Курсовые по Уголовному процессу

Презумпция невиновности

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение

Глава 1.  Понятие и содержание принципа презумпции невиновности

Глава 2. Обеспечение презумпции невиновности на стадиях уголовного процесса

2.1 Презумпция невиновности на стадии  возбуждения уголовного дела

2.2 Презумпция невиновности в стадии предварительного расследования

2.3 Презумпция невиновности в судебном разбирательстве

2.4 Презумпция невиновности при проверке законности и обоснованности приговоров

Заключение

Список нормативно-правовых актов и литературы

ВВЕДЕНИЕ

            Принципы уголовного процесса — это основополагающие, руководящие правовые нормы, определяющие характер уголовного процесса, содержание всех его институтов и выражающие взгляды о построении процессуального порядка, обеспечивающего справедливое правосудие по уголовным делам, эффективную защиту личности, ее прав и свобод, интересов общества от преступных посягательств.

            Основной документ, специально предназначенный для регулирования уголовно-процессуальной деятельности,  – Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). В нем и сформулированы принципы уголовного процесса. Система принципов уголовного процесса включает в себя следующие принципы: законность, публичность, равенство граждан перед законом и судом, охрана прав и свобод, чести и достоинства граждан, гласность суда, осуществление правосудия независимым и беспристрастным судом, презумпция невиновности, обеспечение обвиняемому права на защиту, состязательность, национальный язык судопроизводства.

            Один из важнейших принципов уголовного процесса — презумпция невиновности. Её рассмотрение и изучение мы и выделим в качестве цели данной работы.

            Вопрос презумпции невиновности актуален, в силу того, что она  является   одним   из   основных   принципов правосудия. Это общепризнанный  принцип,  согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. В основе этого  принципа лежит общая и широко признаваемая норма морали, согласно которой  каждый человек должен  предполагаться добропорядочным, пока иное не будет доказано.

            В статье 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. презумпция  невиновности формулируется следующим образом: «Каждый человек, обвиняемый  в совершении  преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты»[1].

            В Международном пакте о гражданских и  политических  правах,  принятом Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1966 г.  и  ратифицированном  СССР  18 сентября 1973 г.,  записано:  «Каждый  обвиняемый  в  совершении  уголовного преступления  имеет  право  считаться  невиновным  до  тех  пор, пока его виновность не будет доказана согласно закону»[2].

            Россия также взяла  на  себя  обязательство  обеспечить   любому  лицу провозглашенные в международных  правовых актах права и свободы. Формулировка данного принципа содержится  в  Конституции  РФ:  “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным,   пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”[3].

            Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской   Федерации   в   ст.   14 окончательно   закрепил   принцип    презумпции    невиновности    уголовном производстве.

            Важность, необходимость данного принципа обусловлена исторически, ведь ещё в 1789 году презумпция невиновности уже была провозглашена в Декларации прав человека и гражданина. Отметим, что в данной работе особого акцента на историю принципа презумпции невиновности делать не будем. Однако в соответствии с формулировкой выбранной темы отметим, что исторически для нашей страны этот принцип претерпел много сложностей. В советское время общество всегда тянулось к презумпции невиновности, видя в ней, часто неосознанно, интуитивно, средство защиты от беззакония. Со временем появились подписи руководителей СССР под международными документами о правах человека, соблюдать которые  зачастую заведомо не собирались. В Конституции 1977 года, в ст.160 появилась такая запись: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом”[4]. И хотя эту запись нельзя расценивать как выражение презумпции невиновности, ибо она не дает ответа на вопрос, можно или нельзя до вынесения приговора считать обвиняемого невиновным, но в ней была заключена главная идея презумпции: признать виновным вправе только суд.

            Что касается степени разработанности темы презумпции невиновности, то нужно сказать следующее.  Презумпция невиновности – предмет изучения многих учёных. Следует отметить вклад ряда авторов: Нуркаевой М. К.[5], Конина В. В.[6], Карапетяна Н. А., Гамбаряна А. С.[7], Громова Н., Францифорова Ю.[8] Ими презумпция невиновности была рассмотрена, изучена всесторонне, начиная с истории её возникновения, подробного раскрытия содержания этого понятия, до роли презумпции невиновности в современном мире, как в российском, так и в международном праве.

           Таким образом, важность изучения презумпции невиновности  определяется тем, что данный  принцип  определяет характер расследования и судебного разбирательства, а также положение личности в уголовном процессе.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ

                       Презумпция невиновности — один из важнейших принципов демократического уголовного  процесса,  имеющий  самостоятельное  назначение  и   выполняющий особую, лишь ему отведенную служебную роль.

            Статья 14  Уголовно-процессуального   кодекса   Российской   Федерации провозглашается принцип  презумпции  невиновности,  как  один  из  принципов уголовного процесса. Заключается он в следующих положениях:

 1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность  в  совершении преступления  не  будет  доказана  в  предусмотренном  УПК  РФ   порядке   и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

 2. Подозреваемый   или   обвиняемый   не   обязан   доказывать   свою невиновность.  Бремя   доказывания   обвинения   и   опровержения   доводов, приводимых  в  защиту  подозреваемого  или  обвиняемого,  лежит  на  стороне обвинения.

 3. Все сомнения  в  виновности  обвиняемого,  которые  не  могут  быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

 4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

            Презумпция  невиновности  является  объективным  правовым  положением. Предъявляя лицу обвинение,  органы  расследования  считают  его  виновным  в совершении  преступления,  однако  его  вину  необходимо   доказать. Закон связывает возможность признания лица  виновным  с  обязательным  проведением судебного разбирательства – стадии, где сосредоточены максимальные  гарантии прав и законных интересов обвиняемого и  проверки  доказательств  обвинения.

            Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока в отношении него  не  будет вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу. Правила ст. 49 Конституции распространяются также и на  подозреваемого – лицо, задержанное по подозрению в совершении  преступления,  или  лицо,  в отношении которого  избрана  иная  мера  пресечения  до  его  привлечения  в качестве обвиняемого. Обвиняемого невиновным считает закон,  который  возможность  признания его виновным  связывает  с  таким  порядком  судопроизводства,  при  котором происходит полное и всестороннее судебное  исследование  всех  обстоятельств дела на основе гласности, устности, равноправия сторон  и  состязательности, других демократических принципов процесса, т. е. с  обязательным  проведением судебного разбирательства — стадии, где сосредоточены максимальные  гарантии прав и законных, интересов обвиняемого и  проверки  доказанности  обвинения.

