Курсовые по Уголовному процессу

Заключение под стражу

СОДЕРЖАНИЕ

Введение
1. Юридическая природа заключения под стражу как меры пресечения
Основания и порядок заключения под стражу
2.1 Основания заключения под стражу
2.2. Правовые условия избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения
2.3. Порядок избрания заключения под стражу
Срок содержания под стражей и порядок его продления
Содержание под стражей
Вопросы совершенствования института содержания под стражей
Заключение
Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Одним из важнейших условий совершенствования работы по раскрытию и расследованию преступлений является предупреждение уклонения обвиняемого от предварительного следствия и суда, т.к. решение задач уголовного процесса часто не согласуется с интересами лиц, совершивших преступление, виновность которых еще будет устанавливаться в процессе производства по уголовным делам. Чтобы избежать привлечения к уголовной ответственности, такие лица могут оказывать незаконное противодействие органам, осуществляющим уголовно-процессуальную деятельность, затягивая процесс, что зачастую приводит к утрате ценных доказательств.

Для предупреждения незаконного противодействия органам предварительного расследования, прокуратуры и суда со стороны подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также других участвующих в уголовном процессе лиц, не исполняющих требования закона либо могущих действовать вопреки его предписаниям уголовно–процессуальный закон предоставляет исключительные полномочия по применению мер уголовно–процессуального принуждения, которые хотя и значительно ограничивают права и законные интересы личности, однако эффективно пресекают и предотвращают различные формы нарушения закона. Другими словами не обеспеченное государственным принуждением уголовное судопроизводство было бы абсолютно неэффективным и потеряло бы способность реализовывать установленные законом правила и предписания.

Меры процессуального принуждения не одинаковы по своему характеру, и их применяют в различных целях. Все меры процессуального принуждения подразделяются на две группы: меры пресечения и иные меры уголовно-процессуального принуждения. Такое традиционное деление мер процессуального принуждения было воспринято и Уголовно–процессуальным кодексом РФ1. Перечень мер пресечения, основания, порядок и условия их применения определены законом.

Меры пресечения являются наиболее строгим видом мер уголовно–процессуального принуждения. Их применение связано с наиболее интенсивным ограничением прав и свобод граждан, в частности, права на неприкосновенность личности, беспрепятственное перемещение и выбор места жительства. В связи с этим, меры пресечения должны использоваться лишь в строгом соответствии с их назначением при наличии установленных законом оснований и с соблюдением надлежащей правовой процедуры.

Наиболее жесткие основания применения и сложная процедура установлены УПК РФ для заключения под стражу как в наибольшей степени ограничивающей права и свободы человека меры пресечения.

Вопросами применения заключения под стражу занимались многие ученые – правоведы и практические юридические работники. Проблема уклонения обвиняемого от следствия и суда волновала еще дореволюционных юристов (П.И. Люблинский). В той или иной мере вопросы заключения под стражу как меры пресечения затрагивали В.Н. Андреев, Л.И. Даньшина, А.П. Евграфов, З.З. Зинатуллин, Г.П. Иевлев, В.М. Корнуков, С.М. Малиновкин, В.А. Михайлов, И.Л. Петрухин, В.В. Смирнов и другие.

Однако, несмотря на кажущуюся разработанность данной темы, она и в настоящее время является одной из наиболее актуальных и перспективных для изучения. В первую очередь такая актуальность проблемы избрания и применения заключения под стражу обеспечивается вступлением в силу с 1 июля 2002 года Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации, установившего новый для России, судебный, порядок ареста и продления срока содержания под стражей. Сказанное обосновывает актуальность выбранной для исследования темы.

Цель работы – установление соответствия или несоответствия установленных в УПК РФ оснований, порядка заключения под стражу и продления срока содержания под стражей, а также правового статуса лиц, заключенных под стражу, международно–правовым стандартам. Задачами исследования являются:

1) выявление целей, оснований и порядка избрания заключения под стражу, порядка продления его срока, режима содержания под стражей обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений;

2) сопоставление судебного порядка заключения под стражу и санкционирования, выявление их достоинств и недостатков.

Объектом исследования является регламентация уголовно-процессуальным правом общественных отношений, возникающих по поводу избрания и применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Предметом исследования явились международно-правовые акты и российское законодательство, касающееся вопросов заключения под стражу, учебная и научная литература, материалы судебной практики, иные официальные и неофициальные источники, специальные литературные источники по избранной теме, а также статистические данные.

Методологическую основу исследования составляют такие традиционно используемые в юридической науке методы, как диалектический, исторический, социологический, системный, сравнительно-правовой, логический и другие. Аргументы иллюстрировались примерами из практики и статистическими данными.

Работа состоит из: введения, пяти глав (вторая глава состоит из трех параграфов), заключения и списка литературы. Объем работы составляет 65 страниц.

ГЛАВА 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ КАК МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

Государственное принуждение – это осуществляемое на основе закона государственными органами, должностными лицами и уполномоченными общественными организациями физическое, психическое, имущественное или организационное воздействие в целях защиты личных, общественных или государственных интересов, то есть средство обеспечения надлежащего поведения субъектов или реакция на их противоправное поведение. Государственное принуждение связано с ограничениями (иногда весьма существенными) возможностей отдельных субъектов права пользоваться принадлежащими им правами и свободами. Особенно это заметно в публичных отраслях права (учитывая взаимосвязь государства и права). Государственное принуждение выражается в мерах, которые могут быть различных видов:

меры юридической ответственности (лишение свободы);

меры пресечения правонарушений (привод, административное задержание, заключение под стражу);

меры предупреждения правонарушений и иных нежелательных явлений (проверка документов);

меры защиты (правовосстановительные) (восстановление на прежней работе рабочих и служащих, ранее незаконно уволенных на прежней работе).

Независимо от вида меры государственного принуждения всегда проявляются в неодинаковых по своему содержанию и последствиям властных действиях.

Особенно сильно меры государственного принуждения проявляются в ходе уголовного процесса, который представляет собой ничто иное, как реакцию государства на совершение преступления. Все производство по уголовному делу складывается из принимаемых органом дознания, следователем, прокурором и судом разного рода процессуальных решений и совершаемых в соответствии с этими решениями процессуальных действий. Эти решения и действия всегда, так или иначе, затрагивают чьи-либо интересы (граждан, учреждений, предприятий, организаций), существенно ограничивая их права и свободы.

Необходимость такого рода ограничений обуславливается самим ходом задач уголовного процесса, решаемых по уголовному делу (необходимостью раскрыть преступление, изобличить виновного или виновных, привлечь изобличенных к ответственности и т. д.). В связи с тем, что не все и не всегда готовы добровольно претерпевать вызываемые самой логикой уголовного судопроизводства ограничения и требования, органы государственной власти, осуществляющие уголовно–процессуальную деятельность, наделяются достаточно широкими полномочиями применять различные меры принуждения.

Меры уголовно–процессуального принуждения – это предусмотренные уголовно–процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии оснований и в порядке, установленном законом, в отношении обвиняемых, подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц в целях успешного расследования и разрешения уголовного дела и выполнения иных задач уголовного судопроизводства. Принуждение имеет внешнее выражение в виде психологического, физического или морального воздействия на поведение объекта воздействия. Цель принуждения – пресечение и предупреждение неправомерного поведения. Применение данных мер является необходимым условием для решения задач уголовного процесса.

Меры процессуального принуждения не одинаковы по своему характеру, и их применяют в различных целях. К данным мерам относятся обязательство о явке, задержание, привод, временное отстранение от должности, обыск, наложение ареста на имущество, денежное взыскание и многие другие процессуальные действия, носящие принудительный характер. Все меры процессуального принуждения подразделяются на две группы: меры пресечения и иные меры уголовно-процессуального принуждения. Перечень мер пресечения, основания, порядок и условия их применения определены законом (ст. 98 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации2).

Меры пресечения – это лишь один из подвидов превентивно-предупредительных мер принуждения, которые являются принудительными средствами уголовно-процессуального характера, применяемыми в строго указанных в законе случаях органами дознания, следствия, прокуратуры и суда к обвиняемому (в исключительных случаях к подозреваемому) и имеющими своей целью пресечь таким лицам возможность уклонения от следствия и суда, воспрепятствовать установлению объективной истины по уголовному делу, продолжать преступную деятельность, а также обеспечить исполнение приговора в части уголовного наказания. От всех остальных мер уголовно–процессуального принуждения меры пресечения отличает ряд специфических признаков:

особые цели применения;

специальные основания их избрания;

меры пресечения имеют личный характер: они представляют собой ограничения личной свободы конкретного обвиняемого или подозреваемого.

Значение мер пресечения заключается в следующем:

1) они играют важную роль в решении стоящих перед уголовным процессом задач по охране общественного порядка и борьбе с преступностью;

2) они имеют большое значение для предупреждения совершения обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений.

По УПК РФ (ст. 98) мерами пресечения являются:

1) подписка о невыезде;

2) личное поручительство;

3) наблюдение командования воинской части;

4) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;

5) залог;

6) домашний арест;

7) заключение под стражу.

«Избрание меры пресечения направлено на преодоление определенных препятствий, возводимых обвиняемым или лицом, на которое пало подозрение»3. Таким образом, целями применения заключения под стражу в качестве меры пресечения являются:

1) предотвращение сокрытия обвиняемого (подозреваемого) от органов предварительного расследования и суда;

2) недопущение воспрепятствования установлению истины по уголовному делу со стороны обвиняемого (подозреваемого);

3) пресечение дальнейшей преступной деятельности обвиняемого (подозреваемого);

обеспечение возможности исполнения приговора.

Иными словами «применение мер пресечения связано с прогнозированием предполагаемого противоправного поведения обвиняемых или подозреваемых, на основе собранных по делу доказательств»4.

Достижение первой цели обеспечивает проведение следственных действий с участием обвиняемого, его участие в судебном разбирательстве, отбытие осужденным назначенного судом наказания и возмещения ущерба, причиненного преступлением. «Эта мера пресечения, — пишет З.З. Зинатуллин, — безукоризненна в плане обеспечения явки обвиняемого (подозреваемого) в следственно–судебные органы и его надлежащего поведения».5

Вторая цель обеспечивает воспрепятствование обвиняемому (подозреваемому) «в подговоре и подкупе свидетелей, потерпевших, экспертов, сговоре с другими обвиняемыми и лицами, еще не привлеченными к уголовной ответственности, сокрытии и фальсификации вещественных доказательств и документов»6.

Третья цель имеет в виду как пресечение длящегося (продолжаемого) преступления, так и препятствование совершению обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений и других правонарушений. “Пресекательный” аспект заключения под стражу как меры пресечения более всего выражается в данной цели (пресечь преступную деятельность, т. е. то, что началось). Применение заключения под стражу срывает нередко не только преступные замыслы самого обвиняемого, но также лиц, находящихся с ним в сговоре. Это позволяет рассматривать данную меру принуждения в качестве эффективной меры индивидуальной профилактики преступлений.

Четвертая цель мер пресечения означает предотвращение сокрытия осужденного от органов, ведающих исполнением приговора.

Однако назначение мер пресечения не ограничивается вышеуказанными целями. Ими также могут быть: охрана личной безопасности, имущества потерпевших, свидетелей и других граждан от вредных действий подозреваемых и обвиняемых (угроз, актов насилия, иных незаконных действий). Таким образом, ограничивая права и свободы одних лиц (подозреваемых, обвиняемых) данная мера пресечения в то же время обеспечивает защиту прав и законных интересов других лиц (потерпевших, свидетелей, их близких).

