Рефераты по Философии

РЕФЕРАТ
Личность в контексте современной культуры

Содержание
Введение
Понятие «личности»
Воспитание в контексте культуры
Личность в современной культуре
Заключение
Литература
Введение

Тема личности человека, динамика ее развития, процессы ее становления и существования волновали человечество с доисторических времен.
Стремление познать самого себя, стремление разобраться в глубинах своего существа направляло мысли людей в сложный и запутанный мир человеческой психики.
По той причине, что человек внутренне весьма мало изменился за последние четыре-пять тысяч лет, мы можем утверждать, что актуальность самопознания остается неизменно высокой в системе ценностей человека.
По ходу своей работы буду преследовать цели:
1) Объяснение наиболее близкого мне определения Личности?
2) Объяснение роли воспитания личности в современном мире.
3) Объяснение места Личности в контексте современной культуры

Понятие «личности»

Термин «личность» имеет разные значения. Наука о личности — персонология — это дисциплина, стремящаяся заложить фундамент для лучшего понимания человеческой индивидуальности путём использования различных исследовательских стратегий. Современная психология личности, являясь научной дисциплиной, трансформирует умозрительные рассуждения о природе человека в концепции, которые могут быть подтверждены экспериментально.
Личность — это понятие, которое объединяет собой многие аспекты, характеризующие человека: эмоции, мотивацию, мысли, переживания, восприятие и действия. Концептуальное значение личности охватывает широкий спектр внутренних психических процессов, обусловливающих особенности поведения человека в различных ситуациях. Теории личности сильно различаются между собой, поэтому практически невозможно просто подвести под слово «личность» концептуальное определение. В рамках психологии нет единственного общепринятого значения — значений столько, сколько психологов и теорий личности, решающих эту задачу.
Понятие «характер» означает совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении, обуславливая типичные для нее способы поведения. Характер — качество личности, обобщающее наиболее выраженные, тесно взаимосвязанные и поэтому отчетливо проявляющиеся в различных видах деятельности свойства личности. Это каркас и подструктура личности, наложенная на ее основные подструктуры. Характерными можно считать не все особенности человека, а только существенные и устойчивые. Характер определяется и формируется в течение всей жизни человека.
Содержание характера, отражающее общественные воздействия, влияния, составляет жизненную направленность личности, т.е. ее материальные и духовные потребности, интересы, убеждения, идеалы и т.д. Направленность личности определяет цели, жизненный план человека, степень его жизненной активности. Характер человека предполагает наличие чего-то значимого для него в мире, в жизни, что-то, от чего зависят мотивы его поступков, цели его действий, которые он себе ставит.
Решающим для понимания характера является взаимоотношение между общественно и личностно значимым для человека. В основе единства, цельности, силы характера лежит направленность личности. Обладание целями жизни — главное условие образования характера. Однако характер и направленность личности — не одно то же. Направленность личности накладывает огромный отпечаток на все поведение человека. И хотя поведение определяется целостной системой отношений, в этой системе всегда что-то выдвигается на первый план, доминируя в ней, придавая характеру человека своеобразный колорит.
В сформировавшемся характере ведущим компонентом является система убеждения. Убежденность определяет долгосрочную направленность поведения человека, его непреклонность в достижении поставленных целей, уверенность в справедливости и важности дела, которое он выполняет. Сходство интересов не предполагает аналогичных особенностей характера.
Различие теорий личности может быть проиллюстрировано на примере. Карл Роджерс определял личность в терминах самости: как организованную, долговременную сущность, составляющую сердцевину наших переживаний. Гордон Олпорт определял личность как то, что индивид представляет собой на самом деле, как внутреннее нечто, детерминирующее характер взаимодействия человека с миром. Джордж Келли рассматривал личность как присущий каждому индивидууму уникальный способ осознания жизненного опыта. А Эрик Эриксон представлял личность как функцию результатов психосоциальных кризисов в течение жизни человека.

