не может иметь место в том случае, если по отношению к совершенному нарушению у виновного имелась преступная небрежность, так как здесь он не предвидит самого факта нарушения, и, следовательно, не осознает и возможность наступления вредных последствий.

Являясь видом неосторожной вины, небрежность имеет некоторое сходство с преступным легкомыслием. Как отмечает Бубакиров Ф.М., общим для интеллектуального элемента обоих видов неосторожности является то, что виновный не предвидит реальной возможности наступления общественно опасных последствий, хотя такую возможность он мог предвидеть. Различие же состоит в том, что при легкомыслии лицо предвидит абстрактную, т.е. в других сходных ситуациях, возможность наступления последствий и поэтому осознает потенциальную опасность своих действий, тогда как при небрежности оно ни в какой форме не предвидит возможность наступления таких последствий и, следовательно, не осознает даже потенциальной опасности избранного способа поведения.30

Сходство между легкомыслием и небрежностью по волевому элементу заключается, по мнению того же автора, в отсутствии положительного отношения к наступлению общественно опасных последствий. Но при преступном легкомыслии лицо, предвидя возможность наступления вредного результата, сознательно совершает потенциально опасные волевые действия, стремясь использовать определенные факторы в своих интересах, т.е. для предотвращения опасных последствий. А при небрежности волевые усилия представляются лицу общественно полезными, либо общественно нейтральными.31

При наступлении последствий, по отношению к которым у водителя отсутствует преступное легкомыслие или преступная небрежность, водитель не виновен в совершении рассматриваемого преступления, и, следовательно, оснований для привлечения его к уголовной ответственности не имеется, так как вред причиняется случайно.

Таким образом, есть достаточно оснований утверждать, что проблема установления формы вины в совершении дорожно-транспортных преступлений до сих пор так и остается неразрешенной. Причина заключается в том, что представители юридической науки, занятые проблемами транспортных правонарушений, не только не ответили на вопрос о том, как, через какую последовательность событий нарушение Правил дорожного движения приводит к гибели и ранению людей, но даже не поставили его, перекладывая его решение целиком на плечи практических работников. На практике по данному вопросу также нет единого мнения.

Анализируя субъективную сторону нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, важно установить психическое отношение виновного не только к последствиям, но и к самому общественно опасному деянию.

Оценка состояния, в котором находился водитель до и в момент дорожно-транспортного происшествия раскрывает механизм происшествия, дает понять причину случившегося. За рулем автомобиля рядом с пассажирами сидят не дипломированные машинисты, пилоты и штурманы, а самые обыкновенные люди. Люди всех возрастов и темпераментов. Молодые, которым всякая скорость кажется недостаточной, и пожилые, у которых реакции замедленны; вполне здоровые и испытывающие недомогание; возбужденные происшедшим или предстоящим событием и удрученные какой-либо неприятностью. Автомобиль стал предметом массового пользования и потому квалифицированное и тщательное экспертное исследование (в том числе экспертом авто техником) обстоятельств, входящих в субъективную сторону состава автотранспортного преступления, дает возможность следователю и суду получить ценные данные, достаточные для оценки поведения водителя и его отношения к соблюдению Правил дорожного движения.

Сложившаяся по таким дела практика показывает, что в большинстве случаев при установлении вины водителей решающим доказательством является именно заключение эксперта-авто техника, именно его выводы в итоге ложатся в выводы следствия и суда. Наиболее объективным и правильным в данных случаях было бы проведение комплексных экспертиз с привлечением специалистов из области авто техники, медицины и психологии. Только при таком комплексном исследовании можно будет с уверенностью делать вывод о виновности водителя.

Суд обязан установить не только факт наступления дорожно-транспортного происшествия в результате действия или бездействия водителя, но и то, что оно произошло по вине водителя, что происшествие и его последствия наступили не вследствие неопытности, болезни, растерянности и других подобных причин субъективного порядка, а именно в результате виновного волевого поведения водителя, т.е. по его неосторожности, как указано в законе.

Это способствует правильной квалификации изучаемого преступления, отграничению его от смежных преступлений, помогает более правильно охарактеризовать степень общественной опасности содеянного, личность виновного и назначить справедливую меру наказания.

ГЛАВА III. КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ И ОСОБО КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАРУШЕНИЯ

ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

3.1 Квалифицирующие признаки состава преступления ст. 264 УК РФ

Состав преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, сформулирован как материальный. Это означает, что ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств возможна лишь при наступлении определенных последствий. Характер последствий используется законодателем в качестве критерия для выделения квалифицированных видов преступления, причем состав сформулирован таким образом, что исключает уголовную ответственность за причинение вреда виновником аварии самому себе.

Физический вред, причиняемый при совершении рассматриваемого преступления, как мы видим, дифференцируется законодателем на, тяжкий вред здоровью, смерть потерпевшего, гибель нескольких лиц.

В действующем УК РФ в ст.264 в зависимости от наступивших последствий выделяют: основной: (ч.1), квалифицированный и особо квалифицированный составы (ч.2 и ч.3 данной статьи)

В качестве квалифицирующего признака указано последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью (наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет или без такового), смерти одного человека (наказывается это лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет), а особо квалифицирующего — двух или более лиц (наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет).