Заключение под стражу – самая строгая из всех предусмотренных действующим законодательством мер пресечения, связанная с лишением человека свободы, необходимостью подчиняться суровым требованиям режима в местах заключения и правоограничениям. Лицо, взятое под стражу, физически изолируется от общества и содержится под охраной. Заключение под стражу представляет собой временное лишение свободы обвиняемого (подозреваемого) путем помещения его на период производства по делу в место предварительного заключения: следственный изолятор уголовно – исполнительной системы Министерства юстиции РФ; следственный изолятор органов федеральной службы безопасности; изолятор временного содержания органов внутренних дел (местной милиции); изолятор временного содержания пограничных войск. Местом предварительного заключения для обвиняемых (подозреваемых), являющихся военнослужащими, может служить гауптвахта.7

Значение применения заключения под стражу в качестве меры пресечения выражается в том, что оно является наиболее эффективной мерой пресечения с точки зрения возможности достижения их целей. Если при избрании мер пресечения, которые не связаны с лишением свободы, большое значение имеют психологический и имущественный характер их воздействия на поведение обвиняемого (подозреваемого), то при заключении под стражу «на первый план выступает физическое ограничение свободы, в результате которого… резко сужается возможность скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать осуществлению задач уголовного судопроизводства и продолжать преступную деятельность»8.

Данная мера пресечения наиболее существенно ограничивает конституционные права и свободы человека, который до обвинительного приговора суда в силу презумпции невиновности считается невиновным (ст. 49 Конституция РФ9, ст. 14 УПК РФ). Применение заключения под стражу представляет собой острое вторжение государства в сферу прав граждан на свободу и личную неприкосновенность, гарантированных Конституцией РФ (ст. 22), Декларацией прав и свобод человека и гражданина РФ (ст. 8)10. В Международном пакте о гражданских и политических правах11 установлено, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на указанных в законе основаниях и в соответствии с той процедурой, которая установлена законом. Поэтому для её применения требуются надежные гарантии против возможных ошибок и злоупотреблений. Помимо специальных гарантий, заключение под стражу преследует общие для всех мер пресечения цели.

Заключение под стражу по своей юридической природе существенно отличается от уголовного наказания, хотя и означает для лица, ему подвергнутому, почти такие же ограничения прав, как и уголовное наказание. Необходимо отметить, что все меры пресечения применяется «независимо от воли и желания лиц, в отношении которых допустимо их применение»12, что в принципе роднит их с мерами ответственности. Однако закон не связывает применение заключения под стражу с нарушением или неисполнением требований уголовно–процессуальных норм. Также арест применяется не за совершенное преступление, а за возможное ненадлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Заключение под стражу, не являясь мерой наказания, не преследует целей кары или перевоспитания тех лиц, к которым применяется. Его цели сводятся только к тому, чтобы обеспечить решение задач уголовного судопроизводства, если этому могут помешать лица, подлежащие впоследствии привлечению к уголовной ответственности. Таким образом, заключение под стражу как мера пресечения носит превентивный характер и примененное к обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления предупреждает их возможную в будущем деятельность, мешая им любым способом воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, а также арест может избираться для обеспечения исполнения приговора.

Итак, заключение под стражу — самая строгая из предусмотренных законом мер пресечения, связанная с лишением человека свободы и необходимостью подчиняться требованиям режима в местах предварительного заключения и правоограничениям, назначаемая при наличии оснований в специально предусмотренном судебном порядке на определенный срок, применяемая в целях предупреждения, предотвращения процессуальных нарушений со стороны обвиняемого (подозреваемого), непосредственно обеспечивающая достижение задач уголовного судопроизводства. Заключение под стражу как мера пресечения характеризуется следующим:

1) используется только в сфере уголовного судопроизводства;

2) применяется независимо от воли и желания лиц, в отношении которых допустимо их применение;

3) применение заключения под стражу связано с определенным стеснением прав личности, в частности, права личной свободы, телесной неприкосновенности, права свободного передвижения и выбора занятий, права на неприкосновенность и тайну переписки;

4) лица, к которым может применяться заключение под стражу, основания, условия, пределы и порядок его избрания строго регламентированы уголовно-процессуальным законом;

5) законность и обоснованность применения обеспечивается системой политических, экономических, правовых, в том числе уголовно-процессуальных гарантий.

Заключение под стражу как максимально ограничивающая права и свободы личности мера пресечения является единственной, которая засчитывается в срок назначенного судом наказания. Вот почему за незаконное заключение под стражу предусмотрена уголовная ответственность (ст. 301 Уголовного кодекса Российской Федерации13), а согласно главе 18 УПК РФ «Реабилитация» право на возмещение вреда имеет любое лицо, к которому незаконно были применены меры процессуального принуждения в ходе уголовного судопроизводства.

ГЛАВА 2. ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

2.1 Основания заключения под стражу

Применение заключения под стражу связано с наиболее интенсивным ограничением прав и свобод граждан, в частности, прав на неприкосновенность личности, беспрепятственное перемещение и выбор места жительства. В связи с этим данная мера пресечения должна использоваться лишь в строгом соответствии с ее назначением при наличии установленных законом оснований и с соблюдением надлежащей правовой процедуры. В соответствии с подпунктом «с» п. 1 ст. 5 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» законный арест ил задержание лица допустимы только в том случае, если в порядке, установленном законом, они произведены с тем, чтобы лицо предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения, или помешать ему скрыться после его совершения.14

Необоснованное применение меры пресечения, неправильный ее выбор, отказ отменить ее, когда в ней отпала дальнейшая необходимость, — все это должно квалифицироваться как несправедливость по отношению к обвиняемому (подозреваемому). Особенно это касается самой жесткой меры пресечения – ареста. Необоснованное применение заключения под стражу всегда является нарушением прав и свобод человека и гражданина. Но неприменение ареста, когда есть основания для применения данной меры пресечения, может повлечь за собой серьезные негативные последствия в виде неправомерного поведения обвиняемого (подозреваемого) – от создания препятствий органам расследования до совершения новых преступлений.

В 25 % случаев органы дознания, следователи, прокуроры и суды при вынесении постановления об избрании меры пресечения не указывают основания принятия этого решения.15

В свете ставших привычными для россиян событий (взрывы, охота за террористами, «чеченцами») стоит вспомнить дело, в связи с которым Европейский суд рассмотрел вопрос об «обоснованности подозрений». В деле Фокс, Кэмпбэлл и Хартли против Соединенного Королевства трое граждан были арестованы по подозрению в совершении террористических актов и ранее уже были судимы за это. После начала разбирательства в Страсбурге правительство Великобритании заявило, «что не может раскрыть содержание оперативной информации, на которой основывается подозрение, так как такое раскрытие может поставить под угрозу жизнь и безопасность других людей. Преступления, связанные с терроризмом, относятся к особой категории. Поэтому возможно, что полиции часто приходится задерживать и арестовывать подозреваемых в терроризме на основании информации, которую нельзя раскрывать подозреваемому или представить ее в суде, не поставив под угрозу источник информации».

Однако Европейский суд по правам человека не принял данную точку зрения и в решении по этому делу указал, что, конечно, дела о терроризме относятся к категории самых сложных и важных, но это не является основанием для вольного толкования слова «обоснованность» и стоящего за ним принципа. Суд признал, что договаривающиеся стороны — участники Конвенции могут не раскрывать какую-то информацию для того, чтобы не навредить расследованию, и применение подп. «с» п.1 ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод16 не должно непомерно затруднять государству проведение расследования, но все же государство должно предоставить какую-либо дополнительную информацию суду для оценки обоснованности ареста. Говорить же лишь о подозрениях неправомерно, тем более что английское право вообще не говорит об обоснованности, называя лишь подлинные подозрения и устанавливая значительно меньшие гарантии при аресте, чем Конвенция. Суд также подчеркнул следующее: «Тот факт, что двое из арестованных уже привлекались к ответственности за соучастие в терроризме семь лет назад, не может быть основанием для нового обвинения в терроризме» и вынес решение о нарушении ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.17

«Под основаниями применения мер процессуального принуждения следует понимать полученные в уголовно – процессуальном порядке конкретные фактические данные, соотнесенные с выраженными в целях применения мер процессуального принуждения критериями».18 Их можно подразделить на процессуальные и фактические. «Процессуальное основание – наличие обвинения, задержания или избрания меры пресечения»19. Фактическим Основанием для избрания любой меры пресечения, в том числе и заключения под стражу, являются фактические данные, «указывающие на возможность противоправного поведения лиц или наличие других обстоятельств, осложняющих уголовно – процессуальную деятельность и требующих соответствующего способа воздействия».20

Ст. 97 УПК РФ устанавливает, что дознаватель, следователь, прокурор, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый:

скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

может продолжать заниматься преступной деятельностью;

может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора.

Таким образом, основания избрания меры пресечения, в частности, заключения под стражу – это обстоятельства, подтвержденные доказательствами, указывающие на целесообразность их применения. Так как обстоятельства, перечисленные ст. 97 УПК РФ, носят в основном прогностический характер, то избрание заключения под стражу возможно при предположении, подтвержденном доказательствами, о том, что данные обстоятельства будут иметь место при неприменении данной меры пресечения. Например, «основанием для вывода о том, что обвиняемый скроется, могут служить достоверно установленные путем доказывания сведения об увольнении его с работы, выписка его с места жительства…»21 При решении вопроса об избрании в отношении лица меры пресечения закон не требует непременно ориентироваться на все обстоятельства дела, так как достаточно такой совокупности доказательств, которая дает возможность обоснованно предположить, что лицо без применения к нему данной меры пресечения может совершить одно из указанных в законе действий.

2.2 Правовые условия избрания заключения под стражу

Наличие оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу делает возможным ее применение лишь при соблюдении ряда правовых условий. Во-первых, мера пресечения может быть избрана лишь по возбужденному уголовному делу. Это необходимая гарантия неприкосновенности личности, защищающая человека от необоснованных, произвольных арестов.

Во-вторых, мера пресечения, а особенно арест, может быть применена только к надлежащему субъекту, а именно к лицу, достигшему возраста уголовной ответственности (16 лет, а при совершении преступлений, перечисленных в ст. 20 УК РФ, — 14 лет). Субъектами, к которым допустимо применение заключения под стражу, могут быть и иностранные граждане, и лица без гражданства, кроме лиц, пользующихся дипломатической неприкосновенностью.

В-третьих, заключение под стражу применяется только на ограниченный срок, который может быть продлен не иначе, как в порядке, установленном законом.

В-четвертых, при избрании меры пресечения должны учитываться обстоятельства, названные в ст. 99 УПК РФ. Данная норма помимо обстоятельств, названных в ст. 97 УПК РФ, указывает также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Такие обстоятельства «имеют значение данных, которые могут подтвердить основания для избрания меры пресечения или вызвать сомнения в их наличии».1

В-пятых, мера пресечения, как правило, применяется только к обвиняемому (ст. 97 УПК РФ). Лишь в исключительных случаях при наличии оснований, указанных в ст. 97 УПК, мера пресечения, в том числе и заключение под стражу, может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено ему не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу – в тот же срок с момента задержания. Если в течение этого срока подозреваемому не будет предъявлено обвинение, то мера пресечения немедленно отменяется. Таким образом, при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, прежде всего, необходимо выяснить процессуальное положение лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении ареста. Так, ходатайство следователя об избрании гражданину Д. меры пресечения в виде заключения под стражу было рассмотрено в одном из районных судов г. Ростова-на-Дону без наличия в материалах копии какого-либо процессуального документа, определяющего процессуальное положение Д. как лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.22

В-шестых, заключение под стражу, как правило, применяется на предварительном расследовании и в судебном разбирательстве, но данная мера пресечения может быть применена и к осужденному, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, до вступления его в законную силу, чтобы обеспечить возможность его исполнения.

Избранная мера пресечения сохраняет свое действие на протяжении всей стадии уголовного процесса. При завершении процессуальной стадии вопрос о мере пресечения рассматривается вновь. Заключение под стражу может быть изменено на другую меру пресечения, отменено или оставлено без изменения.

Для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу ст. 108 УПК РФ устанавливает дополнительные требования. В основном заключение под стражу не может быть применено к лицу, обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет лишения свободы. Это правило соответствует принципу соразмерности меры пресечения грозящему обвиняемому (подозреваемому) уголовному наказанию, т.е. строгость меры пресечения должна быть согласована с тяжестью обвинения. Однако арест может быть избран и в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств: при нарушении им ранее избранной меры пресечения, при отсутствии у него постоянного места жительства на территории РФ, при не установлении его личности, при сокрытии его от органов предварительного расследования или суда.