            Только  тогда,  когда  по  делу  состоялось судебное разбирательство,  и, вынесенный судом, обвинительный приговор вступил в  законную силу, государство принимает  на  себя  ответственность  за  правильность  придания подсудимого  виновным  и  его  осуждения.  В  этом  и  заключается  сущность принципа  презумпции  невиновности  как  объективного  правового  положения, которое обязательно для всех лиц, ведущих судопроизводство, а также  и  всех иных учреждений, организаций, должностных лиц и граждан,  которые  не  имеют права поступать с обвиняемым как с виновным.

            Принцип  презумпции  невиновности  определяет   правовой   статус обвиняемого не только в  уголовном  процессе,  но  и  во  всех  общественных отношениях, в которых он  выступает  в  качестве  одного  из  субъектов.  До вступления приговора в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование  жилым помещением, его никто не может уволить с работы или  отчислить  из  учебного заведения ввиду его виновности в совершении преступления.     Расследование и судебное разбирательство  по  уголовному  делу  направлено  на  решение  о виновности, ответственности и наказании определенного  человека,  гражданина —  обвиняемого.  Сама  процедура  судопроизводства  и тем более ее исход чувствительно затрагивают права, свободы, жизненные интересы личности.

            Таким образом, дело касается социальных ценностей первостепенного значения. Привлечение к уголовной ответственности  и  предъявление  обвинения, несомненно, причиняют серьезную психологическую травму обвиняемому. Применяемые же в связи с этим  мера  пресечения,  отстранение  от  должности ограничивают его свободу и право на  труд. Поэтому существенной  гарантией прав личности в уголовном процессе является обоснованность  привлечения  к уголовной ответственности. Принять решение по этому вопросу следователь должен только при  наличии  веских  улик,  после  того,  как исследованы  и отвергнуты как не подтвердившиеся, построенные на  наличных  доказательствах версии о невиновности данного лица.

            Из презумпции невиновности вытекают четыре правила-следствия,  которые имеют важное практическое значение и в совокупности своей верно  и  полно отражают ее глубинный юридический и нравственный смысл.

            1. Никто не может быть осужден  на предположениях о  виновности  в совершении преступления.

            2. Бремя  доказывания  виновности  лежит  не  на  обвиняемом,  а   на обвинителе.

            3. Все сомнения, возникшие по поводу виновности  и  объема  обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

            4. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

            Первое правило заключается в  том,  что  обвинительный  приговор  не может быть основан на предположениях  и  постановлениях  лишь  при  условии, если в ходе судебного разбирательства виновность  подсудимого  в  совершении преступления доказана. Иначе говоря, предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь  бы вескими и остроумными они ни  были  и  кому  бы  они  ни  принадлежали,  при решении вопроса по уголовному  делу  основного  вопроса  —  о  виновности  — вообще не принимаются во внимание. Так, если после ухода  одного из двух находившихся в помещении  людей,  другой  тут  же  обнаружил  пропажу денег или вещей, отнюдь не  лишенный  логики  и  здравого  смысла  обыденный вывод «больше некому» сам  по  себе  не  может  служить  основанием  ни  для признания первого виновным в краже,  ни  даже  для  предъявления  обвинения, ареста или задержания  по  подозрению  в  преступлении.  Это  —  всего  лишь основание для версии.

            Итак, второе правило —  о  бремени  доказывания  —  означает,  что  ни подозреваемый, ни обвиняемый свою невиновность доказывать  не  обязаны  и  в уголовном процессе ни при каких обстоятельствах. Часть  2  ст.  49  запрещает  возлагать  на  обвиняемого   обязанность доказывать   свою   невиновность. Перенесение обязанности доказывания оказывается несовместимым с презумпцией невиновности и неуклонно приводит  к противоположному принципу — к презумпции виновности. Участники  процесса  могут  активно   доказывать   свою   невиновность (например, свое алиби, т. е. тот факт, что в момент совершения  преступления он находился в другом месте). Но это их право, а не обязанность. Обвиняемый (подозреваемый) может занять позицию  полного  неучастия  в своем оправдании, и никто не вправе упрекнуть его в этом. Доказывать обвинение, а точнее говоря, объективно, полно и всесторонне исследовать все  обстоятельства  дела,  выявить  как  обвинительные,  так  и оправдательные   обстоятельства   обязан   тот,   кто   его   выдвинул.   На предварительном следствии — это следователь,  а  в  суде  —  государственный обвинитель и суд. Принуждение  к  даче  показаний  обвиняемого, подозреваемого путем применения  угроз,  шантажа  или  иных  незаконных   действий  со   стороны следователя или  лица,  производящего  дознание,  является  преступлением  и наказывается лишением свободы. Нарушение  требований  УПК  может  привести  к  утрате  доказательств, которые   впоследствии   невозможно   будет   восполнить.  Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы,  не могут быть  положены  в  основу  обвинения,  а  так  же  использоваться  для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по  делу  (п.  1  ст.  75 УПК). При достаточности  доказательств  вины  органы  расследования  выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Признание  подсудимым  своей  вины,  если   оно   не   подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном  заседании доказательств, не может служить основанием для постановления  обвинительного приговора. Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что переложение на обвиняемого обязанности доказывания представляет грубую судебную  ошибку,  и  отменял  в таких случаях приговоры.  Таким образом, недопустимость переложения на  обвиняемого  обязанности доказывания сейчас четко определена в законе и достаточно выяснена в  теории уголовного процесса.  Значение правил о недопустимости переложения  обязанности  доказывания на обвиняемого состоит в том,  что  таким  образом  устраняется  зависимость выводов следствия и суда от  желания  и  возможностей  обвиняемого  доказать свою  невиновность.  Рассматриваемое  конституционное   положение   является важным гарантом права обвиняемого на защиту от необоснованного  обвинения  и осуждения.