Наиболее тяжкие последствия в виде причинения смерти потерпевшему или гибели нескольких лиц законом определены четко и рассматриваются в качестве квалифицирующих признаков состава преступления.

Согласно Правилам судебно-медицинского определения тяжести телесных повреждений к тяжким телесным повреждениям относятся опасные для жизни повреждения, которые сами по себе угрожают жизни потерпевшего в момент нанесения или при обычном их течении заканчиваются смертью. Согласимся с мнением Ивановой В.В., которая утверждает, что «предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при оценке опасности для жизни таких потерпевших. К разряду тяжких телесных повреждений также относятся не опасные для жизни повреждения, но относящиеся к тяжким по исходу и последствиям».32

Причинение смерти потерпевшему закон рассматривает как одно из самых тяжких последствий. Данные вредные последствия вменяются в вину лицу, допустившему транспортное происшествие, только в том случае, если они находились в причинной связи с нарушением и если имелись при этом определенные субъективные основания – соответствующая форма вины.

Значение преступных последствий в автотранспортных преступлениях не ограничивается лишь задачами выявления объекта посягательства. Закон дифференцирует ответственность в зависимости от наступивших последствий, поэтому они имеют существенное значение для определения объективной стороны и квалификации преступления.

Если в результате нарушений наступили последствия, предусмотренные разными частями ст.264 УК, то вменяются в вину все последствия, но содеянное квалифицируется по той части, которая предусматривает более тяжкое последствие.

Часть 1 ст. 264 УК РФ предусматривает в качестве вредных последствий причинение тяжкого вреда здоровью человека.

В ч.2 ст. 264 УК РФ предусмотрена ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Часть 3 ст. 264 УК РФ предусмотрена ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Определение телесных повреждений и правильная квалификация содеянного требуют обязательного проведения судебно-медицинской экспертизы.

По делам данной категории вред, причиненный здоровью потерпевшего в результате происшествия, является необходимым условием для решения вопроса о квалификации преступления. Надо заметить, квалификация не меняется от количества лиц, которым были причинены телесные повреждения, однако это обстоятельство обычно учитывается судом при определении виновному меры наказания.

В практике рассмотрения дел об автотранспортных преступлениях при оценке степени общественно опасных последствий нередко возникают вопросы такого содержания:

1. Как квалифицировать действия водителя, если в результате преступного нарушения правил дорожного движения наступают различные по тяжести вредные последствия (смерть одного лица, телесные повреждения других лиц)?

При наступлении последствий, предусмотренных разными частями ст.264 УК РФ, вменяется в вину все последствия, а действия квалифицируются по той части, которая предусматривает более тяжкие последствия.

2. Как квалифицировать действия водителя в случаях совершения нескольких преступных нарушений правил дорожного движения, повлекших различные по тяжести вредные последствия (водитель причинял легкие телесные повреждения гражданину, а затем, скрываясь от происшествия, допустил повторное нарушение и смертельно травмировал человека)? Не следует ли в подобных случаях применять правило о совокупности преступлений, т.е. одновременно квалифицировать деяния по двум или даже по трем частям ст.264 УК РФ?

По совокупности преступлений деяния с указанными различными последствиями должны квалифицироваться в тех случаях, когда они совершены в разное время и наступившие последствия являлись результатом нескольких взаимно не связанных нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Для установления тяжести вреда здоровью достаточно наличия одного из квалифицирующих признаков. При наличии нескольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому признаку, который соответствует большей тяжести вреда здоровью.

3.2. Особо квалифицирующие признаки состава преступления ст. 264 УК РФ

10 декабря 1996 г. Приказом Минздрава РФ, согласованным с Генеральной Прокуратурой, Верховным Судом и Министерством внутренних дел РФ, утверждены Правила судебно-медицинской экспертизы определения тяжести вреда здоровью.

Для установления тяжести вреда здоровью достаточно наличия одного из квалифицирующих признаков. При наличии нескольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому признаку, который соответствует большей тяжести вреда здоровью.

Ухудшение состояния здоровья потерпевшего в результате дефектов оказания медицинской помощи по поводу причиненных ему повреждений устанавливают комиссионно с участием соответствующих специалистов. При оценке тяжести вреда здоровью, причиненного лицу, страдающему каким-либо заболеванием, следует учитывать только последствия причиненной травмы. При этом эксперт должен определить влияние травмы на заболевание (обострение заболевания, переход ее в более тяжелую форму и т.д.). Этот вопрос целесообразно решать комиссией экспертов с участием соответствующих специалистов клинического профиля.

Особо квалифицирующие обстоятельства преступления указаны ч. 3 ст. 264 УК РФ, которая устанавливает повышенную ответственность за причинение по неосторожности смерти двух или более лиц.

Так, по ч. 3 ст. 264 УК РФ были квалифицированы действия водителя Усачева С.Г. Водитель Усачев С.Г. при управлении личным автомобилем «ВАЗ-2110» нарушил п.п. 1.4 и 10.1 Правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть двух лиц. Преступление совершил на территории Искитимского района при следующих обстоятельствах.