Более строгие гарантии для избрания заключения под стражу установлены уголовно – процессуальным законодательством к несовершеннолетнему обвиняемому (подозреваемому). Данная мера пресечения может быть применена к нему, если он обвиняется (подозревается) в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях заключение под стражу может быть избрано в отношении несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления средней тяжести. Закон не раскрывает перечень таких исключительных случаев. Понятие исключительных обстоятельств было выработано следственно – судебной практикой. Исключительными можно считать следующие обстоятельства: несовершеннолетний ранее совершал преступление, привлекался к уголовной ответственности, освобождался от уголовной ответственности; несовершеннолетний совершил (сам или в составе группы) несколько или серию преступлений, его преступная деятельность продолжалась длительный период, личность несовершеннолетнего требует его изоляции от общества (не учится, не работает, состоит на учете в милиции, является наркоманом, совершает правонарушения и т.д.) и другие.

2.3 Порядок избрания заключения под стражу

Одним из проявлений демократизации правовой системы российского государства является установление в конституционных нормах (ст. 22 Конституции РФ) судебного порядка ареста, содержания под стражей и задержания. Но до принятия Государственной Думой Федерального Собрания РФ УПК РФ и вступления большинства его положений в силу 1 июля 2002 года согласно ст. 6 раздела II Конституции РФ «Заключительные и переходные положения» «до приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления», так как применение правила, установленного ст. 22 Конституции РФ, требовало больших материальных вложений и значительного времени для их осуществления. Поэтому до 1 июля 2002 года заключение под стражу применялось на основании постановления органа предварительного расследования, санкционированного надзирающим прокурором, а продление срока содержания обвиняемого под стражей осуществлялось соответствующим прокурором.

Конституционный, судебный, порядок ареста и продления срока содержания под стражей включен в новый УПК РФ. Ст. 10 Федерального закона «О введении в действие Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации» предусматривала введение судебного порядка ареста и продления срока содержания под стражей на территории России с 1 января 2004 года. Но Конституционный Суд РФ постановлением от 14 марта 2002 года23 признал неконституционным введение указанных норм с 1 января 2004 года. Поэтому они начали действовать одновременно с большинством положений нового УПК РФ, то есть с 1 июля 2002 года.

Суды в основном взвешенно подходят к разрешению вопросов о применении арестов в качестве меры пресечения и продления сроков содержания под стражей и избирают их только в тех случаях, когда невозможно избрать иную меру пресечения.

Для примера можно привести статистику применения заключения под стражу в качестве меры пресечения судами Ульяновской и Оренбургской областей.

С 1 июля по 31 декабря 2002 года судами Ульяновской области рассмотрено 911 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и 354 ходатайства о продлении срока содержания под стражей, из общего числа которых 97,3% было удовлетворено.

В настоящее время по сравнению со вторым полугодием 2001 года количество арестованных лиц по Ульяновской области сократилось в два раза. Если за период с 1 июля 2001 года по 31 декабря 2001 года прокурорами были арестованы 1645 лиц, то за аналогичный период 2002 года судами области были заключены под стражу 876 лиц.

Вместе с тем в 34 случаях судами было отказано в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения — ареста и продлении срока содержания под стражей. В данных случаях суды руководствовались отсутствием у подозреваемых рецидива преступлений, наличием постоянного места жительства и работы, нахождением на иждивении несовершеннолетних детей, раскаянием в содеянном и активным способствованием раскрытию преступлений, что оказывает влияние на степень их опасности для общества.

Из 109 обжалованных постановлений Ульяновским областным судом оставлены без изменения 99. Таким образом, несмотря на сложность и новизну законодательства, отсутствие достаточной судебной практики его применения, стабильность судебных решений находится на высоком уровне и составляет 91%.24

В июле — августе в Оренбургской области было рассмотрено 412 ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, 355 из них удовлетворено. Также продолжается работа по организации своевременного рассмотрения дел в отношении тех, кто находится под стражей. По сравнению с прошлым годом количество лиц, содержащихся в следственных изоляторах области и числящихся за судами, уменьшилось примерно в 3 раза.25

Вместе с тем некоторые ученые правоведы и практические юридические работники отмечают ряд недостатков судебного порядка ареста и продления срока содержания под стражей:

усложняется и затягивается процедура обжалования применения заключения под стражу (в кассационном порядке).

решение об аресте на стадии предварительного расследования будет приниматься в том же органе, который будет выносить приговор. «Судья, который будет рассматривать дело по существу, скорее всего, будет действовать, что называется в «резонанс» с коллегой, арестовавшим обвиняемого»26.

Вот почему только строгое соблюдение гарантий прав и свобод личности должностными лицами и государственными органами по делам, которые находятся в их производстве, позволит надежно обеспечить нормальный ход уголовного судопроизводства.

В законодательстве установлены правила и процедуры избрания заключения под стражу, как на досудебной стадии, так и при разбирательстве уголовного дела в суде. В случае необходимости ареста обвиняемого (подозреваемого) в ходе предварительного расследования прокурор, а также следователь и дознаватель – с согласия прокурора, возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. По новому УПК РФ прокурор всецело отвечает за качество расследования, состоятельность обвинения (ст. 37 УПК РФ), поэтому, давая свое согласие на возбуждение ходатайства о заключении под стражу, «он вынужден думать о состоятельности обвинения, его судебной перспективе»27. Таким образом, есть основания полагать, что «в вопросах заключения под стражу прокурор станет фигурой позитивной, правозащитной»28.

В постановлении о возбуждении ходатайства (приложение 50 к УПК РФ29) излагаются основания и мотивы, в силу которых возникла необходимость в заключении под стражу обвиняемого (подозреваемого) и невозможно избрание иной, более мягкой, меры пресечения. Одновременно с постановлением в суд направляются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Без таких материалов судья не примет ходатайство. Материалами, подтверждающими обоснованность ходатайства, могут являться заверенные надлежащим образом копии процессуальных документов:

постановления о возбуждении уголовного дела;

протокола задержания подозреваемого или постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

протокола допроса подозреваемого (обвиняемого);

явки с повинной;

в случае отрицания причастности к инкриминируемым деяниям – дополнительно доказательства, свидетельствующие об обоснованности подозрения или обвинения в отношении конкретного лица (протоколы допросов свидетелей, потерпевших, протоколы осмотров, обыска, данные оперативно – розыскной деятельности с подтверждением законности их осуществления и другие).

Если ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу возбуждается в отношении подозреваемого в совершении преступления, задержанного в порядке, установленном ст.ст. 91, 92 УПК РФ, то постановление и материалы, обосновывающие ходатайство, должны быть предоставлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания, который по новому УПК составляет 48 часов.

Уголовно–процессуальный закон не возлагает обязанности на дознавателя, следователя или прокурора по уведомлению обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего о возбуждении ходатайства об избрании заключения под стражу. Однако по согласованию с коллегией адвокатов и судом прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора могут обеспечивать явку в суд обвиняемого (подозреваемого), защитника, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), а также доставление в суд конвоем подозреваемого, задержанного в порядке, установленного ст.ст. 91, 92 УПК РФ.

Мотивированное постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего (гарнизонного) уровня по месту производства предварительного расследования либо по месту задержания подозреваемого. В заседании в обязательном порядке принимают участие обвиняемый (подозреваемый), прокурор и защитник, если он участвует в деле. Подозреваемый, задержанный в порядке ст.ст. 91,92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании также может участвовать законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого). Закон не обязывает следователя или дознавателя участвовать в судебном заседании. Они могут не присутствовать в суде, если прокурор не даст им указания явиться в судебное заседание и по его поручению обосновать возбужденное ходатайство.

Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства и принятия судом решения. Исключением из этого правила является только неявка обвиняемого. Принятие судебного решения об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения в отсутствие обвиняемого возможно только в случае объявления последнего в международный розыск.

Постановление о возбуждении ходатайства об избрании заключения под стражу и материалы, обосновывающие его, подлежат рассмотрению в течение 8 часов с момента их поступления в суд. Организация работы суда должна обеспечивать особый порядок приема с точной регистрацией времени (часов, минут) поступления ходатайства и материалов, подтверждающих его обоснованность, учета их по отдельному журналу и незамедлительного доклада об их поступлении председателю суда, а в его отсутствие – судье, исполняющему его обязанности. Руководитель суда обязан безотлагательно назначить судью, который будет рассматривать ходатайство и материалы, после чего они передаются судье, который отмечает в журнале время их получения.

С другой стороны, органы предварительного расследования должны руководствоваться понятием рабочего времени, определенным разделом IV Трудового кодекса РФ, т. е. ходатайство и обосновывающие его материалы должны своевременно поступать в суд, судья которого должен иметь реальную возможность рассмотреть их в течение восьмичасового рабочего дня.

Части 4 и 5 ст. 108 УПК РФ определяют, что ходатайство органа предварительного расследования рассматриваются в судебном заседании, понятие которого установлено п. 50 ст. 5 УПК РФ как «процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу», в связи с чем порядок рассмотрения судьей ходатайства о заключении под стражу имеет следующую последовательность:

объявление судьей, какое ходатайство рассматривается;

доклад секретаря о явке извещенных лиц;

допуск переводчика в случаях, предусмотренных ст. 59 УПК РФ, разъяснение его прав и обязанностей и ответственности;

установление личности обвиняемого (подозреваемого), а в случаях задержания подозреваемого в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ и времени задержания;

объявление состава суда, установление наличия или отсутствия отводов судье и секретарю судебного заседания;

разъяснение прав и обязанностей явившимся в судебное заседание лицам;

обоснование следователем, дознавателем или прокурором ходатайства (оглашение описательно – мотивировочной и резолютивной частей постановления, дополнительное обоснование);

заслушивание доводов обвиняемого (подозреваемого);

заслушивание иных лиц, явившихся в судебное заседание;

оглашение материалов, приобщенных к постановлению органа предварительного расследования, и выслушивание по ним объяснений участников заседания;

удаление в совещательную комнату для вынесения решения;

оглашения постановления судьи, разъяснение порядка его обжалования.

По результатам рассмотрения ходатайства об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения судья выносит одно из следующих постановлений:

об избрании в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу (приложение 8130);

об отказе в удовлетворении ходатайства (приложение 8231);

об отложении принятия решения по ходатайству одной из сторон на срок не более 72 часов для представления ею дополнительных доказательств обоснованности задержания с обязательным указанием в своем постановлении даты и времени, до которых продлевается срок задержания.

Срок продления задержания исчисляется с учетом общего 48-часового срока, т.е. судья вправе продлить истекающий срок не более чем на 24 часа.

В постановлении судьи об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения или об отказе в его избрании должны обязательно содержаться:

оценка тяжести деяния, инкриминируемого обвиняемому (подозреваемому);

оценка сведений о личности обвиняемого (подозреваемого);

наличие или отсутствие оснований полагать, что обвиняемый (подозреваемый), оставаясь на свободе, совершит действия, указанные в ст. 97 УПК РФ.

Материальная основа принятия решения в соответствии с п.п. 1, 2 ст. 108 УПК РФ определяется как невозможность применения иной, более мягкой меры пресечения. Доводы, изложенные в ходатайстве следователя, дознавателя или прокурора, должны получить соответствующую оценку согласия или несогласия с ними судьи.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, и прокурору для немедленного исполнения, вручается обвиняемому (подозреваемому). Практические вопросы исполнения постановления относятся к ведению органов предварительного расследования. Освобождение задержанного или заключение под стражу обвиняемого (подозреваемого) допустимы и в помещении по месту судебного заседания.

Согласно закону вопрос о применении или изменении в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу при производстве по уголовному делу может решаться неоднократно. «Это обуславливается необходимостью обеспечения его законных интересов, создания надлежащих условий для успешного расследования и рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, а также динамичным характером тех обстоятельств, которые могут служить основанием для разрешения рассматриваемого вопроса»32.

Если судья отказал в аресте обвиняемого (подозреваемого), то повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу того же обвиняемого (подозреваемого) по тому же уголовному делу возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения его под стражу. Данное положение оберегает обвиняемого (подозреваемого) от произвольного, необоснованного избрания в отношении него заключения под стражу.