            Третье правило — о том, что все «неустранимые» сомнения в  виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого, закреплено  непосредственно  в Конституции Российской Федерации (часть третья  статьи  49). Это означает, что если тщательная, всесторонняя профессиональная оценка собранных по  делу доказательств порождает у следователя или  суда  неуверенность  относительно виновности   обвиняемого,   а   все   возможности   пополнения   необходимой доказательственной  информации  исчерпаны,  их  юридическая  обязанность   и нравственный  долг  заключаются   в   том,   чтобы   обвиняемого   полностью реабилитировать. Следователь выполняет  эту  обязанность  путем  прекращения уголовного дела по соответствующему основанию, а суд —  путем  оправдания подсудимого своим приговором, который постановляется именем государства. Пленумом Верховного суда РФ было отмечено, что «следует неукоснительно соблюдать   конституционное положение (ст.49  Конституции  Российской Федерации),   согласно которому неустранимые сомнения  в виновности подсудимого толкуются в его пользу». По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. Неустранимое сомнение означает такое, которое не может быть устранено после тщательной  проверки и исследования всех обстоятельств дела, представленных обвинением суду. Истолкование сомнений в  пользу обвиняемого состоит в том,  что в случае возникновения сомнений в доказанности обстоятельств, которые  в соответствии с законом составляют предмет доказывания по уголовному делу, данные обстоятельства рассматриваются как не установленные. Это может влечь за собой прекращение дела, изменение объема обвинения, квалификации содеянного. И, наоборот, вызывающее сомнение наличие оправдывающих или смягчающих обстоятельств признается установленным. Правило об истолковании сомнений  —  это  одновременно и запрет произвольных  обвинений, и требование несомненной доказанности вины обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при  условии,  если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении  преступления  доказана (п. 4 ст. 302 УПК РФ). Верховный Суд РФ неоднократно в постановлениях Пленума и  решениях  по конкретным делам  указывал, что  при  наличии  неустранимых  сомнений в виновности подсудимого необходимо оправдывать его, имея ввиду, что законный и обоснованный оправдательный приговор является важнейшим средством реализации задач по предотвращению осуждения невиновных.

            Четвертое правило, согласно которому недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности, означает, что уголовному процессу  неизвестна  фигура  оставшегося  под  подозрением  в   юридическом смысле. Это правило носит абсолютный характер и не знает исключений. Гражданин, виновность которого не доказана, так же, как  и  гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным.

            Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности-невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности  остаются  за  рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или  следственной (или: и  судебной,  и  следственной)  ошибки  со  всеми  вытекающими  отсюда последствиями: как и любой другой реабилитированный, он вправе  рассчитывать на полное восстановление своего доброго имени, прежних прав во всех  сферах, имеющих юридическую основу, а также воинского, специального и иного  звания, которых был лишен в связи с привлечением  к  уголовной  ответственности,  на возвращение  наград  и  вообще  всего  изъятого  по  уголовному  делу  и  на возмещение имущественного и компенсацию морального ущерба. Правило — о юридическом тождестве доказанной виновности и недоказанной виновности  в   совершении   преступления   —   объективная   закономерность общественных отношений, основанная на нравственной  категории — справедливости.

ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ НА СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1 Презумпция невиновности на стадии  возбуждения уголовного дела

            На стадии возбуждении уголовного дела обязательным правилом соблюдения принципа презумпции невиновности является  то, что возбуждения  уголовного дела может производиться только при наличии достаточных   данных, указывающих на признаки преступления (П. 2 ст. 140 УПК РФ).

            Кроме  того,  обязательным  условием  выполнения  принципа  презумпции невиновности является участие защитника в уголовном деле:

            1) с момента вынесения постановления о  привлечении  лица  в  качестве обвиняемого;

            2) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;

            3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;

            4)  с   момента   объявления   лицу,   подозреваемому   в   совершении преступления,  постановления  о   назначении   судебно   —   психиатрической экспертизы;

            5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных  процессуальных  действий,  затрагивающих  права  и  свободы  лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 3 ст. 49 УПК РФ).

2.2  Презумпция невиновности в стадии предварительного  расследования

                       На стадии предварительного  следствия  наиболее  отчетливо  презумпция невиновности претворяется в жизнь, когда подозреваемый уже известен. Наделяя подозреваемого широкими процессуальными  правами,  действующее законодательство тем самым в значительной  мере  устанавливает  определенные гарантии презумпции невиновности.

            Подозреваемому предоставляются права для оспаривания данных,  которые положены в основу подозрения в совершении им преступления. Исходя из того, что при  задержании  правоохранительные  органы  имеют дело с лицом, виновность которого еще не установлена, закон отмечает, что мера  пресечения  может  быть   избрана в отношении  подозреваемого в исключительных случаях (ч. 1 ст. 100 УПК РФ).

            При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому  не  позднее 10 суток с момента применения меры  пресечения,  а  если  подозреваемый  был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с  момента  задержания (ч. 2 ст. 100 УПК РФ).  Таково категорическое требование закона.

            Если следователю (органу дознания) не удалось в  течение  10  суток  с момента  избрания  меры  пресечения  (или  задержания)  собрать  достаточные доказательства для предъявления  обвинения  то  мера  пресечения  немедленно отменяется,  подозреваемый  освобождается   от   ограничения   своих   прав, предусмотренных мерой пресечения. В этом и проявляется действие   презумпции невиновности в отношении подозреваемого.

            В п. 2 ст.77 УПК РФ говорится: » Признание  обвиняемым  своей  вины  в совершении преступления может быть положено  в  основу  обвинения  лишь  при подтверждении его виновности  совокупностью  имеющихся  по  уголовному  делу доказательств».

            По закону  обвиняемый  не  несет  ответственности  за  отказ  от  дачи показаний или за дачу  ложных  показаний.  Такое  же  значение  в  уголовном процессе имеет тезис: молчание  обвиняемого  нельзя  рассматривать  как  его согласие с обвинением,  как  признание  своей  виновности.  Если  обвиняемый молчит или отказывается от дачи показаний, это  не  может  быть  истолковано как свидетельство его виновности.

            Из предписания ч. 2   ст.77  УПК  вытекает  также  весьма  существенное положение о том, что обвиняемый может ограничиться  заявлением  о  признании своей  вины,  не  давая  никаких  показаний,  а следователь в   процессе расследования должен доказать виновность  обвиняемого,  собрать  достаточные доказательства этого, либо,  соответственно,  доказательства,  опровергающие показания обвиняемого. Так как признанию обвиняемого не придается  решающего значения  для  обоснования  вывода  о  виновности,  законом  не  допускается ускорение или сокращение  следствия  в  случае  признания  обвиняемым  своей вины.

            Для  решения  вопроса  о  виновности  должны  быть  опровергнуты   все обстоятельства,  оправдывающие  обвиняемого;  до  тех  пор,  пока   они   не опровергнуты, версию обвинения и тем  самым  виновность  обвиняемого  нельзя считать доказанной. Наряду  с  рассмотренными  возможностями  реализации   в   действующем уголовно-процессуальном законодательстве принципа  презумпции  невиновности, в стадии расследования применяется и ряд  других  норм,  в  которых  находит свое выражение презумпция невиновности. К ним можно отнести ст. 161 УПК  РФ, которая, требуя неразглашения данных  предварительного  следствия,  с  одной стороны обеспечивает нормальный ход раскрытия преступления, с  другой  —  не разрешает   преждевременно   разглашать   данные,   порочащие   обвиняемого, поскольку его виновность еще не доказана в установленном законом порядке.

          Презумпция  невиновности   достаточно   четко   выражается   также   в требованиях, обращенных к прокурору, осуществляющему надзор  за  исполнением законов при производстве предварительного расследования.