8 марта 2008г. около 12 часов Усачев С.Г., управляя технически исправным автомобилем «ВАЗ-2110», в котором находилось 3 пассажира, двигался по трассе Искитим — Линево в направлении г. Искитима. Метеорологические условия были неблагоприятные: дорога из асфальтобетонки, покрытая гололедом, дул сильный ветер в районе 5км трассы. В пути следования Усачевым был нарушен п.п. 10.1 Правил дорожного движения. Водитель не выбрал обеспечивающий безопасность движения в данных дорожных условиях скоростной режим (была включена 4 передача) и допустил занос своего автомобиля, не справился с управлением, выехал на встречную полосу движения и произвел столкновение со встречным автомобилем «ВАЗ-2107» под управлением Бугаева С.Г., в которой находились 4 пассажира. В результате данного дорожно-транспортного происшествия пассажиру, автомашины «ВАЗ-2110» Бятовой Л.П. была причинена смерть, которая наступила в результате полученной травмы груди и таза, сопровождавшихся обильным внутренним кровотечением. Водителю автомашины «ВАЗ-2107» Бугаеву С.Г. также причинена смерть, которая наступила в отделении реанимации Искитимской ЦРБ в результате полученной травмы груди, сопровождавшейся множественными двухсторонними переломами ребер и грудины с повреждением левого легкого. Оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к выводу, что вина Усачева в нарушении им п. 10.1 Правил дорожного движения при управлении автомашиной «ВАЗ-2110», что повлекло по неосторожности смерть двух лиц доказана и действия его правильно квалифицированны по ст. 264 ч.3 УК РФ. Смерть Бятовой Л.П. и Бугаева С.Г. наступила в результате полученных ими тяжких телесных повреждений, опасных для жизни в момент их причинения при автотранспортном происшествии, имевшим место 8 марта 2008г. и находятся в прямой причинной связи с наступившими последствиями.33

Следует сказать, что при определении квалификации дорожно-транспортного преступления берутся во внимание последствия данного преступления. Согласно статистическим данным, предоставленным ОГИБ УВД по Искитимскому району Новосибирской области, за 2007 год число пострадавших при дорожно-транспортных происшествиях на территории Искитимского района, которым был причинен тяжкий вред здоровью, составляло 195 человек. В 2008 году таких пострадавших было уже 164 человек. Число погибших при дорожно-транспортных происшествиях в 2007 году равнялось 40 человека, а в 2008 году – 63 человек.

ГЛАВА IV. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ОТГРАНИЧЕНИЕМ СОСТАВА СТ. 264 УК РФ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

4.1 Отграничение состава ст.264 УК РФ от составов, предусмотренных ст. 125 УК РФ

Сравним изучаемый нами состав ст. 264 УК РФ с составом ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности». Примером может служить ситуация, когда водитель, не нарушив Правила дорожного движения, причинил последствия и, испугавшись этого, скрылся с места происшествия. Таким образом, водитель, не оказав посивной помощи пострадавшим, находящимся в опасном для жизни или здоровья состоянии, покидает место аварии. При дорожно-транспортных происшествиях, виновный сам ставит потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние, вследствие чего потерпевший из-за причиненной травмы оказывается в состоянии беспомощности. Наиболее часто данное преступление при дорожно-транспортных происшествиях водители транспортных средств совершают в ночное время суток, когда нет свидетелей происшествия и потому оставляя пострадавшего на месте ДТП, преступник тем самым пытается уйти от ответственности.

Непосредственным объектом ст. 125 УК РФ является безопасность жизни и здоровья потерпевшего. Непосредственным объектом ст. 264 УК РФ, как было рассмотрено выше, является безопасное функционирование автомобильного и иного механического транспортного средства, а жизнь и здоровье потерпевших рассматриваются данной статьей в качестве дополнительного объекта. Состав преступления ст. 125 УК РФ, как уже было сказано выше, формальный. Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом, тогда как преступление ст. 264 УК РФ – неосторожное. Оно считается оконченным с момента наступления последствий, поэтому состав ст. 264 УК РФ – материальный. Объективная сторона преступления ст. 264 УК характеризуется деянием в виде действия либо бездействия. В отличие от нее, оставление в опасности совершается только путем бездействия. Субъект ст. 264 УК РФ специальный, им является лицо, достигшее 18-летнего возраста, и управляющее транспортным средством. Субъектом ст. 125 УК РФ является также специальный субъект, который представляет собой лицо, также достигшее 18-летнего возраста, и на котором лежит правовая обязанность оказать помощь, либо лицо, которое само поставившее потерпевшего в беспомощное состояние. Таким образом, составы ст. 125 и 264 УК РФ отличаются и по сущности объективной стороны, и по сущности субъективной стороны, т.е. составы рассмотренных выше статей УК РФ различны.

Если дорожно-транспортное происшествие произошло по вине иных лиц (в том числе потерпевшего), а проезжавший мимо водитель заметил это, мог оказать помощь или сообщить о случившемся, но не сделал этого, он несет ответственность в административном порядке.