Если вопрос об избрании в отношении подсудимого заключения под стражу в качестве меры пресечения возникает в ходе судебного разбирательства, то решение об его избрании суд по собственной инициативе или по ходатайству стороны принимает в совещательной комнате, о чем выносит мотивированное определение (постановление).

Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение трех суток со дня его вынесения. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению прокурора не позднее чем через трое суток со дня его поступления.

Лицо, в производстве которого находится уголовное дело (следователь, дознаватель, прокурор, судья), обязан незамедлительно уведомить кого-либо из близких родственников обвиняемого (подозреваемого), при их отсутствии – других родственников о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей. В случаях, когда под стражу заключен военнослужащий, о месте его содержания под стражей или об его изменении уведомляется также командование воинской части, в которой проходит военную службу обвиняемый (подозреваемый).

Лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны принять меры по передаче несовершеннолетних детей арестованного обвиняемого (подозреваемого), оставшихся без помощи и присмотра, или других иждивенцев на попечение родственников или близких лиц либо поместить их в соответствующие детские или социальные учреждения. Также они обязаны принять меры к обеспечению сохранности жилища и имущества лица, заключенного под стражу.

В ряде случаев для избрания заключения под стражу требуется соблюдение особых гарантий неприкосновенности. Для некоторых категорий лиц в связи с характером выполняемых ими ответственных государственных функций установлены дополнительные гарантии против необоснованного применения заключения под стражу. Данные гарантии установлены Конституцией Российской Федерации, Федеральными Конституционными Законами, УПК РФ, Федеральными Законами.

Неприкосновенностью обладают Президент Российской Федерации, кандидат в Президенты Российской Федерации. Судебное решение об избрании в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судей иных судов в качестве меры пресечения заключения под стражу исполняется с согласия соответственно Конституционного Суда Российской Федерации или квалификационной коллегии судей. Вопрос об исполнении судебного решения об аресте члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска исполняется с согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы.

Мотивированное решение Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу принимаются в срок не позднее 5 суток со дня поступления представления Генерального прокурора Российской Федерации и соответствующего судебного решения.

Особый порядок ареста предусмотрен также для депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации; депутатов, членов выборных органов местного самоуправления; выборных должностных лиц органов местного самоуправления; Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудиторов Счетной палаты Российской Федерации; прокуроров, следователей и адвокатов (ст.ст. 447, 448, 449 УПК РФ).

Из смысла ч. 4 ст. 11 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. 3 Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации, а также международных договоров Российской Федерации и норм международного права следуют положения о полной или частичной неприкосновенности некоторых категорий иностранных граждан на территории Российской Федерации в связи с совершенными ими преступлениями. В соответствии с ч. 2 ст. 3 УПК РФ процессуальные действия, предусмотренные УПК РФ, в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, производятся лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которые испрашиваются через Министерство иностранных дел Российской Федерации.

Таким образом, УПК РФ устанавливает впервые в истории российского уголовного судопроизводства постановление об избрании заключения под стражу как меры пресечения выносит судья, что полностью соответствует Конституции РФ и международно-правовым стандартам и показывает свою эффективность в плане гарантированности прав человека. Но вместе с введением судебного порядка для избрания самой строгой меры уголовно-процессуального принуждения УПК РФ сохранил другие не менее важные гарантии защиты прав человека при аресте.

ГЛАВА 3. СРОК СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

Предельный срок содержания под стражей в качестве меры пресечения всегда был и остается одной из самых острых и актуальных проблем российского уголовного процесса. Во-первых, этот срок должен позволять органам предварительного расследования «без искусственных помех искать, находить и изобличать виновных»33. С другой стороны, срок содержания под стражей должен «разумно соизмеряться с тяжестью предусмотренных уголовным законом наказаний вообще и с санкцией данной статьи Уголовного кодекса — особенно»34. Также всегда существует вероятность следственной ошибки, констатируемой оправдательным приговором суда, и тогда длительный срок содержания под стражей превращается в грубейшее нарушение прав и законных интересов человека, тем более, если он невиновен.

Пункты 3, 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласят, что каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение от суда. Конституционные гарантии прав личности также требуют строгого соблюдения установленных законом сроков содержания под стражей (ст. 109 УПК РФ). Эти сроки призваны ограничить и свести к минимуму время пребывания обвиняемого (подозреваемого), к которому применено заключение под стражу в качестве меры пресечения, в следственном изоляторе либо в ином месте, определяемом федеральным законом. Поэтому установленные в УПК РФ требования обязывают дознавателя, следователя, прокурора в достаточно короткое время завершить производство по делу либо немедленно освободить содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного законом.

Срок задержания подозреваемого исчисляется часами, срок применения меры пресечения до предъявления обвинения сутками, а общий срок применения меры пресечения к обвиняемому месяцами. При исчислении этих сроков не принимается в расчет тот час и сутки, которыми начинается течение срока.

При исчислении сроков сутками срок истекает в двенадцать часов ночи последних суток. При исчислении сроков месяцами срок истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа, срок оканчивается в последние сутки этого месяца. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день.

Если мера пресечения применена к подозреваемому, то обвинение ему должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента ее применения или с момента его задержания. Если в данный срок обвинение не предъявляется, мера пресечения немедленно отменяется.

Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать двух месяцев с момента заключения обвиняемого (подозреваемого) под стражу до направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд для рассмотрения его по существу. Согласно УПК РФ при производстве предварительного расследования в срок, в течение которого обвиняемый (подозреваемый) может содержаться под стражей, засчитывается время:

1) в течение которого лицо было задержано и содержалось в качестве подозреваемого;

2) нахождения лица под домашним арестом;

3) принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда;

4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или выдаче его Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

В случае повторного заключения под стражу обвиняемого (подозреваемого) по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного обвиняемым (подозреваемым) под стражей ранее.

Содержание под стражей при производстве предварительного следствия и дознания ограничено достаточно коротким сроком, не превышающим обычный срок предварительного следствия, потому что мера пресечения — заключение под стражу применена к лицам, которые считаются невиновными, а лишь обвиняемыми в преступлении. Это обязывает, в частности, к быстрому производству следствия и к осмотрительному и экономному использованию такой меры пресечения, какой является заключение под стражу. Содержание под стражей сверх установленных законом сроков — грубое нарушение прав и свобод гражданина.

Продление срока содержания под стражей допускается только при наличии указанных в законе оснований, только компетентными судьями и в соответствии с достаточно сложной процедурой, побуждающей к ускорению принятия решений о завершении расследования или замене заключения под стражу при соответствующих условиях менее строгой мерой пресечения.

Двухмесячный срок содержания под стражей по УПК РФ может быть продлен на срок до 6 месяцев в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Для этого прокурор, а также следователь (с согласия надзирающего прокурора) выносят постановление о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей (Приложение 169 к приказу Генерального прокурора Российской Федерации № 15 от 05 апреля 2002 года35) — на срок, как правило, 1 – 2 месяца. В ходатайстве излагаются основания и необходимость продления срока содержания под стражей. Ходатайство и материалы, его обосновывающие, направляются в суд с сопроводительным письмом. Материалами, подтверждающими обоснованность ходатайства, могут являться заверенные надлежащим образом копии процессуальных документов:

постановления о возбуждении уголовного дела;

протокола задержания подозреваемого или постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

протокола допроса подозреваемого (обвиняемого);

явки с повинной;

в случае отрицания причастности к инкриминируемым деяниям – дополнительно доказательства, свидетельствующие об обоснованности подозрения или обвинения в отношении конкретного лица (протоколы допросов свидетелей, потерпевших, протоколы осмотров, обыска, данные оперативно – розыскной деятельности с подтверждением законности их осуществления и другие);

данные, характеризующие обвиняемого.

Продление срока осуществляется судьей районного суда или военного суда соответствующего (гарнизонного) уровня в порядке, который установлен УПК РФ для избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Дальнейшее продление срока содержания обвиняемого под стражей на срок до 12 месяцев может быть осуществлено только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Для продления на срок до 12 месяцев следователь выносит мотивированное ходатайство (на срок, как правило, 1 – 2 месяца) и подготавливает материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства о продлении срока предварительного следствия, в том числе особую сложность уголовного дела. Ходатайство и материалы представляются надзирающему прокурору для их изучения и представления с сопроводительным письмом прокурору субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурору.

После получения согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора ходатайство и материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства, с сопроводительным письмом представляются в районный суд или военный суд соответствующего (гарнизонного) уровня, судья которого принимает решение о продлении срока содержания под стражей в порядке, который установлен УПК РФ для избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Продление срока содержания обвиняемого под стражей на срок свыше 12 месяцев может быть осуществлено только в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, только в исключительных случаях уголовного дела и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Для продления на срок до 18 месяцев следователь выносит мотивированное ходатайство (на срок, как правило, 1 – 2 месяца) и подготавливает материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства о продлении срока предварительного следствия, в том числе исключительный характер уголовного дела. Ходатайство и материалы представляются надзирающему прокурору для их изучения и представления с сопроводительным письмом прокурору субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурору также для изучения и представления Генеральному прокурору Российской Федерации или его заместителю.

После получения согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя ходатайство и материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства, с сопроводительным письмом представляются в суд субъекта Российской Федерации или военный суд соответствующего (окружного) уровня, судья которого принимает решение о продлении срока содержания под стражей в порядке, который установлен УПК РФ для избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Продление срока содержания под стражей свыше 18 месяцев не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению. Из данного правила существует только одно исключение, когда суд субъекта Российской Федерации или военный суд соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенного с согласия прокурора субъекта Российской Федерации принял решение о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления его в суд для разбирательства по существу.

В соответствии с УПК РФ материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до истечения предельного срока содержания под стражей. Если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока, обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом уголовно – процессуальный закон сохраняет за обвиняемым и его защитником право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 13.06.96 № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 уголовно – процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Щелухина»36 была признана неконституционной норма, согласно которой время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывается. Часть пятая статьи 97 УПК РСФСР была признана не соответствующей Конституции РФ, ее ст. 17, 22 (ч. 1), 46 (ч. 1), 55 (ч. 3).

До принятия данного решения Конституционным Судом РФ «недобросовестные следователи, не укладываясь в срок, объявляли об окончании расследования, приостанавливая тем самым течение срока, хотя в действительности расследование не было закончено, продолжая тем временем следственные действия по делу или уходя в отпуск. В результате содержания обвиняемых под стражей до передачи дела в суд растягивалось на годы».37

Если срок предъявления материалов уголовного дела был соблюден, но 30 суток обвиняемому и его защитнику оказалось недостаточно для их изучения, следователь с согласия прокурора субъекта Российской Федерации вправе не позднее чем за 5 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом субъекта Российской Федерации или военным судом соответствующего уровня.

Следователям и прокурорам в таком случае учитывать, что материалы, направленные ими в суд, должны содержать документы, фиксирующие, что срок содержания обвиняемого под стражей, отведенный на ознакомление с делом, используется строго по назначению. Соответственно и судьям предстоит расширить круг обстоятельств, выяснение которых необходимо для решения вопроса о законности и обоснованности ареста, срока содержания под стражей.

При этом необходимо исходить из того, что содержание обвиняемого под стражей на этапе ознакомления с материалами дела нельзя признать законным, если следователь задерживает представление материалов дела, продолжая расследование после объявления об его окончании.

Важным документом, который поможет суду правильно разрешить жалобу обвиняемого, находящегося под стражей, является протокол объявления об окончании предварительного следствия и о предъявлении обвиняемому и его защитнику материалов дела (приложение 72 к УПК РФ38). В соответствии со ст. 166 УПК в этом протоколе фиксируется по дням и часам время, в течение которого происходило ознакомление с материалами дела. Составление его начинается с момента объявления об окончании предварительного следствия и представления обвиняемому и его защитнику материалов дела. Помимо выяснения соответствия указанного протокола требованиям закона, суду необходимо выяснить, были ли представлены обвиняемому все материалы уголовного дела одновременно с объявлением об окончании предварительного следствия.