            Мнение  следователя  о  виновности   обвиняемого   необязательно   для прокурора. Так, прокурор  обязан  строго  следить  за  тем,  чтобы  ни  один гражданин  не  подвергался  незаконному  и  необоснованному  привлечению   к уголовной  ответственности или  иному  ограничению  в  правах;  осуществлять надзор за тем, чтобы никто не был, подвергнут аресту иначе, как  по  решению суда  или  с  санкции  прокурора;  отменять  незаконные   и   необоснованные постановления органа дознания и следователя; прекратить уголовное  дело  при наличии соответствующих оснований и т.п.

            Таким  образом,  значительная  часть  норм,  регулирующих   проведение предварительного  расследования  и  регулирующих   процессуальное  положение лиц,  привлеченных  к  уголовной  ответственности,  исходит  из  того,   что обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока  его  виновность  не  будет установлена согласно действующему законодательству;  убежденность  работника органа дознания, следователя и прокурора в виновности  обвиняемого  означает лишь субъективную уверенность в том, что собранные  в  стадии  расследования доказательства дают  основания  для  предварительного  вывода  о  виновности обвиняемого.  Именно  поэтому  работнику   органа   дознания,   следователю, прокурору не дано права применять к обвиняемому меры  уголовного  наказания, обращаться с ним, как с виновным.

2.3  Презумпция невиновности в судебном разбирательстве

            Презумпция невиновности находит  полное  выражение  в  главной  стадии уголовного процесса — в стадии судебного  разбирательства.  Ведь  только  на этой стадии обвиняемый может быть признан преступником.

Из материалов судебной практики: «Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору»[9].

А так же в материалах судебной практики находим: «При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст.49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.3 ст.49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу»[10].

            Нормы п. 1 ст. 49 Конституции РФ и п. 2 ст. 8 УПК РФ утверждают:  «Никто не может быть признан  виновным  в  совершении  преступления  и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору  суда  и  в  порядке, установленном законом».

            Выражая  существенный  аспект презумпции невиновности, это конституционное установление определяет: единственным  органом, управомоченным признавать кого-либо преступником, является суд; единственная форма такого признания — приговор суда;  необходимое  условие  признания  виновным  и  применения  наказания  — соответствие действий и решений суда закону.

            Осуществление презумпции невиновности в данной стадии  обеспечивается, прежде всего,  нормами,  наделяющими  подсудимого  такими  правами,  которые предоставляют  ему   возможность  активно  оспаривать  обвинение,  создавать благоприятные условия  для  защиты  всеми  законными  и  не  противоречащими закону средствами.

            Гарантиями  соблюдения  презумпции  невиновности  призваны  служить и нормы, определяющие общие условия  судебного  разбирательства.  Анализ  этих норм показывает, что законодатель устанавливает существенную  разницу  между подсудимым и осужденным, считает необходимой тщательную  проверку  и  оценку судом всех собранных в ходе расследования и проверенных  в  ходе  назначения судебного  заседания  доказательств  в  условиях   гласности,   устности   и непосредственности,   с   соблюдением   всех   правил,  которые   исключают необоснованное признание гражданина виновным в совершении преступления. Например, суд обязан проверить все доказательства, собранные  органами дознания  или  следствия:  допросить  подсудимых,  потерпевших,  свидетелей, заслушать  заключения  экспертов,  осмотреть  вещественные   доказательства, огласить протоколы  и  иные  документы; обвинитель, подсудимый, защитник пользуются  равными  правами  по  представлению  доказательств,  участию  в исследовании доказательств и заявлению ходатайств.

            Судебное  следствие  —  одна  из  основных  частей  судебного разбирательства.

            Предъявленное подсудимому обвинение излагается не председательствующим как ранее, а только государственным обвинителем. Далее председательствующий  спрашивает  подсудимого,  понятно  ли  ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает  ли  он  или  его  защитник выразить свое  отношение  к  предъявленному  обвинению.  Последнее  действие также введено в уголовное производство после многолетних споров  и  является определенным положительным моментом для обвиняемого (ст.273 УПК РФ).

            Судебные прения — часть судебного разбирательства,  где  весьма  ярко выражается вытекающее из презумпции невиновности правило  об  обязательности доказывания, поскольку здесь на основе исследования и  оценки  доказательств анализируется тезис о виновности подсудимого.

            Основная тяжесть обоснования тезиса о виновности  подсудимого  ложится на  государственного  обвинителя.  В  связи   с   этим   возникает   вопрос, руководствуется ли он в этой стадии презумпцией невиновности.

            С одной стороны,  как  государственный  обвинитель,  прокурор  считает подсудимого виновным, иначе он не поддерживал бы государственное  обвинение. С другой стороны,  поскольку  согласно  закону  подсудимый  еще  не  признан виновным, прокурор обязан обращаться с подсудимым как  с  лицом  невиновным. При этом он должен руководствоваться тем, что  его  убеждение  в  виновности подсудимого  —  это  субъективное   мнение,   которое   в   ходе   судебного разбирательства может, не подтвердится. Поэтому, выступая в суде в  качестве обвинителя, он должен быть объективен.

            Если  в  ходе  судебного  разбирательства  государственный  обвинитель придет  к  убеждению,  что  представленные  доказательства  не  подтверждают предъявленное подсудимому обвинение,  то  он  отказывается  от  обвинения  и излагает суду мотивы отказа (п. 7 ст. 246 УПК РФ).

            Излагая  такого  рода,  мотивы  прокурор,  по  сути  дела,  доказывает необходимость  оправдания  и  полной  реабилитации  подсудимого. С  позиций презумпции невиновности отказ  прокурора  от  обвинения  —  вполне  логичное явление, особенно  если учесть, что проверка доказательств  на  судебном следствии обладает рядом  неоспоримых преимуществ по сравнению   с исследованием, проводимым в стадии дознания и предварительного следствия.

            Ранее, согласно ч. 4 ст.248 УПК РСФСР отказ прокурора от обвинения  не освобождал суд от обязанности продолжить разбирательство  дела  и  разрешить его на общих основаниях. Иными словами, независимо от отказа  прокурора  суд мог вынести обвинительный приговор.

            Это  недопустимое  совмещение,  несомненно,  противоречило  важнейшему принципу уголовного процесса — принципу состязательности.

            Из  принципа  презумпции  невиновности  в  совокупности  с принципом состязательности следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при  условии, если  доказывают  ее  органы  и  лица, осуществляющие уголовное преследование.