Продолжая мысль о поведении водителя, после совершения дорожно-транспортного происшествия следует отметить, что новый Уголовный кодекс исключил ст.265 УК РФ. Однако действия водителя, оставившего потерпевшего после аварии на месте дорожно-транспортного происшествия, будет квалифицироваться по ст.125 УК РФ, как заведомое оставление без помощи лица , находящегося в опасном для жизни состоянии , лицом , поставившим потерпевшего в такое состояние.

Правила дорожного движения (п.5) подробно перечисляют действия и последовательность их выполнения, которые должен предпринять водитель, причастный к дорожно-транспортному происшествию. Таковым считается не только тот водитель, транспортное средство которого непосредственно участвовало в происшествии, но и водитель, чьи действия повлияли на развитие ситуации, приведшей к нему.

Под оставлением места дорожно-транспортного происшествия понимается уезд или уход с места происшествия вопреки требованиям Правил дорожного движения РФ только, в случае, когда погибли или серьезно ранены люди.

При этом виновный в дорожно-транспортном происшествии покидает место аварии, несмотря на то, что для него очевидна необходимость оказания помощи потерпевшему и имеется возможность такую помощь оказать. Если водитель, нарушивший правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в результате чего пострадали люди, не имел реальной возможности оказать им помощь в силу своей беспомощности, возникшей, например, в связи с полученной в дорожно-транспортном происшествии травмой, ответственность по ст. 125 УК РФ исключается.

4.2 Отграничение состава ст. 264 УК РФ от составов ст. ст. 263, 268, 350 УК РФ

Уголовный кодекс дифференцирует ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств в зависимости от вида транспорта. В нем разделены составы нарушения указанных правил на железнодорожном, воздушном, водном транспорте (ст.263 УК РФ) и на автомобильном, трамвайном либо ином механическом транспорте (ст.264 УК РФ). При совпадении признаков составов, предусмотренных указанными статьями УК (кроме вида транспорта), статья 263 УК имеет более строгие санкции, чем статья 264 УК, что объясняется большей опасностью нарушения правил движения и эксплуатации на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, которое чревато белее тяжелыми последствиями.

Безопасность движения и эксплуатации транспорта зависит не только от водителя и от технического состояния транспортного средства, но также и от других участников движения: пешеходов, пассажиров, водителей гужевого транспорта, велосипедистов и т.д. Данные правоотношения в УК РФ регулируются ст.268, которая предусматривает нарушение пассажиром, пешеходом или иным участником движения (кроме лиц, указанных в статьях 263 и 264 Кодекса) правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, если это деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, смерть человека, смерть двух или более лиц.

Правила, охраняющие безопасность движения и эксплуатации транспорта, регламентируются различными нормативными актами, особыми для каждого вида транспорта, в том числе и ведомственного. Нарушение этих правил предполагает невыполнение требований определенных нормативных актов в части, обеспечивающей безопасное функционирование транспорта.

В п.1.3 Правил дорожного движения определены обязанности участников дорожного движения (водителей, пешеходов, пассажиров и т.д.), которые «Обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами».

Нарушая эти правила, такое лицо может создать угрозу безопасности как для себя лично, так и для других участников движения. Если подобное нарушение при наличии вины привело к последствиям, в виде тяжкого вреда здоровью и причинной связи между деянием и причиненным вредом, наступает уголовная ответственность. При отсутствии последствий может наступить административная ответственность.

Данная норма носит бланкетный характер. Она в самом общем виде отсылает к правилам, действующем на транспорте, не конкретизируя при этом ни его виды, ни их функциональное значение, ни правила, относящиеся к безопасности движения или эксплуатации транспортных средств.

Конкретные проявления рассматриваемого посягательства могут быть самыми разнообразными, в связи с этим дать их исчерпывающий перечень невозможно. Наиболее часто указанные в законе правила нарушаются пешеходами, неожиданно появляющимися в опасной близости к движущимся автотранспортным средствам, переходящими дорогу в не установленных местах, и т.д. При расследовании и рассмотрении уголовных дел необходимо установить, какие именно правила нарушены виновным и в чем эти нарушения выразились.

Суть рассматриваемого преступления заключается в создании искусственных помех для работы транспорта лицом, не управляющим транспортным средством.

Данное преступление имеет материальный состав. Для наступления уголовной ответственности необходимо, чтобы был причинен тяжкий, средней тяжести вред здоровью, гибель одного или нескольких лиц.

Называя субъектов преступления («участники движения»), ст.268 специально оговаривает, что ими не могут быть лица, указанные в ст.264 УК РФ, т.е. те, кто в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязан соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется неосторожной формой вины по отношению к наступлению указанных в статье вредных последствий.

Такие признаки объективной стороны, как обстановка, место, время, способ совершения преступления, не выделены в качестве признаков состава преступления. Однако эти обстоятельства должны устанавливаться в каждом конкретном случае, так как они могут значительно влиять на индивидуализацию наказания.

Транспортные преступления следует также отграничивать от других преступлений, при совершении которых транспортное средство выступает не в качестве такового, т.е. транспортного средства, а потому и содеянное требует иной квалификации: 1) по нормам главы о преступлениях против личности, например, тракторист пахал поле и, не заметив ребенка, наехал на него, причинив смертельную травму (ст.109 УК); 2) по норме об ответственности за нарушение охраны труда (при использовании внутрицехового транспорта (ст.143 УК).