О намерении следователя использовать время, отведенное для ознакомления с делом, на восполнение пробелов следствия может косвенно свидетельствовать то, что он в нарушение требований 166 УПК предъявил обвиняемому не все материалы дела, что не все они подшиты и пронумерованы. Однако не будет нарушением, если после объявления об окончании следствия следователь проведет следственные действия, направленные на удовлетворение ходатайств, заявленных после ознакомления с делом потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, а также обвиняемого и его защитника.

Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает одно из следующих решений:

о продлении срока содержания лица под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления дела в суд;

об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и об освобождении обвиняемого из-под стражи.

В том же порядке срок содержания под стражей может быть продлен при необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого и его защитника о дополнении предварительного следствия.

Начальник места содержания под стражей обязан не позднее чем за двадцать четыре часа до истечения сроков содержания обвиняемого (подозреваемого) под стражей уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора.

Начальник места содержания под стражей освобождает своим постановлением из места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых истекли установленные законом сроки заключения под стражу.

14 марта 2001 года Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ, Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно – исполнительный кодекс РФ и другие законодательные акты РФ» Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР был дополнен статьей 2391 «Сроки содержания подсудимого под стражей во время расследования и в суде», которая впервые установила ограниченный срок содержания под стражей во время судебного разбирательства. До вступления данного закона в силу, т.е. до 14 июня 2001 года, предельный срок содержания подсудимого под стражей не регламентировался. Таким образом, только с 14 июня 2001 года срок содержания под стражей стал ограничен и для суда.

В новом российском уголовно-процессуальном законодательстве установлено, что со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора срок содержания под стражей подсудимого в качестве меры пресечения не может превышать шести месяцев. Суд, в производстве которого находится уголовное дело, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, но только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на три месяца. О продлении такого срока суд выносит решение (ст.255 УПК РФ).

Решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование при этом не приостанавливает производство по уголовному делу.

Даже в случае введения чрезвычайного положения действуют нормы, не допускающие чрезмерного продления сроков содержания под стражей подсудимых. Так, Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении»39 (ст.12) установил, что в соответствии с указом Президента РФ может быть предусмотрено продление срока содержания лиц, задержанных в соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством по подозрению в совершении актов терроризма и других особо тяжких преступлений, на весь период действия чрезвычайного положения, но не более чем на три месяца.

Таким образом, установленные в нашем законодательстве сроки содержания под стражей подозреваемых (обвиняемых) в целом отвечают европейскому понятию «разумные сроки». Однако в российской судебной практике эти сроки часто нарушаются.

ГЛАВА 4. СОДЕРЖАНИЕ ПОД СТРАЖЕЙ ОБВИНЯЕМЫХ И ПОДОЗРЕВАЕМЫХ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. ПРАВОВОЙ СТАТУС ЛИЦ, СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙ

Содержание под стражей представляет собой вид деятельности, связанный с обеспечением в течение определенного срока изоляции лица, лишенного свободы.

Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений ” от 15 июля 1995 г. детально регламентирует принципы, основания, условия и порядок содержания лиц в местах предварительного заключения; права и обязанности заключенных, а также администрации мест предварительного заключения; основания и порядок освобождения заключенных и другие положения. Данный закон является комплексным, т. к. содержит нормы разных отраслей права. “Некоторые из них имеют четко выраженный уголовно – процессуальный характер и должны применяться как нормы прямого действия”40.

Согласно ст. 8 данного Федерального закона следственные изоляторы уголовно – исполнительной системы Министерства юстиции РФ (находившиеся ранее в ведении МВД РФ), а также следственные изоляторы органов ФСБ предназначены для содержания обвиняемых (подозреваемых), в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу. Однако закон сохранил правило, в соответствии с которым в случаях, предусмотренных УПК РФ, в изоляторах временного содержания могут временно содержаться лица, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Новация данного закона в том, что ст. 13 допускает неоднократный перевод арестованного из СИЗО в ИВС в период ведения предварительного расследования или судебного рассмотрения, но не более чем на 10 суток в течение месяца. Основанием для перевода является необходимость выполнения следственных действий или рассмотрения дела судом за пределами населенного пункта, где находится СИЗО, из которого ежедневная доставка обвиняемого (подозреваемого) к месту следствия или судебного разбирательства невозможна. Решение о переводе из СИЗО в ИВС оформляется постановлением лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судьи или определением суда.

Исходя из значительного количества подозреваемых и обвиняемых, дознание и предварительное следствие по делам которых находится в компетенции органов внутренних дел и Пограничных войск, этим ведомствам Федеральным законом разрешается создание сети изоляторов временного содержания, предназначенных для кратковременного содержания под стражей лиц указанных категорий.

Подозреваемые и обвиняемые военнослужащие заключаются под стражу на гауптвахтах. При этом подозреваемые и обвиняемые должны содержаться отдельно от находящихся на гауптвахте других категорий правонарушителей (арестованных в дисциплинарном порядке, отбывающих уголовное наказание в виде ареста и др.).

Для определения правового статуса лиц, содержащихся под стражей, степени его соответствия нормам международного права в действующем законодательстве, а также обеспечения указанного статуса в практической деятельности мест содержания под стражей необходимо определиться с понятием режима.

Согласно ст. 15 ФЗ в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение ими своих прав и обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных УПК. Этой задаче соответствует определение режима, данное в п. 1.4 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно – исполнительной системы ВД РФ: «Режим представляет собой регламентируемые Федеральным законом, настоящими правилами и другими нормативно – правовыми актами Российской Федерации, порядок и условия содержания лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Режим устанавливается в целях обеспечения прав подозреваемых и обвиняемых, исполнения ими своих обязанностей, их изоляции, а также решения задач, предусмотренных Уголовно–процессуальным кодексом».

Функциями режима в местах содержания под стражей являются: принудительная, обеспечивающая, профилактическая. Принудительная функция реализуется путем различных правоограничений, применяемых к подозреваемым и обвиняемым. Они охватывают, прежде всего, сферу их субъективных гражданских прав. Подозреваемые и обвиняемые пользуются правами и свободами и несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными федеральными законами. Принудительная функция режима реализуется путем изоляции подозреваемых и обвиняемых, их охраны и постоянного надзора за ними, пресечения попыток установления связей вне установленных правил с другими лицами.

Обеспечивающая функция режима направлена на создание обходимых правовых предпосылок для реализации принудительной и регулятивной функций, а также обеспечения успешного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Обеспечивающая функция режима создает условия для соблюдения прав подозреваемых и обвиняемых, исполнения ими своих обязанностей.

Профилактическая функция направлена на предупреждение совершения преступлений и иных правонарушений как подозреваемыми и обвиняемыми, так и иными лицами, находящимися на территории места содержания под стражей.

Обеспечение режима возлагается на администрацию и сотрудников мест предварительного заключения. В состав администрации входят руководители этих учреждений (начальник и его заместители), руководители служб и иные должностные лица. К сотрудникам мест содержания под стражей относятся лица рядового и начальствующего состава уголовно-исполнительной системы Минюста, органов внутренних дел, военнослужащие органов федеральной службы безопасности, Пограничных войск и Вооруженных Сил РФ. Внутренний распорядок в местах содержания под стражей регулируется Правилами внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, утверждаемых Министерством юстиции РФ, Министерством внутренних дел РФ, Федеральной службой безопасности РФ, Министерством обороны РФ, Федеральной пограничной службой РФ по согласованию с Генеральным прокурором РФ.

В правовом отношении изоляция заключенных под стражу выражается комплексом их правоограничений по сравнению с лицами, находящимися на свободе. По действующему законодательстве в период содержания под стражей обвиняемые (подозреваемые) в совершении преступлений пользуются всеми правами и свободами и исполняют обязанности, установленные для граждан Российской Федерации с ограничениями, предусмотренными законами (ст. 6 ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”). Согласно п.3 ст.55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

У заключенных под стражу ограничиваются и видоизменяются многие «общегражданские» права и свободы: свобода передвижения, выбора места жительства, круга общения, права на труд, отдых, жилище, образование, охрану здоровья, осуществление предпринимательской деятельности и другие.

Режим содержания обвиняемых (подозреваемых) под стражей отличается от режима при исполнении наказания в виде лишения свободы. «Изоляция и правоограничения осужденных связаны прежде всего с карой за совершенные преступления, а их степень зависит от многих причин, в первую очередь от характера совершенного преступления, личности преступника, задач исправительного воздействия»41.

Изоляция и соответствующие ей правоограничения лиц, заключенных под стражу, связаны с достижением целей правосудия и их зависимость от личности обвиняемого и характера совершенного преступления проявляется только на стадии применения соответствующей меры пресечения. Режим содержания под стражей не должен зависеть, точнее обязан не зависеть, от характера совершенного преступления. Если такая зависимость прослеживается, то это является нарушением принципа презумпции невиновности.

Иные правоограничения определяются не только достижения целей отправления правосудия, но также требованиям безопасности и поддержания должного правопорядка в местах содержания под стражей. В соответствии с этим режимом содержания под стражей может зависеть от личности обвиняемого (подозреваемого). Характер совершенного преступления, за которое лицо привлекается к уголовной ответственности, в таком случае выступает как один из признаков, характеризующих данное лицо.

«Режим,- говорит В.Н. Андреев,- не должен служить средством давления на данное лицо или на третьих лиц с целью получения от них соответствующих или не соответствующих истине показаний по уголовному делу»42. Сам факт применения режима к обвиняемому (подозреваемому) в качестве средства давления противоречит принципу презумпции невиновности.

Помимо принципа презумпции невиновности, порядок и условия содержания под стражей должен быть согласован с основными принципами, сформулированными во Всеобщей Декларации прав человека и вошедшими в другие международно-правовые акты и Конституцию Российской Федерации. Такими принципами являются:

принцип законности выражается прежде всего в провозглашении верховенства закона при регулировании порядка и условий содержания под стражей. Иные нормативные правовые акты, устанавливающие права и обязанности подозреваемых и обвиняемых, должны быть основаны на законе, зарегистрированы в Минюсте и опубликованы. В соответствии с принципом законности каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности. Принцип законности означает также, что деятельность мест содержания под стражей, их сотрудников основывается на строгом соблюдении законов. Требования закона должны выполняться также всеми иными лицами, посещающими места содержания под стражей (следователями, проводящими расследование уголовного дела, адвокатами и т.д.). Средства обеспечения реализации принципа законности прокурорский надзор, судебный контроль, контроль органов государственной власти, включая ведомственный ;

принцип равенства всех граждан перед законом, согласно которому все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона. Применительно к условиям содержания под стражей он состоит в том, что все лица, подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, пользуются равными правами и обязанностями и равно несут ответственность независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, религии, принадлежности к общественным объединениям. Никто из лиц, содержащихся в местах содержания под стражей, не вправе требовать для себя каких-либо дополнительных льгот исходя из перечисленных признаков, а персоналу этих учреждений запрещается предоставлять такие права и льготы.

принцип гуманизма, предусматривающий, что каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена компетентным судом в установленном законом порядке с обеспечением ему всех возможностей для защиты;

принцип уважения человеческого достоинства, исключающий применение пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания. Содержание под стражей не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений. Исключение из практики содержания под стражей пыток, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, действий, имеющих целью причинение физических или нравственных страданий, является принципиальным положением для правоохранительной деятельности России. Поэтому, помимо национальных средств обеспечения данного принципа, признаются предусмотренные международными актами механизмы международного контроля за практикой содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с целью исключения указанных негативных явлений. В рамках ООН, в соответствии с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., такими формами контроля являются:

а) представляемые в Комитет ООН против пыток доклады государств о принятых мерах по предотвращению пыток, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания;

б) сообщения других государств о том, что другое государство участник Конвенции не выполняет своих обязательств и применяет указанные выше виды обращения и наказания;

в) сообщение лиц, находящихся под юрисдикцией государства, о том, что они стали жертвами нарушения положений Конвенции.