            По  всем  нормам  уголовного  процесса  на  суде  не   должна   лежать обязанность доказывания обвинения. Обязанность доказывания  применительно  к суду должна  означать  обязанность  проверять  и  оценивать  доказательства, обязанность принимать все предусмотренные законом  меры  для  всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

            Новый УПК РФ действует с поправкой: «Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в  ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям,  предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части  первой  статьи 27 настоящего Кодекса» (п. 7 ст. 246 УПК РФ).

            В силу презумпции невиновности подсудимый считается  невиновным,  пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке.  Из  этого следует, что подсудимый не обязан доказывать свою невиновность, однако это не означает,  что и защитник в этом  же смысле полностью свободен от обязанности доказывания невиновности своего подзащитного.

            Обвиняемый, как и подозреваемый, может отказаться от защитника,  что не лишает подозреваемого, обвиняемого  права  в  дальнейшем  ходатайствовать  о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу.

            Приговор — процессуальный акт, который  после  вступления  в  законную силу, окончательно, от имени государства решает вопрос о невиновности или виновности подсудимого либо об освобождении его от наказания,  вынесенное судом первой или апелляционной инстанции.

            Установленный ст. 299 УПК РФ перечень  вопросов,  которые  суд  обязан разрешить при постановлении приговора свидетельствует о том, что,  приступая к обсуждению своего решения, суд должен обосновать его. В  противном  случае законодатель не требовал бы решения таких вопросов, как:

      1)  доказано  ли,  что  имело  место  деяние,  в  совершении  которого обвиняется подсудимый;

      2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый;

      3) является ли это деяние  преступлением,  и  какими  пунктом,  частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;

      4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления.

            Если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове  сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят  о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то  суд вправе  возобновить  судебное  следствие.   По   окончании   возобновленного судебного следствия  суд  вновь  открывает  прения  сторон  и  предоставляет подсудимому последнее слово (ст. 294 УПК РФ).

            Если у присяжных заседателей во время совещания возникнут сомнения  по поводу  каких-либо  фактических  обстоятельств  уголовного   дела,   имеющих существенное значение  для  ответов  на  поставленные  вопросы  и  требующих дополнительного исследования, то они возвращаются в зал судебного  заседания и старшина обращается с соответствующей  просьбой  к  председательствующему, который, выслушав мнение сторон, решает  вопрос  о  возобновлении  судебного следствия

            Возобновление  судебного  следствия  можно  отнести  к  числу   важных гарантий не  только  установления  истины,  но  и  презумпции  невиновности, поскольку эта мера способствует обоснованности приговора,  осуждению  только тех лиц, виновность которых, несомненно,  доказана  (обвинительный  приговор не может быть основан на предположениях).

            Одним  из  положений  презумпции  невиновности  на  завершающем  этапе судебного разбирательства — при вынесении приговора  —  является  требование закона о полной и несомненной доказанности виновности подсудимого.

            Формула «подсудимый виновен, но его виновность не удалось, несомненно, доказать» ни при каких условиях  не  может  быть  признана  допустимой, ибо принцип презумпции невиновности требует, чтобы всякие сомнения, которые  не представляется возможным устранить, толковались  в  пользу  подсудимого. Во всех случаях недоказанность участия подсудимого  в  совершении  преступления не должно истолковываться как  сомнение  в  виновности  оправданного. «Не допускается   включение   в  оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного», —  указывается в п. 2  ст.305   УПК РФ.

            Для  последовательного проведения в жизнь положений презумпции невиновности при оправдании  за  недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления необходимо, чтобы в резолютивной части оправдательного приговора не употреблялось формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного. В оправдательном приговоре не должно также употребляться формулировок порочащего характера.

            Анализ норм, регулирующих судебное разбирательство, приводит к  выводу о том, что суд руководствуется презумпцией невиновности на  всем  протяжении этой стадии, хотя с момента постановления обвинительного  приговора эта презумпция для суда, вынесшего приговор, считается опровергнутой.

            Однако презумпция  невиновности  как  объективное правовое положение продолжает  действовать  и  обязательна  для  всех  до  момента   вступления приговора в законную силу.

2.4 Презумпция невиновности при проверке законности и обоснованности приговоров

            Институт кассационного и апелляционного обжалования  и  опротестования приговоров,  не  вступивших  в  законную  силу,  позволяет  в  установленные законом сроки  (при  наличии  кассационной  жалобы  или  протеста)  еще  раз проверить  истинность  положений,  закрепленных  данным   приговором. Этим  создаются  дополнительные  условия  для  защиты  осужденным  своих прав и интересов.

            Подача такой жалобы или протеста на  обвинительный  приговор  вызывает правовые последствия: отодвигает  момент  вступления  в  законную  силу  до рассмотрения  дела  в   кассационной   инстанции и приостанавливает приведение приговора в исполнение. В этом смысле  презумпция  невиновности  сохраняет  свое  действие,  и осужденный продолжает считаться невиновным до тех  пор,  пока  в  результате рассмотрения дела в кассационном порядке  суд  второй  инстанции  не  примет решения о законности и обоснованности приговора. В случае признания обвинительного приговора  законным  и  обоснованным кассационная инстанция оставляет его без изменения,  а  жалобу  (протест) — без удовлетворения. Презумпция  невиновности,  действовавшая  на  протяжении всего производства  в  кассационной  инстанции  с  этого  момента  перестает действовать. Приговор считается истинным и обращается к исполнению. Но  если суд кассационной инстанции отменяет приговор  и  направляет  дело  на  новое расследование (или новое  судебное  рассмотрение),  презумпция  невиновности действует до тех пор, пока  в  общем  порядке  вновь  не  будет  установлена виновность лица вступившим в законную силу приговором.

            Действие презумпции невиновности в данной стадии процесса  имеет  свою специфику. Обязанность доказывания не лежит на осужденном (оправданном);  он не обязан доказывать свою  невиновность  или  порочить  приговор,  приводить достаточные  аргументы  его  незаконности  и  необоснованности,   и   может, ограничится лишь принесением жалобы, в которой выражает  свое  несогласие  с приговором.

            Суд кассационной инстанции не вправе отказать  в рассмотрении кассационной жалобы на том  основании, что осужденный  не  обосновал свое несогласие с приговором, не привел дополнительных  доказательств  и  т.  д.

            Рассмотрение дела в кассационном порядке включает анализ собранных  по  делу доказательств, проверку законности и обоснованности приговора,  исследование дополнительных материалов.

            Одним  из  положений,  говорящих  в  пользу  презумпции невиновности является и правило о том, что обжалованию подлежат не только обвинительные, но и оправдательные приговоры:  «Право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному   обвинителю, потерпевшему и его представителю» (п. 4 ст.354 УПК РФ). Несмотря на то, что оправдательный приговор, независимо от оснований оправдания реабилитирует подсудимого полностью, последний может не удовлетвориться мотивировкой или основанием оправдания. Так, подсудимый может быть оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления, в то время как его следовало оправдать в связи с отсутствием состава преступления.