Действия водителей транспортных средств, повлекшие указанные в данной статье последствия не в результате нарушения правил дорожного движения, а при погрузке грузов, ремонта транспортного средства, производстве строительных работ, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо нарушение правил при производстве определенных работ.

Не признаются также нарушением правил эксплуатации, обеспечивающих безопасность движения, неправильные действия водителя, вызвавшие вредные последствия, если они являются последствием нарушения общих правил предосторожности. В этих случаях действия виновного квалифицируются как нарушение правил безопасности производства определенных работ, техники безопасности, правил охраны труда либо как преступление против жизни и здоровья граждан. Например, при заправке автомашины бензин по недосмотру водителя пролился на двигатель и в процессе управления в результате неисправной электрической системы зажигания от искры произошло воспламенение автомашины и погиб пассажир. В этом случае содеянное образует состав преступления против личности. Нарушения техники безопасности возможны и в процессе движения машины, например, когда водитель автокрана перевозит висящий на крюке груз, которым, раскачав, ударяет и тяжело ранит рабочего. Поскольку правила безопасности движения нарушены не были, ответственность по ст. 264 УК РФ исключается.

Под признаки ст. 264 УК РФ также не подпадает нарушение правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины. Это деяние квалифицируется по ст. 350 УК РФ, она является специальной нормой по отношению к ст. 264 УК РФ, от которой она отличается ведомственной принадлежностью машины Вооруженным Силам РФ, другим войскам и воинским формированиям РФ.

К боевым машинам относятся танки, бронетранспортеры, самоходные транспортные средства, выполняющие строительные, пожарные, медицинские функции; к транспортным относят, самоходные транспортные средства, предназначенные для перевозки вооружения, воинского имущества и других грузов.

Объективная сторона преступления характеризуется альтернативно предусмотренными действиями или (бездействием) т.е. нарушением либо правил вождения, либо эксплуатации указанных разновидностей машин.

Данная норма носит бланкетный характер, правила вождения, и эксплуатации соответствующих машин определяются Правилами дорожного движения РФ, ведомственными нормативными правовыми актами, общевоинскими уставами Вооруженных Сил РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется легкомыслием или небрежностью. Субъект рассматриваемого состава преступления специальный. Им согласно ст. 331 УК РФ и постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1973г. № 7 «О квалификации нарушения правил вождения или эксплуатации машин военнослужащими и иными лицами, несущими уголовную ответственность по Закону об уголовной ответственности за воинские преступления» может быть любой военнослужащий, а также гражданин, пребывающий в запасе и призванный на военные сборы, управляющий машиной или ответственный за ее эксплуатацию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Безопасность дорожного движения – проблема глобальная. Высокую аварийность на дорогах, в том числе и Российской Федерации необходимо расценивать как национальное бедствие. Технический прогресс в области автомобилестроения, постоянное увеличение парка автомашин привели к резкому увеличению числа дорожно-транспортных происшествий, тяжесть последствий которых постоянно возрастает. Ни один вид человеческой деятельности не сопровождался такими массовыми жертвами и ни одно стихийное бедствие за такой период не причиняло подобного ущерба.

Изучение и рассмотрение уголовно-правовой характеристики объективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, позволяет выделить следующую наиболее важную проблему при квалификации дорожно-транспортных происшествий: оценка действий участников дорожно-транспортных происшествий при совместном причинении вреда по неосторожности, повлекшее последствия, предусмотренные ст. 264 УК РФ.

Необходимо отметить также, что, несмотря на изменения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за нарушение правил безопасности движения транспорта, Пленум Верховного Суда Российской Федерации нового постановления по данному вопросу не принял.

В настоящее время действуют два устаревших постановления:

1. Постановление № 50 Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения” от 22 октября 1969г.

2. Постановление № 11 Пленума Верховного Суда СССР “О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях” от 6 октября 1970г.

Необходимость принятия нового постановления вызвана не столько новой нумерацией статей УК, сколько устранением недостатков и ошибок при расследовании и рассмотрении дел о транспортных преступлениях, возникающих в связи с изменениями и дополнениями, принятыми за период с 1970г. по 2008г., а это ни много, ни мало – более 30 лет.

Необходимо обратить особое внимание также на следующие вопросы, касающиеся субъекта преступления, решение которых, на наш взгляд, позволит существенно снизить аварийность на дорогах Российской Федерации:

1. Необходим строгий медицинский отбор, желающих получить право на управление транспортным средством, а также высококачественная подготовка водителей, своевременное повышение их квалификации. На сегодняшний день действует устаревшая инструкция и приказ Минздрава СССР о порядке освидетельствования водителей и кандидатов в водители для определения их годности к управлению транспортным средством. Подготовкой водителей занимаются учебные организации на основе программ, утвержденных ещё в 1984г. Требуется разработка и принятие новых программ обучения, отвечающих современным требованиям к участникам дорожного движения.