Европейской конвенцией по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания введен еще один механизм: члены Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего обращения или наказания посредством посещений изучают обращение с лицами, лишенными свободы (в том числе подозреваемыми и обвиняемыми, содержащимися под стражей), с целью защиты их от пыток и других негативных явлений. Такие посещения могут осуществляться в любые места, где содержатся лишенные свободы. При этом государство, где осуществляется посещение, обеспечивает членам вышеуказанного комитета:

доступ на свою территорию с правом передвижения без ограничения;

полную информацию о местах содержания лишенных свободы лиц;

неограниченный доступ в любое место, где находятся лица, лишенные свободы, включая право передвижения внутри таких мест без ограничения;

возможность беседовать с лицами, лишенными свободы, наедине;

право свободно вступать в контакт с любым лицом, которое может предоставить членам комитета соответствующую информацию.

По итогам посещения комитет составляет доклад о фактах, установленных во время посещения, а также ежегодный общий отчет, который предоставляется Комитету министров Совета Европы. Первое посещение экспертами вышеназванного Европейского комитета мест лишения свободы России, в том числе мест содержания под стражей, состоялось в ноябре 1998г.

В настоящее время благодаря усилиям Организации Объединенных Наций основные правила обращения с подследственными заключенными сформулированы и рекомендованы государствам для установления соответствующего режима в местах содержания под стражей:

подследственных заключенных следует содержать отдельно от осужденных;

молодых заключенных, находящихся под следствием, следует содержать отдельно от взрослых и в принципе – в отдельных заведениях;

на ночь подследственных заключенных следует размещать поодиночке в отдельных помещениях, учитывая, однако, местные особенности, объясняющиеся климатическими условиями;

когда это не нарушает принятого в заведении порядка, подследственным заключенным можно разрешать, они того желают, получать пищу со стороны и за собственный счет либо через органы тюремной администрации, либо через членов их семей или друзей. В противном случае питание заключенного обеспечивает администрации;

подследственные заключенные имеют право носить гражданское платье при условии, что оно содержится в чистоте и пристойный вид. Если же осужденный носит тюремное обмундирование, оно должно отличаться от обмундирования осужденных;

подследственным заключенным всегда следует предоставлять возможность трудиться, однако труд не может вменяться им в обязанность. Если заключенный решит работать, его труд должен оплачиваться;

все подследственные заключенные должны иметь возможность приобретать на собственные средства или за счет третьих лиц книги, газеты, письменные принадлежности и другие предметы, позволяющие им проводить время, при условии, что они совместимы с интересами отправления правосудия, требованиями безопасности и нормальным ходом жизни в заведении;

подследственным заключенным следует разрешать пользоваться во время их пребывания в тюрьме услугами их собственного врача или зубного врача, если их просьба об этом представляется оправданной и если они в состоянии покрыть связанные с этим расходы;

подследственные заключенные должны иметь возможность немедленно информировать семью о факте их заключения, пользоваться разумной возможностью общения с родственниками и друзьями, принимать их в тюрьме, подвергаясь при этом только тем ограничениям и надзору, которые необходимы для должного отправления правосудия, соблюдения требований безопасности и обеспечения нормальной работы заведения;

в целях своей защиты подследственные заключенные должны иметь право обращаться там, где это возможно, за бесплатной юридической консультацией, принимать в заключении юридического советника, взявшего на себя их защиту, подготавливать и предавать ему конфиденциальные инструкции. С этой целью в их распоряжение следует предоставлять по их требованию письменные принадлежности. Свидания заключенного с его юридическим советником должны проходить на глазах, но за пределами слышимости полицейских или тюремных органов.

Глава II ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” предусматривает права заключенных обвиняемых (подозреваемых) и их обеспечение. Права подозреваемых и обвиняемых представляют собой важный элемент их правового статуса. Их реализация и гарантированность позволяют повысить эффективность деятельности мест содержания под стражей, обеспечить законность помещения и содержания в них подозреваемых и обвиняемых.

Подозреваемые и обвиняемые имеют право:

на информацию о своих правах и обязанностях, режиме содержания под стражей, дисциплинарных требованиях, порядке подачи заявлений, предложений и жалоб, которая должна распространяться доступными способами;

на личную безопасность в местах содержания под стражей, для обеспечения которой администрация мест содержания, лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны предпринять ряд профилактических мер, которые включают в себя, в частности, отдельное содержание подозреваемых и обвиняемых, жизни и здоровью которых угрожает опасность, в том числе в одиночных камерах, раздельное содержание подозреваемых и обвиняемых по одному уголовному делу, так как именно между этими категориями лиц чаще всего возникают противоречия, способные привести к конфликтам и посягательствам на их личную безопасность. Обеспечению личной безопасности служит также осуществляемый в местах содержания надзор за поведением подозреваемых и обвиняемых, обыск помещений и личный обыск подозреваемых и обвиняемых, досмотр их вещей, передач и посылок. На предупреждение преступлений против личности подозреваемых и обвиняемых и, следовательно, обеспечение их личной безопасности направлена оперативно-розыскная работа, проводимая в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» в местах содержания под стражей. Юридическим основанием для принятия мер по обеспечению личной безопасности является возникновение угрозы совершения преступлений против личности подозреваемых и обвиняемых, в том числе направленных на причинение ущерба их жизни и здоровью. Поводом для принятия мер по обеспечению личной безопасности является заявление подозреваемого или обвиняемого (устное или письменное), сообщение лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, материалы надзорных или оперативно-розыскных мероприятий, иные письменные (например, письмо с угрозой совершения преступления) или устные сообщения;

обращаться с просьбой о личном приеме к начальнику места содержания под стражей и лицам, контролирующим деятельность места предварительного заключения, во время их нахождения на его территории;

на свидания с защитником (наедине, без ограничения количества и продолжительности свиданий);

на свидания с родственниками и иными лицами (не более двух в месяц на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело);

хранить при себе материалы и записи, относящиеся к уголовному делу или касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов;

на обращение с предложениями, заявлениями, жалобами, которые независимо от субъекта, кому они адресуются, направляются через администрацию места содержания под стражей. Администрация обязана организовать прием, регистрацию и направление по назначению предложений, заявлений и жалоб подозреваемых и обвиняемых. Предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, в суд или органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей, цензуре не подлежат и не позднее следующего за днем подачи предложения, заявления или жалобы рабочего дня направляются адресату в запечатанном пакете;

вести переписку и пользоваться письменными принадлежностями;

получать бесплатное питание, материально – бытовое и медико-санитарное обеспечение, в том числе в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях;

на 8-часовой сон в ночное время, в течение которого запрещается их привлечение к участию в процессуальных и иных действиях, предусмотренных УПК;

на ежедневную прогулку продолжительностью не менее часа;

пользоваться собственными постельными принадлежностями, а также другими вещами и предметами, перечень и количество которых устанавливается Правилами внутреннего распорядка;

пользоваться литературой и изданиями периодической литературы, настольными играми;

отправлять религиозные обряды в помещениях мест предварительного заключения, иметь при себе религиозную литературу, предметы религиозного культа – при условии соблюдения Правил внутреннего распорядка и прав других заключенных;

заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой;

получать посылки, передачи;

на вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей;

участвовать в гражданско-правовых сделках.

Подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых применено заключение под стражу в качестве меры пресечения и которые содержатся в следственных изоляторах и тюрьмах также имеют право:

получать и отправлять денежные переводы;

заключать и расторгать брак, участвовать в иных семейно – правовых отношениях, если это не противоречит ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”;

приобретать продукты питания и предметы первой необходимости в магазине (ларьке) СИЗО (тюрьмы) либо через администрацию места содержания под стражей в торговой сети;

подписываться на газеты и журналы и получать их;

получать от администрации при необходимости одежду по сезону, разрешенную к ношению в местах содержания под стражей.

Подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей, при наличии соответствующих условий предоставляется возможность трудиться. Если они решат трудиться, их труд должен оплачиваться. К неоплачиваемым работам по благоустройству следственных изоляторов, тюрем и их территории подозреваемые и обвиняемые могут быть привлечены только по их желанию. Труд подозреваемых и обвиняемых организуется в строгом соответствии с положениями законодательства о труде, в том числе с учетом соответствующих требований относительно его безопасности, санитарии и гигиены. К особенностям труда подозреваемых и обвиняемых относится прежде всего то, что он организуется только на территории следственных изоляторов и тюрем. Трудоиспользование подозреваемых и обвиняемых за пределами этой территории запрещено. Необходимо помнить, что для арестованных труд – это право, а не вмененная им обязанность, как для осужденных к лишению свободы.

Обвиняемые (подозреваемые) обязаны:

соблюдать установленный порядок содержания под стражей;

выполнять законные требования администрации мест содержания под стражей;

соблюдать требования гигиены и санитарии;

соблюдать правила пожарной безопасности;

бережно относиться к имуществу мест содержания под стражей;

проводить уборку камер и других помещений в порядке очередности;

не совершать действий, нарушающих достоинство других лиц;

не препятствовать сотрудникам мест содержания под стражей, другим лицам, обеспечивающим порядок содержания под стражей, в выполнении их служебных обязанностей;

не совершать умышленных действий, угрожающих собственной жизни и здоровью, жизни и здоровью иных лиц и другие обязанности.

За примерное выполнение обязанностей, соблюдение установленного порядка содержания под стражей к обвиняемым (подозреваемым) могут применяться меры поощрения, за невыполнение обязанностей – меры взыскания.

Обвиняемые (подозреваемые) женщины могут иметь при себе детей в возрасте до трех лет. Для беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, в местах содержания под стражей создаются улучшенные условия, не допускается ограничение продолжительности их ежедневных прогулок и применение к ним в качестве меры взыскания водворение в карцер.

Несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) также создаются улучшенные материально – бытовые условия. Продолжительность их ежедневных прогулок не может быть менее двух часов. Во время прогулок несовершеннолетним предоставляется возможность для физических упражнений и спортивных игр. Для них создаются условия для получения общего среднего образования, с ними проводится культурно – воспитательная работа; им разрешается приобретать и получать учебники и школьно – письменные принадлежности.

Лица, поступившие в следственный изолятор, подвергаются личному обыску, а их вещи досмотру. У них оставляются только те предметы и продукты питания, которые им разрешается иметь при себе и хранить в камере в количестве и ассортименте, установленном Правилами внутреннего распорядка. Личные вещи, оставляемые подозреваемым и обвиняемым, записываются в камерную карточку. Лица, доставленные для водворения в ИВС, подвергаются личному обыску в присутствии понятых.

Лица, принятые в следственный изолятор, как правило, в день их поступления, но не позднее одних суток проходят медицинское освидетельствование и санитарную обработку. Результаты медицинского освидетельствования вносятся в медицинскую карту. Подозреваемые и обвиняемые, прошедшие санитарную обработку, получают постельные принадлежности, а при необходимости одежду установленного образца и размещаются по камерам в соответствии с требованиями изоляции. Взрослые подозреваемые и обвиняемые размещаются по камерам дежурным по согласованию с оперативным работником, несовершеннолетние инструктором по воспитательной работе. Размещение больных производится по указанию медицинского работника. В обязательном порядке переодеваются подозреваемые и обвиняемые, поступившие в форменной одежде военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов.

Обвиняемые (подозреваемые) содержатся в общих или одиночных камерах. Размещение производится с учетом личности заключенных и психологической совместимости. Размещение обвиняемых (подозреваемых) в одиночных камерах на срок более одних суток допускается по мотивированному постановлению начальника места содержания под стражей, санкционированному прокурором. Не требуется санкции прокурора на размещение обвиняемых (подозреваемых) в одиночных камерах: при отсутствии иной возможности обеспечить соблюдение требований раздельного размещения; в интересах обеспечения безопасности жизни и здоровья лица, заключенного под стражу, других заключенных; при наличии письменного заявления обвиняемого (подозреваемого) о раздельном содержании; при размещении обвиняемых (подозреваемых) в одиночных камерах в ночное время, если днем они содержатся в общих камерах.