            Основания к отмене и изменению приговоров должны  рассматриваться как выражение гарантий презумпции невиновности.

            Основаниями отмены или изменения приговора в суде второй инстанции являются:

            1) несоответствие выводов суда, изложенных  в  приговоре,  фактическим обстоятельствам уголовного дела;

            2) нарушение уголовно — процессуального закона;

            3) неправильное применение уголовного закона;

            4) несправедливость приговора.

            Ясно, что наличие любого из  этих  оснований  ставит  под  сомнение допустимость виновности, а это  означает,  в  конечном  счете,  что  суд  не опроверг презумпцию невиновности.

Помимо изложенного в данном разделе приведем пример из судебной практики[11], что будет являться дополнением к рассмотрению практического применения презумпции невиновности:

 «Гражданин А.А.Шевяков обратился с  жалобой на нарушение его конституционных прав статьей 265 Уголовного кодекса Российской Федерации, примененной в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела заявителя.

Заслушав сообщения судьи-докладчика, объяснения сторон и их представителей, заключение эксперта, мнение специалиста, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации от Министерства внутренних дел Российской Федерации, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. 4 февраля 1999 года гражданин А.А.Шевяков был осужден Тверским межмуниципальным (районным) судом города Москвы за совершение преступлений, предусмотренных частью первой статьи 264 (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), 265 (оставление места дорожно-транспортного происшествия) и 125 (оставление в опасности) Уголовного кодекса Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, рассмотрев дело в кассационном порядке, определением от 5 апреля 1999 года отменила приговор и прекратила дело за отсутствием состава преступления в части осуждения А.А.Шевякова по обвинению в преступлении, предусмотренном статьей 125 Уголовного кодекса Российской Федерации, в остальной части приговор был оставлен без изменения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.А.Шевяков оспаривает конституционность статьи 265 УК Российской Федерации. Как утверждает заявитель, содержащейся в данной статье нормой, по существу, вводится уголовная ответственность за отказ содействовать в расследовании дорожно-транспортных происшествий, а на водителя, совершившего преступление, возлагается обязанность сохранять и предоставлять правоохранительным органам доказательства своей вины, что противоречит положению статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Кроме того, по мнению заявителя, статья 265 УК Российской Федерации противоречит статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку фактически устанавливает ответственность за те же действия и их последствия, ответственность за которые предусмотрена статьей 264 УК Российской Федерации, что приводит к двойному наказанию за одно и то же преступление.

2. Конституционный принцип правового государства, возлагающий на Российскую Федерацию обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагает установление такого правопорядка, который должен гарантировать каждому государственную защиту его прав и свобод (статья 1, часть 1; статья 2;статья 45, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Конституция Российской Федерации, обладающая высшей юридической силой и прямым действием (статья 15, часть 1), закрепляет основные начала взаимоотношений государства и личности, в том числе в уголовно-правовой сфере (статьи 18, 49, 50, 51 и 54), при соблюдении которых государство вправе устанавливать уголовную ответственность за общественно опасные деяния, которые в силу своей распространенности причиняют существенный вред и не могут быть предотвращены с помощью иных правовых средств. Использование мер уголовной ответственности оправдано, кроме того, необходимостью обеспечения указанных в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целей защиты здоровья, нравственности, прав и законных интересов других лиц.

Статья 265 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 данного Кодекса и включающих причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, а также смерть одного или более лиц.

Уголовный закон, закрепляя обязанность лица, управляющего транспортным средством и нарушившего правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, под угрозой наказания оставаться в таких случаях на месте дорожно-транспортного происшествия, связывает данную обязанность с интересами всех участников дорожного движения и необходимостью обеспечения выполнения ими взаимных обязательств, порождаемых фактом дорожно-транспортного происшествия. Это обусловлено в том числе характером отношений, складывающихся между водителем, управляющим транспортным средством как источником повышенной опасности, и другими участниками дорожного движения, и не противоречит конституционно-правовому требованию о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3 Конституции Российской Федерации).

Устанавливая уголовную ответственность за оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления последствий, включающих причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, а также смерть одного или более лиц, государство реализует свою конституционную обязанность защищать достоинство человека, его права и свободы, в том числе право на жизнь и здоровье, обеспечивать права потерпевших от преступления и компенсацию причиненного им ущерба (статья 2; статья 20, часть 1; статья 21; статья 41, часть 1; статья 45, часть 1; статья 52 Конституции Российской Федерации). Исходя из определяемых Конституцией Российской Федерации основ уголовно-правовой ответственности, криминализация данного деяния не может расцениваться как недопустимое ограничение права на свободу и личную неприкосновенность лиц, виновных в дорожно-транспортном происшествии (статья 22, часть 1; статья 55 Конституции Российской Федерации).

3. Вытекающая из статьи 265 УК Российской Федерации обязанность лица, нарушившего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, оставаться на месте происшествия в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 данного Кодекса, не препятствует ему воспользоваться правом не свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации), которое должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства. Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления.

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и право не быть обязанным доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, в силу статьи 18 Конституции Российской Федерации являются непосредственно действующими и должны обеспечиваться, в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм. С учетом этого при установлении обстоятельств дорожно-транспортного происшествия и возбуждении уголовного дела соответствующие должностные лица обязаны разъяснить лицу, управлявшему транспортным средством, нарушившему правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств и оставшемуся на месте дорожно-транспортного происшествия, его право отказаться от дачи объяснений, показаний и от предоставления иных доказательств по поводу данного происшествия. Доказательства же, которые были получены от него принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 (часть 2), 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в основу выводов и решений по уголовному делу.

4. Согласно статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. В силу данной конституционной нормы исключается возможность осуждения лица за одно и то же деяние повторно как за несколько самостоятельных преступлений.

Положения, закрепляющие принцип «non bis in idem», суть которого сводится к тому, что никто не может быть судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое он уже был окончательно оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства, содержатся в Международном пакте о гражданских и политических правах (пункт 7 статьи 14) и Протоколе N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 2 статьи 4). Европейская конвенция о выдаче, вступившая в силу для Российской Федерации 9 марта 2000 года, определяет действие данного принципа в отношениях между государствами. В целях недопущения повторного осуждения лица за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, если ответственность за него установлена уголовным законодательством Российской Федерации, статьей 12 УК Российской Федерации предусмотрено, что такое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только в том случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве.