2. Необходим более жесткий ведомственный контроль по вопросам получения медицинских справок кандидатов в водители и получения удостоверения водителя. В условиях, когда можно без малейшего труда купить права и медицинскую справку, значительное число водителей управляет транспортными средствами не только не имея на это права, но и элементарной подготовки к эксплуатации источника повышенной опасности.

3. Очень часто прием экзаменов сотрудники РЭО ОГИБДД осуществляют в школе, где проходило обучение, что в ряде случаев представляет собой чистую формальность. Отсутствует не только практический экзамен, позволяющий оценить умение обучающегося безопасно выполнять маневры при управлении транспортным средством в условиях реального дорожного движения, но и теоретический проходит без должного контроля со стороны экзаменатора. Такая “договорная” между администрацией автошколы и РЭО ОГИБДД сдача экзаменов, сейчас отнюдь не редкость. Тем более что рекламные объявления многих автошкол гарантируют 100% получение прав.

4. Повышение уровня дисциплины всех участников дорожного движения. Ведь именно сознательное нарушение Правил дорожного движения водителями и пешеходами в подавляющем большинстве случаев становится причиной возникновения дорожно-транспортного происшествия. Это большое, трудоемкое, кропотливое дело, требующее грамотной организации дорожной инфраструктуры и обеспечения безопасности движения, ежедневных усилий со стороны всего персонала ГИБДД, направленных на соблюдение участниками дорожного движения установленных Правил. Приоритетными направлениями в области разъяснительно-пропагандистской деятельности ОГИБДД и работе с общественностью должны стать:

— организация системы правового информирования населения о действующем законодательстве, о деятельности ОГИБДД и о принимаемых мерах по безопасности движения;

— повышение эффективности профилактики детского дорожно-транспортного травматизма;

— внедрение новых форм пропаганды безопасности дорожного движения путем использования всех видов распространения информации и рекламы;

— привлечение всех автолюбителей, автовладельцев и государственных общественных организаций к совместной работе по предупреждению ДТП.

Санкция ч.1 ст.264 УК РФ в качестве основных видов наказания предусматривает ограничение свободы, арест и лишение свободы. Поскольку положения о первых двух видах наказания не введены в действие, то на практике суды используют лишь один вид наказания – лишение свободы. Таким образом, санкция ч.1 ст.264 УК РФ фактически является безальтернативной. Учитывая то обстоятельство, что к лицам, осужденным по ч.1 ст.264 УК РФ практически всегда лишение свободы применяется условно с испытательным сроком, на наш взгляд, представляется невозможным достижение таких целей наказания, как исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений.

Кроме того, содержание лица, осужденного за преступление, совершенное по неосторожности, в условиях строгой изоляции от общества (арест), либо в исправительном центре (ограничение свободы), считаем, нецелесообразным и чрезмерно жестким. Опасности для окружающих такие граждане не представляют, а, следовательно, в применении к ним таких видов наказания, как ограничение свободы и арест нет необходимости. Тем более, что данные меры воздействия на осужденного влекут материальные затраты со стороны государства.

Представляется более эффективным использование таких видов наказания, как штраф и исправительные работы.

В деятельности судов также имеются существенные недостатки. Некоторые суды, недооценивая общественную опасность транспортных преступлений, сопровождающихся причинением вреда здоровью граждан, а иногда влекущих их гибель, допускают необоснованное назначение виновным, совершившим такие преступления при отягчающих обстоятельствах, мягких мер наказания. В то же время по отдельным делам наказание определяется без учета обстоятельств, смягчающих ответственность виновных, а если имело место нарушение правил дорожного движения со стороны потерпевшего или иных лиц, — без учета характера нарушения.

Суды при осуждении лиц по данным статьям Уголовного кодекса должны в каждом случае обсуждать вопрос о применении или неприменении дополнительного наказания. Кроме этого, суды должны обеспечить правильное и своевременное рассмотрение каждого дела, повысить требовательность к качеству и полноте предварительного следствия, полно и всесторонне устанавливать фактическую обстановку дорожно-транспортного происшествия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела. Обратить внимание на то, что в компетенцию судебной дорожно-транспортной экспертизы входит решение только специальных технических вопросов. Поэтому при назначении экспертизы суды не вправе ставить перед экспертами правовые вопросы, решение которых относится исключительно к компетенции суда. Оценке, основанной на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела и их совокупности, должны подлежать все доказательства, в том числе и заключение дорожно-транспортной экспертизы.

С превращением России в правовое государство на первое место выходят интересы гражданина, далее общества, а затем государства.

Фундаментом правовой системы деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения является Федеральный закон «О безопасности дорожного движения», который изменил правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения, отсюда приоритет интересам не государства и общества, а охране жизни, здоровья и имущества граждан, защите их прав и законных интересов. На основе данного запроса проблема предотвращения ДТП рассматривается как комплексная, требующая для своего решения усилий всех министерств, ведомств, государственных органов, многих предприятий и организаций.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

I. Нормативные акты
1. Конституция РФ: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г. – М., 2003. – 64 с.

2. Уголовный кодекс РФ: Официальный текст по состоянию на 1апреля 2007 года. – Н., 2007. – 176с.