При размещении обвиняемых (подозреваемых, осужденных) в камерах обязательно соблюдение следующих требований:

раздельно содержатся:

а) мужчины и женщины;

б) несовершеннолетние и взрослые;

в) лица, впервые привлекаемые к уголовной ответственности, и лица, ранее содержавшиеся в местах лишения свободы;

г) подозреваемые и обвиняемые, а также осужденные, приговоры в отношении которых вступили в законную силу;

д) подозреваемые и обвиняемые по одному уголовному делу;

отдельно от других подозреваемых и обвиняемых содержатся:

а) подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства и преступлений против мира и безопасности человечества;

б) подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений, предусмотренных следующими статьями УК РФ: ст. 105, 106, 111, 122, 126, 131, 132, 152, 161, 162, 163 ч. 2 и 3, 205, 206, 208, 209, 210, 227, 295, 317, 321;

в) обвиняемые (подозреваемые) при особо опасном рецидиве преступлений;

г) осужденные к смертной казни;

д) иностранные граждане и лица без гражданства при наличии условий для их содержания отдельно от других обвиняемых (подозреваемых);

е) лица, являющиеся или являвшиеся судьями, адвокатами, сотрудниками правоохранительных органов, налоговой инспекции, таможенных органов, учреждений и органов уголовно – исполнительной системы, военнослужащими внутренних войск МВД РФ;

ж) по решению администрации места содержания под стражей либо по письменному решению лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, обвиняемые (подозреваемые), жизни и здоровью которых угрожает опасность со стороны других обвиняемых (подозреваемых);

з) больные инфекционными заболеваниями или нуждающиеся в особом медицинском уходе и наблюдении. Подозреваемые и обвиняемые находятся в местах содержания под стражей под охраной и надзором.

Надзор за исполнением законов в местах содержания под стражей обвиняемых (подозреваемых) осуществляют Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры. Администрация мест содержания под стражей обязана выполнять постановления соответствующего прокурора, касающиеся порядка содержания под стражей.

ГЛАВА 5. ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ИНСТИТУТА ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ.

Несмотря на кажущуюся разработанность вопросов избрания и применения заключения под стражей в качестве меры пресечения, содержания под стражей, до сих пор неразработанными и проблемными остаются очень многие моменты.

Одним из таких вопросов является вопрос о сущности мер пресечения, в том числе и заключения под стражу. Согласно первой точке зрения мера пресечения есть «разновидность, начало, элемент уголовной ответственности – уголовно-процессуальная ответственность»43. Однако мерам пресечения не присущи признаки уголовной ответственности и уголовного наказания. Юридическая ответственность является обязанностью лица претерпеть неблагоприятные последствия в связи с совершенным им правонарушением. Наказание назначается только лицу, чья виновность установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В соответствии с другой точкой зрения меры пресечения – это процессуальные санкции. Однако данное мнение также можно подвергнуть критике, так как при применении меры пресечения не происходит каких-либо нарушений властных предписаний уголовно-процессуальных норм.

На мой взгляд, со второй позицией можно согласиться только в случае изменения одной меры пресечения на другую, более строгую, по причине нарушения ограничений, установленных с применением конкретной меры пресечения. Однако во всех остальных случаях меры пресечения выступают в качестве превентивно-предупредительных средств, охраняющих интересы уголовного судопроизводства. Целевое назначение мер пресечения, в том числе и заключения под стражу состоит в создании наилучших условий для беспрепятственного отыскания истины по уголовному делу, обеспечения реальной ответственности виновного и пресечения его преступной деятельности.

До сих пор также остается спорным вопрос о возможности избрания лицу одновременно не одной, а сразу нескольких мер пресечения. Исходя из сущности мер пресечения как превентивно-предупредительных мер, вполне допустимо, по-моему, комбинировать и применять к одному лицу несколько мер пресечения, лишь бы решались задачи, стоящие перед данным институтом, кроме заключения под стражу. Однако УПК РФ встал на позицию избрания только одной меры пресечения.

В литературе с момента принятия Конституции РФ по настоящее время не утихают споры по поводу того, кто должен давать санкцию на арест и продление срока содержания под стражей. Учеными разработано несколько точек зрения на предмет и объем судебного контроля в сфере применения заключения под стражу в качестве меры пресечения. Наиболее распространенными являются следующие:

передача полномочий по санкционированию ареста и продлению срока содержания под стражей судебным органам, т.е. решение о применении данной меры пресечения принимается судьей в судебном порядке с участием прокурора, следователя, обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего, законных представителей (если они участвуют в деле) и защитника. Данную точку зрения воспринял новый УПК РФ;

жесткое ограничение роли судебного контроля за арестом и продлением срока содержания под стражей путем избрания меры пресечения «на основании постановления следователя, с последующим уведомлением судьи, который рассматривает законность и обоснованность этого процессуального решения»44;

избрание заключения под стражу на основании постановления органа предварительного расследования, санкционированного прокурором; продление срока содержания под стражей соответствующим прокурором с возможностью последующего обжалования в суде законности и обоснованности данных решений обвиняемым (подозреваемым), его законным представителем (если он участвует в деле) или защитником.

До вступления в силу УПК РФ в советском, а затем в российском уголовном процессе доминировала третья точка зрения на предмет и объем судебного контроля над применением заключения под стражу и продления его срока. Однако с 1 июля 2002 года арест и продление срока содержания под стражей окончательно перешли из-под прокурорского надзора под судебный контроль. Последний, на мой взгляд, имеет ряд преимуществ по сравнению с санкционированием прокурором:

судебный порядок ареста наиболее всего соответствует международным нормам, а в Российской Федерации установлен приоритет норм международного права;

судья, рассматривающий данный вопрос, в дальнейшем никакого отношения к движению уголовного дела иметь не будет, согласно ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья не вправе принимать участие в рассмотрении уголовного дела, если в ходе досудебного производства принимал по нему определенное законом решение;

«независимость и беспристрастность судьи гарантирует его незаинтересованность в исходе дела, поэтому таким образом исключается обвинительный уклон»45;

4) санкционирование ареста прокурором носило заочный характер. Задержанные лица, за исключением несовершеннолетних, к прокурору не доставлялись и не имели возможности представить каких-либо пояснений или оправданий. При даче санкции на арест не присутствовал защитник, а прокурор выслушивал только следователя. Суд же при решении вопроса об аресте заслушивает не только сторону обвинения, но и обвиняемого (подозреваемого) и воочию видит, кого именно намереваются изолировать от общества и заслуживает ли этого данное лицо.

Во время разработки проекта УПК РФ многие практические работники и ученые-правоведы предрекали, что суды не справятся с потоком ходатайств о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей. Однако мрачные прогнозы не оправдались: суды вполне справляются с этой правовой обязанностью.

Несмотря на значительную демократизацию и гуманизацию уголовно-процессуального и пенитенциарного законодательства в настоящее время в Росси сложилась довольно тяжелое положение в пенитенциарной системе. Одна из наиболее серьезных проблем в данной отрасли — переполненность тюрем и следственных изоляторов. Только за последние 10 лет через следственные изоляторы прошло 10 млн. человек, в два раза больше их расчетной «вместимости». Люди в данных местах содержатся в невыносимых условиях. Мест не хватает — на одного заключенного приходится менее 1 м2. В таких условиях людям не хватает воздуха, не соблюдаются правила гигиены, что, в свою очередь, приводит к распространению различных заболеваний и к увеличению смертности. Ситуация осложняется тем, что из-за кризиса в российской экономике тюрьмы и СИЗО финансируются менее чем на 50 %. Обвиняемые, подозреваемые и заключенные практически голодают, нет денег на переустройство, ремонт и на строительство новых СИЗО и тюрем.

По заключению Европейской комиссии, применение в нашей стране заключения под стражу как меры пресечения приравнивается к унижению человеческого достоинства, а содержание в наших тюрьмах и СИЗО — к пыткам.46

Таким образом, одной из самых негативных сторон современного российского уголовного процесса остается стереотип заключения под стражу в практически каждом случае обвинения в преступлении, за которое Уголовным кодексом РФ47 предусмотрено наказание в виде лишения свободы, и безразличия к продолжительности содержания обвиняемых под стражей, свойственный многим следователям, прокурорам, судьям, в связи с чем и складывается катастрофическая ситуация с переполненностью тюрем и следственных изоляторов. Однако выход есть – в каждом конкретном случае решения вопроса об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения или о продлении срока содержания под стражей следователям, прокурорам и судьям внимательно исследовать доказательства, проверять с должным вниманием доводы, говорящие в пользу обвиняемого – данные о личности обвиняемого, его поведении на работе и в быту, семейном положении, состоянии здоровья, прошлых судимостях. Необходимо помнить о том, что УПК РФ предусматривает и другие меры пресечения, помимо заключения под стражу и подписки о невыезде. Такие меры пресечения, как арест, подписка о невыезде, применяются обычно в одностороннем порядке, мнение обвиняемого (подозреваемого), наличие у него желания сотрудничать не выясняется и не учитывается. Этот пробел удается восполнить, прибегая к имущественным гарантиям, препятствующим уклонению обвиняемого (подозреваемого) от органов предварительного расследования и суда. В мировой практике наработан богатый опыт освобождения под залог даже обвиняемых в совершении тяжких преступлений. У нас же залог почти не применяется.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Меры уголовно–процессуального принуждения – это предусмотренные уголовно–процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии оснований и в порядке, установленном законом, в отношении обвиняемых, подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц в целях успешного расследования и разрешения уголовного дела и выполнения иных задач уголовного судопроизводства. Применение данных мер является необходимым условием для решения задач уголовного процесса.

Поскольку меры уголовно–процессуального принуждения ограничивают конституционные права и свободы граждан, нужны твердые процессуальные гарантии, которые будут обеспечивать законность и обоснованность их применения. В правовом демократичном государстве имеет важное значение то, насколько применение мер уголовно–процессуального принуждения вызвано действительной необходимость ограничения прав гражданина, что особенно касается такой меры, как заключение под стражу. Цели уголовного судопроизводства должны достигаться при наименьшем ограничении прав и свобод граждан, закрепленных Конституцией РФ, международными актами и иными документами. Кроме того, существуют запрет на обращение, сопряженное с жестокостью, бесчеловечностью либо унижением человеческого достоинства, запрет подвергать людей пыткам. Действующее уголовно – процессуальное законодательство устанавливает важные процессуальные гарантии этого (ст. ст. 55, 56 Конституции РФ).

Одной из гарантий является то, что меры уголовно – процессуального принуждения применяются только по возбужденному уголовному делу. Для применения некоторых из них, например, мер пресечения, необходимо привлечение лица в качестве обвиняемого (в исключительных случаях – подозреваемого).

Закон исчерпывающе перечисляет основания применения мер уголовно–процессуального принуждения, круг должностных лиц, полномочных их применять и лиц, в отношении которых они могут быть применены.

Уголовно–процессуальное законодательство строго регламентирует процессуальный порядок применения мер принуждения. Они могут применяться только на основании мотивированного постановления органа расследования или решения суда, которые в случаях и порядке, предусмотренных законом, доводятся до сведения лица, в отношении которого вынесены. Особая гарантия в виде решения суда предусмотрена для мер процессуального принуждения, особенно затрагивающих права, охраняемые Конституцией РФ.

С 1 июля 2002 года в связи с вступлением в силу УПК РФ самая строгая мера пресечения — заключение под стражу применяется только по судебному решению, что в большей степени соответствует международно-правовым стандартам в области охраны прав человека, чем получение санкции прокурора. Однако, хотя судебный порядок ареста и продления срока содержания под стражей имеет свои преимущества по сравнению с санкционированием, только строгое соблюдение гарантий прав и свобод личности должностными лицами и государственными органами по делам, которые находятся в их производстве, позволит надежно защитить и обеспечить их реализацию, а также нормальный ход уголовного судопроизводства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.

Всеобщая декларация прав человека (принята на 3 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10.12.1948) // Библиотечка «Российской газеты» совместно с библиотечкой журнала «Социальная защита», 1995, № 10, С. 10

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и Первый протокол к ней» (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)// Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 2. Ст. 163

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1984 г. № 39/46) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 45. Ст. 747

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 13. Ст. 1466

Международный пакт о гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (утверждены ООН 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994 пленарном заседании 31 июля 1957 г.) // Советская юстиция. 1992. № 2. С. 19

Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден на 76 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1988 г.) // Советская юстиция. 1992. № 6. С. 20

Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 23. Ст. 2277

Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации// Российская газета. 2001. 22 декабря.