Нарушение лицом, управляющим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо смерть одного или более лиц (статья 264 УК Российской Федерации), и оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления указанных последствий (статья 265 УК Российской Федерации) образуют самостоятельные составы преступлений, и, следовательно, установление ответственности за каждое из этих деяний не означает нарушения статьи 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право не быть повторно осужденным за одно и то же преступление.

Таким образом, статья 265 УК Российской Федерации не противоречит Конституции Российской Федерации. Разрешение же вопросов, связанных с уголовно-правовой квалификацией указанных деяний, включая оценку фактических обстоятельств, мотивов оставления места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 УК Российской Федерации, относится к компетенции судов общей юрисдикции и должно осуществляться с учетом предписаний статей 49 (части 1 и 2), 50 (части 1 и 2), 51 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

Признать статью 265 Уголовного кодекса Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации».

Однако   следует   отметить   прямо   противоположную   позицию   судьи Конституционного  Суда  РФ  А.Л.Кононова,  выраженное  в  особом  мнении   к вышеназванному постановлению.

            Кононов А.П. в частности указал следующее:

            Выступления сторон и  других  участников  процесса  и  исследованные  в судебном заседании  материалы  свидетельствуют  о  том,  что  все  указанные вопросы  не  имеют  однозначного   решения,   а   юридическая   доктрина   и правоприменительная практика  кардинально  расходятся  в  толковании  статьи 265. Это противоречие усугубляется и  тем,  что  содержащаяся  в  ней  норма представляет собой новеллу в уголовном законодательстве. Она была введена  в действие с 1 января 1997 года в составе нового Уголовного кодекса  РФ  и  не имеет устоявшейся и определенной практики применения.

             По буквальному смыслу положения статьи 265,  уголовная  ответственность установлена за оставление места дорожно-транспортного  происшествия.  Однако очевидная недостаточность данной формулировки для выявления  цели  и  смысла обязанности водителя  оставаться  на  месте  происшествия  повлекли  попытки найти и обосновать необходимость криминализации этого деяния.

             Понятие   «свидетельствовать   или   давать    свидетельство»    и    в этимологическом  и  в  процессуальном  смысле  означает   подтверждать   или удостоверять    какое-либо    событие,    очевидцем    которого     является свидетельствующий субъект, предоставлять  доказательственную  информацию  об обстоятельствах и фактах, которой он обладает,  и  указывать  источник  этой информации, а само  свидетельство  выступает  при  этом  как  удостоверение, доказательство, улика.

            Право не свидетельствовать против самого себя включает и право  хранить молчание, то есть не давать свидетельства  о  любых  фактах,  содержащих  не только инкриминирующую, но  и  оправдательную  и  иную  информацию,  которая могла бы быть использована для  уголовного  преследования  или  в  поддержку обвинения.

            Эти   положения   полностью   корреспондируют    принципу    презумпции невиновности, закрепленному в статье 49 Конституции Российской Федерации,  и  в частности  запрету  обязывать  обвиняемого  доказывать  свою  невиновность (часть 2 статьи 49). Из этого же принципа с очевидностью вытекает,  что  под принуждением или под угрозой ответственности никто не может  быть  обязан  к явке с повинной или  к  предоставлению  какой-либо  информации  о  фактах  и обстоятельствах,  на  основании  которых  в  отношении   него   может   быть возбуждено уголовное преследование.

            Изложенное  понимание  конституционных  норм   о   праве   каждого   не свидетельствовать против самого себя и хранить молчание согласуется также  с нормами  международного  права,  в  соответствии  с  которыми  в  Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека  и  гражданина (статья 15 часть 4, статья 17 часть  1  Конституции  Российской  Федерации). Аналогичное понимание этих прав выражено и в практике Европейского  Суда  по правам человека.

            Таким образом, положения  статьи  265  УК  РФ,  как  обязывающие  лицо, подлежащее уголовной  ответственности  за  совершение  дорожно-транспортного преступления,  остаться   на   месте   совершения   преступления   в   целях содействовать установлению его  виновности  и  тем  самым  принуждающие  его свидетельствовать  против  самого  себя  и  предоставить   органам   милиции информацию, которая может быть  использована  для  возбуждения  против  него уголовного преследования, не соответствуют статьям 51 (часть 1) и 49  (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Таким образом, мы считаем, что следует согласиться с  данным  мнением судьи  Конституционного  Суда   Российской Федерации   А. Л. Кононова,   так   как оно более соответствует принципам  уголовного  судопроизводства, установленным  новым УПК РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе мы рассмотрели, изучили один из важнейших принципов уголовного процесса — презумпцию невиновности. В заключении необходимо сделать несколько выводов.

Важность, необходимость данного принципа обусловлена исторически, ведь ещё в 1789 году презумпция невиновности уже была провозглашена (в Декларации прав человека и гражданина). Это подтверждается и тем, что рассматриваемый принцип закреплен и в Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948, а также в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966. В настоящее время, рассматривая российское право, презумпция невиновности закреплена в ст. 49 Конституции, а так же в ст. 14 Уголовно – процессуального Кодекса Российской Федерации.

Данная работа разбита на две главы. В первой нами рассматривались понятие и содержание принципа презумпции невиновности. Презумпция невиновности (от лат. praesumptio — предположение) — положение, принцип согласно которому обвиняемый не считается виновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.

            Содержание презумпции невиновности мы определили через четыре положения:

            1. Никто не может быть осужден  на предположениях о  виновности  в совершении преступления.

            2. Бремя  доказывания  виновности  лежит  не  на  обвиняемом,  а   на обвинителе.

            3. Все сомнения, возникшие по поводу виновности  и  объема  обвинения, толкуются в пользу обвиняемого.

            4. Недоказанная виновность юридически абсолютно равнозначна доказанной невиновности.

            Вторую главу мы посвятили рассмотрению обеспечения презумпции невиновности на стадиях уголовного процесса, а именно: на стадии  возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, в судебном разбирательстве и при проверке законности и обоснованности приговоров.

            Таким образом, на стадии возбуждении уголовного дела обязательным правилом соблюдения принципа презумпции невиновности является  то, что возбуждения  уголовного дела может производиться только при наличии достаточных   данных, указывающих на признаки преступления

На стадии предварительного  следствия  наиболее  отчетливо  презумпция невиновности претворяется в жизнь, когда подозреваемый уже известен.

Но, обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока  его  виновность  не  будет установлена согласно действующему законодательству;  убежденность  работника органа дознания, следователя и прокурора в виновности  обвиняемого  означает лишь субъективную уверенность в том, что собранные  в  стадии  расследования доказательства дают основания для предварительного  вывода о виновности обвиняемого. Именно поэтому работнику органа дознания, следователю, прокурору не дано права применять к обвиняемому меры  уголовного  наказания, обращаться с ним, как с виновным.