3. Федеральный закон Российской Федерации № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» от 10 декабря 1995 года (в ред. Федеральных законов от 02.03.99 N 41-ФЗ, от 25.04.2002 N 41-ФЗ, от 10.01.2003 N 15-ФЗ) — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.

4. Постановление Правительства Российской Федерации № 1090 «О правилах дорожного движения» от 23 октября 1993г. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.96 N 3, от 31.10.98 N 1272, от 21.04.2000 N 370, от 24.01.2001 N 67, от 21.02.2002 N 127, от 28.06.2002 N 472, от 07.05.2003 N 265) — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.

5. Постановление Правительства Российской Федерации № 647 от 29 июня 1995г. «Об утверждении правил учета дорожно-транспортных происшествий» (в ред. — Постановлений Правительства РФ от 01.12.97 N 1513, от 31.07.98 N 866, от 02.02.2000 N 100) — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.

6. Постановление Пленума Верховного суда РФ №50 от 22 октября 1969г. с последующими изменениями и дополнениями «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.

7.     Правила дорожного движения Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993г. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.96 N 3, от 31.10.98 N 1272, от 21.04.2000 N 370, от 24.01.2001 N 67, от 28.06.2002 N 472) — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.

II. Документальные источники

1. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №25400 за 2008 год.

2. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №25611 за 2008 год.

3. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №41234 за 2008 год.

4. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №62156 за 2008 год.

5. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №60932 за 2008 год.

6. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №65915 за 2007 год.

7. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №67865 за 2008 год.

8. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №94334 за 2008 год.

9. Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело №10758 за 2008 год.

III. Научная литература

1.     Абубакиров Ф.М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учебное пособие. – Хабаровск; РИЦ ХГАЭП, 2001. – 108 с.

2.     Амбарцумян В. Причины дорожно-транспортных происшествий //Автомобильный транспорт, 1996. — №1. – с. 22-23.

3.     Автотранспортные правонарушения, преступления, причинение вреда. Правовая квалификация и судебно-экспертная оценка: Сборник научных трудов. – М.: Издание МАДИ (ГТУ), 2003. – 128 с.

4.     Бабилашвилли Д.Г. Ответственность за автотранспортные преступления /Автореферат. Тбилиси. Издательство Тбилисского университета, 1997. – 32 с.

5.     Белов А.И., Тапчанян В.М. За рулем автомобиля. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. – 244 с.

6.     Водитель, автомобиль и право: (Сб. Нормативных актов и документов): Сост. Панев А.Н. – Сыктывкар, 2003. – 281с.

7.     Волошин Г.А. и др. Анализ дорожно-транспортных происшествий /Волошин Г.А., Мартынов В.П., Романов А.Г. – М.: Транспорт, 1987. – 240 с.

8.     Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций /Автореферат – М., 1998. – 23 с.

9.     Ермаков Ф. Определение времени реакции водителя на опасность //Российская юстиция. – 2001. №9 – С.72.

10.                      Ермаков Ф. Судебная автотехническая экспертиза //Российская юстиция. — 1996. №12. – С. 28-29.

11.                      Жулев В.И. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности движения автотранспорта. /Автореферат — М., 1965. – 16 с.

12.                      Иванова В.В. Уголовная ответственность лиц, управляющих транспортными средствами, за нарушение правил эксплуатации и безопасности дорожного движения. – Якутск, 1990. – 66 с.

13.                      Иванова В.В. Предупреждение уголовно-наказуемых нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (уголовно-правовые и криминологические аспекты) – М.: Академия министерства внутренних дел РФ, 1995. – 20с.

14.                      Калмаков В.Т., Бобровник М.М. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. – Гродно, 1997. – 70 с.

15.                      Карлов А.А. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения. – Киев, 1979. – 90 с.

16.                      Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. – М.: ЗЕРКАЛО, 1998. – 878 с.

17.                      Комментарий к Уголовному кодексу РФ: Научно-практический комментарий /Отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт-М., 2001. – 736 с.

18.                      Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. Михлина А.С. – М., 2000. – 862 с.

19.                      Коробеев А.И. Транспортные правонарушения. – М, 1990 – 128 с.

20.                      Куринов Б.А. Квалификация транспортных преступлений. – М., 1965. – 50с.

21.                      Корчагин А.Г. Некоторые преступления в области использования техники: уголовно-правовые и криминалистические аспекты. – Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1993. – 144 с.

22.                      Ласточкина С.Г., Хохлова Н.Н. Сборник постановлений Пленумов верховного Суда РФ (СССР, РСФСР) по уголовным делам. – М., 2000. – 606 с.

23.                      Лукьянов В. Форма вины в дорожно-транспортных правонарушениях //Российская юстиция. – 2002. №12 – С.59.

24.                      Макаренко Л.А. Новая уголовная ответственность за автотранспортные преступления. – Тверь, 1996. – 30 с.

25.                      Мачковский Л.Г. Преступные нарушения правил безопасности движения /Автореферат. – М., 1979. – 16 с.

26.                      Петухов Б.В. Уголовно-правовые и криминалистические проблемы борьбы с автотранспортными преступлениями /Автореферат. – М., 1992. – 22 с.