Приложения к Уголовно–процессуальному кодексу Российской Федерации // Российская газета. 2001. 22 декабря.

Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2594

Уголовно–процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592

Постановление Верховного Совета РФ от 22.11.1992 № 1920-1 «О Декларации прав и свобод человека и гражданина» // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 51. Ст. 1865

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» // Российская газета. 1995. 20 июля.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»// Российская газета. 1995. 25 ноября.

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3015

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 44. Ст. 2028

Федеральный закон «О введении в действие Уголовно–процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2001. 22 декабря

Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 44. Ст. 2027

Постановление Конституционного Суда РФ от 14.03.2002 № 6-П «По делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 Уголовно–процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и С.В. Пустовалова» // Российская газета. 2002. 21 марта

Постановление Конституционного Суда РФ от 03.05.1995 № 4-П «По делу о проверке конституционности статей 2201 и 2202 Уголовно–процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. А. Аветяна» // Российская газета. 1995. 12 мая.

Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.96 № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно–процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В. Щелухина» // Российская газета. 1996. 2 июля

Постановление Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 № 14-П «По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно–процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в связи с жалобами граждан А.П. Голомирова, В.Г. Кислицына, И.В. Москвичева» // Российская газета. 2001. 14 ноября.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 № 3 (ред. от 29.09.1994) «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 7

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1994 № 6 (ред. от 25.10.1996) «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» // Российская газета. 1994. 26 ноября.

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 05.05.2002 № 15 «О бланках процессуальных документов» // Законность. 2002. № 6. С. 58 – 60

Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Издание второе, переработанное и дополненное. М.: «Зерцало», 1997. 576 с.

Уголовно–процессуальное право Российской Федерации. Учебник/ Отв. ред. П. А. Лупинская. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: «Юристъ», 2000. 696 с.

Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В. П. Божьева. — 2-е изд., испр. и доп. – М.: «Спарк», 2000. 574 с.

Учебник уголовного процесса/ Отв. ред. проф. А. С. Кобликов. – М.: Фирма «Спарк», 1995. 382 с.

Уголовный процесс: Учебник для вузов по специальности «Юриспруденция»/ Под общ. ред. А. С. Кобликова. – М.: Норма; Инфра·М, 2000. – 373 с.

Научно – практический комментарий к УПК РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Издательство «Спарк», 1997. 788 с.

Комментарий к Федеральному закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»/ Под ред. П.Г. Мищенкова. – М. БЕК, 1996. 221 с.

Судебная практика по уголовным делам: Тематический сборник – М. Юринформцентр, 2001. 502 с.

Архив Ульяновского областного суда // http://www.scourt.vens.ru

Архив Оренбургского областного суда // http://events.orenburg-cci.ru

Громов Н. А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. — М.: «Юристъ», 1998. 552 с.

Андреев В.Н. Содержание под стражей в СССР и России (Порядок и условия). – М.: «Спарк», 2000. 197с.

Багаутдинов Ф. Ювенальная юстиция начинается с предварительного следствия // Российская юстиция. № 9. С. 43 – 45

Багаутдинов Ф.П. О содержании судебного контроля на предварительном следствии // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 50 — 58

Балакшин В. Срок содержания подсудимых под стражей ограничен и для суда // Российская юстиция. 1996. № 9. С. 15.

Богова И. А. Процессуальные аспекты предотвращения уклонения обвиняемого от предварительного следствия и суда //Правоведение. 1998. №1. С. 175 – 176

Воронин В. Порядок действий судьи при решении вопроса о заключении под стражу // Российская юстиция. 2002. № 12. С. 45 – 46

Горобец В. Принятие судебных решений о заключении под стражу // Российская юстиция. 2002. № 6. С. 16 — 18

Грузд Б., Сайкин Л. И законность, и обоснованность ареста // Российская юстиция. 1999. № 12. С. 43 – 44

Гуляев А., Зайцев О. Как сократить время содержания под стражей? // Российская юстиция. 2002. № 7. С. 43 — 44

Жданов А. Законность или обоснованность ареста?: Анализ понятий // Российская юстиция. 1999. № 1. С. 48

Зажицкий В. Повторный арест должен быть обоснован // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 46 – 47

Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики). – Казань, 1981. 136 с.

Золотых В. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ // Российская юстиция. 2002. № 11. С. 10 — 13

Иевлев Г. П. Основания и цели применения мер процессуального принуждения // Государство и право. 1995. № 11. С.71 – 77

Ильясов Р. Х. Право личности на судебную защиту и его обеспечение Верховным Судом РФ в уголовном процессе // Юрист. 1997. №11. С. 35 – 43

Кашепов В.П. О преобразовании статуса суда в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 25 – 32

Козлов В. Мера пресечения не может быть тяжелее меры наказания // Российская юстиция. 1998. № 3. С. 48

Колоколов Н. Арест в суде: проблемы правового регулирования и практической реализации // Законность. 1998. № 5. С. 23 – 26

Колоколов Н. Некоторые проблемы эффективности судебного контроля за законностью и обоснованностью арестов // Юрист. 1999. № 3. С. 30 – 32

Колоколов Н. Судебный контроль за арестами. // Российская юстиция. 1998. № 3. С. 10 – 11

Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1978. 137 с.

Ларин А. Новый порядок продления срока содержания под стражей может привести к нарушению прав человека // Российская юстиция. 1997. № 3. С. 27 – 28

Махов В. Принятые нормативные документы – преграда для волокиты // Российская юстиция. 1997. № 3. С. 28 – 29

Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам // Российская юстиция. № 6. 2002. С. 14 — 15

Налимов В. О предельном сроке содержания обвиняемого под стражей // Российская юстиция. 1998. № 8. С. 41

Назаренко В. Санкция прокурора или судебное решение? // Законность. 2000. № 12. С. 34 – 35

Никандоров В. Институт судебной проверки правомерности ареста: практика применения и проблемы совершенствования // Государство и право. 1996. № 7. С. 114 – 122

Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе / Отв. ред. И. Б. Михайловская. – М.: Наука, 1989. 256 с.

Петрухин И. Л. Свобода личности и принуждение в уголовном процессе: Общественная концепция. Неприкосновенность личности / Отв. ред. И. Б. Михайловская. – М.: Наука, 1985. 239 с.

Петрухин И. Арестован по подозрению // Московская правда. 1989. 21 января

Питулько К.В. Вопросы совершенствования правовой регламентации судебной проверки законности и обоснованности ареста в уголовном судопроизводстве РФ // Правоведение. 2000. № 6. С. 192 – 201

Питулько К.В. Проблемы судебного контроля за применением заключения под стражу в качестве меры пресечения и за продлением его срока // Правоведение. 2000. № 2. С. 215 – 219

Права человека при аресте и нахождении в следственном изоляторе: Сб. нормат. актов: Рекомендации адвокату и арестованному/ [Сост. Н.П. Хайнак и др.]. – М.: АНС, 1994. 155 с.

Росинский В. Вправе ли суд нарушить срок содержания под стражей? // Российская юстиция. 2001. № 12. С. 47 — 48

Руднев В. Возмещение ущерба при незаконном аресте // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 21

Руднев В. Судебный арест: первые оценки и новая статистика // Российская юстиция. 2002. № 10. С. 1

Рыжаков А.П. Меры пресечения. – М.: «Филинъ», 1997. 175 с.

Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и срок содержания под стражей // Российская юстиция. 1997. № 5. С. 17

Синельщиков Ю. П. Кому принимать решение об аресте // Журнал российского права. 2001. № 6. С. 62 – 65

УПК РСФСР. Суд присяжных. Проверка судом соблюдения закона при аресте / Отв. ред. А. Р. Куницын. М., 1995. 180 с.

Чувилев А. Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 34 — 36

Шалумов М. Согласие прокурора на арест – бюрократическая проволочка или осознанная необходимость? // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 42 – 43

Шамардин А. Необоснованный арест не может быть законным // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 42 – 43

Фомин И. Оценка адвокатом обоснованности ареста // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 38 – 39

Фоков А. Судебный контроль и новый УПК РФ // Юрист. 2000. № 4. С. 7 – 9

Якубовский Д. Арест как основной способ добывания доказательств // Юрист. 1998. № 4. С. 57 – 59

Проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно–процессуальный кодекс РСФСР» от 19 января 2001 г. // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 11 – 15

1 Российская газета.- 2001. 22 декабря
2 Российская газета. 2001. 22 декабря.
3 Рыжаков А.П. Меры пресечения. М. 1997. С.7
4 Учебник уголовного процесса/ Отв. ред. А.С. Кобликов. М., 1995. – С. 103
5 Зинатуллин З.З. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории и практики). Казань, 1981. – С. 77
6 Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе/ Отв. ред. И.Б. Михайловская. – С. 106
7 Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»// Российская газета. – 1995. 20 июля
8 Рыжаков А.П. Меры пресечения. М. 1997. С.24
9 Российская газета. – 1993. 25 декабря
10 Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 52. ст. 1865
11 БВС РФ. 1994. № 12
12 Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве.- Саратов, 1978. С. 19
13 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2594
14 Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
15 Рыжаков А.П. Меры пресечения.- М. 1997. С. 9.
16 Собрание законодательства РФ, 2001. № 2. ст. 163.
17 Информационная система ГарантМаксимум
18 Иевлев Г.П. Основания и цели применения мер процессуального принуждения// Государство и право. 1995. № 11. С. 77.
19 Рыжаков А.П. Меры пресечения.– М. 1997. С. 9
20 Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве.– Саратов, 1978. С.15
21 Уголовно–процессуальное право. Учебник/ Отв. ред. Лупинская. – М., 2000. С. 243
1 Уголовно–процессуальное право. Учебник/ Отв. ред. Лупинская. – М., 2000. С. 244
22 В. Золотых. Заключение под стражу по решению суда. Обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ // Российская юстиция. 2002. № 11. С. 10
23 Российская газета. 2002. 21 марта
24 Архив Ульяновского областного суда // http://www.scourt.vens.ru
25 Архив Оренбургского областного суда // http://events.orenburg-cci.ru
26 Синельщиков Ю. Кому принимать решение об аресте? // Журнал российского права. 2001. № 6. С. 63
27 Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам // Российская юстиция. № 6. 2002. С. 15
28 Мизулина Е. Новый порядок ареста и задержания соответствует Конституции РФ и международным правовым стандартам // Российская юстиция. № 6. 2002. С. 15
29 Российская газета. 2001. 22 декабря
30 Российская газета. 2001. 22 декабря
31 Российская газета. 2001. 22 декабря
32 Зажицкий В. Повторный арест должен быть обоснован // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 47
33 Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и срок содержания под стражей// Российская юстиция. 1997. № 5. С. 17
34 Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и срок содержания под стражей// Российская юстиция. 1997. № 5. С. 17
35 Законность. 2002. № 6. С. 60

36 Российская газета. 1996. 2 июля

37 А. Ларин, В. Махов. Срок содержания под стражей при расследовании преступлений// Российская юстиция. 1997. №. 3. С. 27

 38 Российская газета. 2001. 22 декабря
39 Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 23. Ст. 2277

40 Чувилев А. – Содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений // Российская юстиция. 1996. № 1. С. 35

41 Андреев В.Н. Содержание под стражей в СССР и России (Порядок и условия)/ В.Н.Андреев. – М. 2000. С. 10
42 Андреев В.Н. Содержание под стражей в СССР и России (Порядок и условия)/ В.Н.Андреев. – М. 2000. С. 11
43 Рыжаков А.П. Меры пресечения. М. 1997. С. 6
44 Питулько К.В. Проблемы судебного контроля за применением заключения под стражу в качестве меры пресечения и за продлением его срока// Правоведение. 2000. № 2. С. 213
45 Питулько К.В. Вопросы совершенствования правовой регламентации судебной проверки законности и обоснованности ареста в уголовном судопроизводстве РФ// Правоведение. 2000. №6. С. 196
46 В.В. Якимчукова. Всегда ли целесообразно заключение под стражу// http://belovo.kemsu.ru
47 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2594