            Презумпция невиновности находит  полное  выражение  в  главной  стадии уголовного процесса — в стадии судебного  разбирательства.  Ведь  только  на этой стадии обвиняемый может быть признан преступником.

            Следует отметить, что презумпция  невиновности  выражает  не  личное  отношение  какого-либо конкретного  человека  к  обвиняемому,  а  объективное  правовое  положение. Государство, общество считают гражданина добросовестным, добропорядочным  до тех  пор,  пока  иное  не  доказано  и  не  установлено  законным   порядком компетентной   судебной   властью.  

            Таким образом, исходя из всего вышесказанного, можно сделать ряд важных выводов, вытекающих из принципа презумпции невиновности:

            а)  ни один невиновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст.2 УПК);

            б) никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе, как на основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 4 УПК);

            в) признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинительного приговора только при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст.27 УПК);

            г) обвиняемый может быть признан виновным при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 309 УПК);

            д) всякое неустранимое сомнения должно толковаться в пользу обвиняемого (ч.3 ст.49 Конституции РФ);

            е) при недостаточности доказательств участия обвиняемого в совершении преступления и невозможности собирания дополнительных доказательств  дело прекращается производством (п.2 ч.1 ст.208, ст.234, ст.349 и др. УПК)  или выносится оправдательный приговор (п.3 ч.3 ст.309 УПК);

            ж) никто не может быть признан виновным в совершении  преступления,  а также подвергнут уголовному наказанию иначе, как в соответствии с действующим законом.

             Вышесказанное – это  только  дополнительное подтверждение  того,  что презумпция  невиновности играет важнейшую роль для цивилизованного, гуманного  правосудия,   которая   служит   гарантией, что к уголовной ответственности будет привлечен и осужден только действительно  виновный.

            Отметим так же, что некоторую ценность данной работе добавляют материалы судебной практики представленные в ней, которые определяют практическое применение принципа презумпции невиновности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:

I Нормативно-правовые акты:

1.                  Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 г. // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 460 — 464.

2.                  Международный пакт о гражданских и политических правах (Вместе с «Факультативным протоколом к международному пакту о гражданских и политических правах») от 16.12.1966 г. (Пакт вступил в силу 23.03.1976 г.) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 470 — 482.

3.                  Конституция Российской Федерации от  12  декабря  1993  г. //  Российская газета, 25 декабря 1993.

4.                  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N  174-ФЗ  // Собрание Законодательства РФ от 24 декабря 2001 г., N 52 (Часть I), ст. 4921

5.                  Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 07.10.1977 г. (ред. от 14.03.1990) // Свод законов СССР, т. 3, с. 14, 1990 г. (Утратил силу 08.12.1991)

II Специальная литература:

6.                  Большой энциклопедический словарь. – 2-е издание, перераб. и доп. – М.: «Большая Российская Энциклопедия»; СПб.: «НОРИНТ», 1997 – 1456 с.

7.                  Гамбарян, А. С., Карапетян, Н. А. Уголовно-процессуальное принуждение и наказание в контексте презумпции невиновности // Закон и действительность. 2005, №3, ст. 17-20.

8.                  Громов, Н., Францифоров, Ю. О толковании принципа презумпции невиновности //Право и политика № 5, 2001

9.                  Конин, В.В. Презумпция невиновности: точка защиты // Принцип презумпции невиновности и его значение на современном этапе. Сборник научных трудов / под общей редакцией д. ю. н. проф. Т. С. Волчецкой. Издательство Калининградского государственного университета. 2001.

10.               Нуркаева, М.К. Презумпция невиновности по УПК РФ в свете международных стандартов уголовного судопроизводства// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: Межвузовский сборник научных трудов. — Уфа: РИО БашГУ, 2003.

11.               Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Д. Н. Козака и Е. Б. Мизулиной. — М.: Юрист, 2002.

12.               Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. 1040 с.

13.               Рыжаков А. П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. – 2-е изд. изм. и доп. – М.: Издательство НОРМА, 2003. – 688 с.

14.               Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2004. – 815 с.

15.               Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. – М., 1999.

16.               Якупов, Р. Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. Изд. 2-е, исправл. и доп. – М.: Издательство Зерцало, 2002 – 464 с.

III Материалы судебной практики:

17.               Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г.  N  6-П «По  делу  о  проверке  конституционности статьи  265 Уголовного   кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова» // Собрание законодательства  Российской Федерации  от 4 июня 2001 г., N 23, ст.2408

18.               Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации N  1 от 29.04.1996 г.  «О  судебном приговоре» // Бюллетень ВС РФ. 1996. № 7.

19.               Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 8  от 31.10.1995 «О  некоторых     вопросах  применения  судами  Конституции  Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета, 28.12.95, N 247 (1358), стр. 6

[1] Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 г. // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 460 — 464.
[2] Международный пакт о гражданских и политических правах (Вместе с «Факультативным протоколом к международному пакту о гражданских и политических правах») от 16.12.1966 г. (Пакт вступил в силу 23.03.1976 г.) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1.- М.: БЕК, 1996. С. 470 — 482.
[3] Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // Российская газета, N 237, 25.12.1993.
[4] Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических Республик от 07.10.1977 г. (ред. от 14.03.1990) // Свод законов СССР, т. 3, с. 14, 1990 г. (Утратил силу 08.12.1991)
[5] Нуркаева М.К. Презумпция невиновности по УПК РФ в свете международных стандартов уголовного судопроизводства// Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: Межвузовский сборник научных трудов. — Уфа: РИО БашГУ, 2003 г.
[6] Конин В.В. Презумпция невиновности: точка защиты // Принцип презумпции невиновности и его значение на современном этапе. Сборник научных трудов / под общей редакцией д.ю.н. проф. Т.С. Волчецкой. Издательство Калининградского государственного университета. 2001г.
[7] Гамбарян А. С., Карапетян Н. А. Уголовно-процессуальное принуждение и наказание в контексте презумпции невиновности // Закон и действительность. 2005, №3, ст. 17-20.
[8] Громов Н., Францифоров Ю. О толковании принципа презумпции невиновности //Право и политика № 5, 2001 г.
[9] Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации N  1 от 29.04.1996 г.  «О  судебном приговоре» // Бюллетень ВС РФ. 1996. № 7.
[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 8  от 31.10.1995 «О  некоторых     вопросах  применения  судами  Конституции  Российской   Федерации   при     осуществлении правосудия» // Российская газета, 28.12.95, N 247 (1358), стр. 6
[11]  Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г.  N  6-П «По  делу  о  проверке  конституционности статьи  265 Уголовного   кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова» // Собрание законодательства  Российской Федерации  от 4 июня 2001 г., N 23, ст.2408