27.                      Сборник методических материалов по курсу «Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть» — М.: МГЮА, ПМЮИ, 1999. – 94 с.

28.                      Споры при дорожно-транспортных происшествиях. Сборник документов /Под ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: 2001. – 73 с.

29.                      Судебная практика к Уголовному кодексу РФ /Под ред. Лебедева В.М. – М., 2001. – 1168 с.

30.                      Трофименко С.В. Уголовно-правовая характеристика преступного оставления места дорожно-транспортного происшествия, как преступления против безопасности дорожного движения: Автореферат. /Краснодар, юрид. ин-т МВД России – Краснодар, 2001. – 24с.

31.                      Уголовное право России: Учебник для вузов. Т.2. Особенная часть. / Под ред. Игнатова А.Н. и Красикова Ю.А. – М., 1999. – 808 с.

32.                      Чих Н.В. Теоретические и практические проблемы расследования дорожно-транспортных преступлений: Монография. – Н.Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос.службы, 2000. – 142 с.

33.                      Якубенко Н.В. Антропотехническая система «Дорожное движение» (криминологические, психологические аспекты): Монография. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 1999. – 93с.

34.                      Якубенко Н.В. Дорожно-транспортные происшествия в антропотехнической системе «дорожное движение» (орг. — прав. аспекты) – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 1999. – 93с.

35.                      Якубенко Н.В., Коленко А.Д. Дорожно-транспортные происшествия: понятия, квалификация, наказание. – Владивосток: Издательство Дальневосточного ун-та, 2001. – 120с.

36.                      Ярошик О.Д., Русланова И.Н. Водитель в дорожно-транспортном происшествии: злодей или жертва. – М.: Городец, 1998. – 247 с.

37.                      Ярошик О.Д., Русланова И.Н. Справочник по проблемам дорожно-транспортного происшествия. – М., 1999. – 192 с.

1Коробеев А.И. Транспортные правонарушения. – М., 1990. – С.46.
2Правила дорожного движения Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993г. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.96 N 3, от 31.10.98 N 1272, от 21.04.2000 N 370, от 24.01.2001 N 67, от 28.06.2002 N 472).
3Якубенко Н.В. Антропотехническая система «Дорожное движение» (криминологические, психологические аспекты): Монография. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 1999. – С.35.
4Иванова В.В. Уголовная ответственность лиц, управляющих транспортными средствами, за нарушение правил эксплуатации и безопасности дорожного движения. – Якутск, 1990. – С. 18-19.

5Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 25400 за 2008г.

 6Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций /Автореферат – М., 1998. – С.14.
7Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 25611 за 2008г.

 8Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 30012 за 2008г.

 9Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 41234 за 2008г.
10Коробеев А.И. Транспортные правонарушения. – М., 1990. –С.56.
11Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 62156 за 2008г.

 12Жулев В.И. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности движения автотранспорта. /Автореферат — М., 1965. –С. 11-12.
13Якубенко Н.В. Антропотехническая система «Дорожное движение» (криминологические, психологические аспекты): Монография. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 1999. – С.50.
14Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 60932 за 2008г.

 15Калмаков В.Т., Бобровник М.М. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. – Гродно, 1997. – 70 с.

 16Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций /Автореферат – М., 1998. – С.16.

 17Ярошик О.Д., Русланова И.Н. Справочник по проблемам дорожно-транспортного происшествия. – М., 1999. – С.27.
18Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций /Автореферат – М., 1998. – С.12.
19Ярошик О.Д., Русланова И.Н. Справочник по проблемам дорожно-транспортного проишествия.- М ., 1999.
20Грибков А.В. Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений в условиях провоцирующих ситуаций /Автореферат – М., 1998. – С.15-16.

 21Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 65 915 за 2007г.

 22Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 67865 за 2008г.

 23См.: Правила дорожного движения Российской Федерации (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.96 N 3, от 31.10.98 N 1272, от 21.04.2000 N 370, от 24.01.2001 N 67, от 28.06.2002 N 472). — Справочная правовая система РЕФЕРЕНТ.
24Калмаков В.Т., Бобровник М.М. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. – Гродно, 1997. – С. 49-50.

 25Лукьянов В. Форма вины в дорожно-транспортных правонарушениях //Российская юстиция. – 2002. №12 – С.59.

 26Лукьянов В. Форма вины в дорожно-транспортных правонарушениях //Российская юстиция. – 2002. №12 .
27Калмаков В.Т., Бобровник М.М. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. – Гродно, 1997. – С. 40.
28Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 62912 за 2008 год.

 29Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 94334 за 2008г.

 30Абубакиров Ф.М. Комплексный юридический анализ состава преступления: Учебное пособие. – Хабаровск; РИЦ ХГАЭП, 2001. – С.68-71.
31Там же. – С. 73-74.
32Иванова В.В. Уголовная ответственность лиц, управляющих транспортными средствами, за нарушение правил эксплуатации и безопасности дорожного движения. – Якутск, 1990. – С. 24.

 33Архив Федерального районного суда общей юрисдикции Искитимского района Новосибирской области, уголовное дело № 10758 за 2008г.