Воспитание в контексте культуры

Общество как мир культуры представляет собой своеобразный социальный механизм, все звенья которого устремлены к личности и ее развитию, потому что именно от нее зависит его будущее. Средством формирования социальных сил личности и сферой их реализации выступает культура, во взаимодействии с которой личность можно рассматривать в трех важнейших отношениях:
§ личность усваивает культуру, является объектом культурного воздействия, принимая типические черты, характерные для своей общности;
§ личность функционирует в культурной среде как носитель и выразитель культурных ценностей, отстаивает ценности культуры, целостность культуры, в которой протекает ее бытие;
§ личность создает культуру, развивает и углубляет культурные традиции и ценности, будучи сама субъектом культурного творчества.
Придерживаясь положения о том, что понятие «личность» характеризует социальную сущность человека, представляющую собой совокупность присвоенных им общественных отношений, Н. В. Гавриленко определяет структуру личности, исходя из структуры ее социальных (сущностных) сил, понимаемых как мера присвоения человеком общественных отношений, раскрывающаяся в его деятельности. Эта структура включает в себя следующие элементы: 1) способности к выполнению социальной деятельности; 2) потребности; 3) знания, умения и навыки; 4) человеческие чувства.
Пожалуй, все исследователи единодушны в том, что последний элемент — чувства — относится к сфере воспитания, причем понимаемом именно в его социальном качестве. Как известно, мораль — одна из форм общественного сознания, социальный институт, выполняющий функцию регулирования поведения людей во всех без исключения областях общественной жизни. От других форм регулирования массовой деятельности мораль отличается тем, что общественная необходимость, потребности, интересы общества или классов выражаются в морали в виде стихийно сформировавшихся и общепризнанных предписаний и оценок, подкрепленных силой массового примера, привычки, обычая, общественного мнения. Выполнение этих требований регулируется в основном с помощью чувств, побуждений, склонностей.
Чувства — переживание человеком своего отношения к окружающей действительности (к людям, их поступкам, к каким-либо явлениям) и к самому себе. Чувства отражают отношение людей друг к другу, а также к объективному миру. Детерминируясь генетически, они формируются обществом и играют огромную роль в поведении, в практической и познавательной деятельности человека
С. А. Душина, анализируя в своем диссертационном исследовании феноменологическую концепцию морали В. С. Соловьева, показывает, что он исходил из трех главных нравственных чувств: стыда, жалости и благоговения, которые считал непосредственно данными и не требующими никаких дополнительных обоснований. Согласно его теории, стыд выступает в качестве первично-экзистенциального акта отношения человека к миру, к другим и к себе, идеального влечения к нравственному совершенствованию и духовному преображению. Чувство жалости в учении Соловьева предполагает признание самоценности каждого индивида: чувство благоговения формирует деятельную веру человека в силу Добра и прогресс морального миропорядка.
Требование меры в удовольствиях и поведении стало одной из основных нормативных установок античной этики. Оно тесно связано с идеологией, основанной на идее равенства людей, и сформулированным Фалесом «золотым правилом» нравственности. Далее идея меры была обоснована Гераклитом в его понятии о логосе; он же является законом мироздания, где человек представляет гармонию, т. е. тождественность субъективности и окружающего мира. Идея об относительном тождестве противоположностей и свойств позволила Гераклиту и софистам сделать вывод о произвольном характере человеческих суждений и оценок, с одной стороны, а с другой — об объективности человеческого знания.
Тема самоограничения человеком своих потребностей звучит и у Пифагора как следование нравственному императиву, предполагающему самоограничение и соблюдение меры во всем. Понимание «справедливости» как «равного воздаяния», тождественного равенству, приводит к формулировке диалектического противоречия между «божественным» опытом прошлого и реальной социальной практикой, снятие которого происходит посредством системы предписаний, навязываемой человеку и направленной против существующих моральных установок.
Демокрит особо акцентирует внимание на то, что «стыд» и «долг» определяют внутренние ограничители действий человека и различает право и мораль. Вслед за ним Сократ особое значение в своем учении придает самопознанию, в результате чего на первый план выдвигается вопрос о социальной ответственности человека за свои поступки.
Платон в своем диалоге «Горгий» воспроизводит идеи Сократа и формулирует понятие «терпение», связанное с интеллектуальным аскетизмом, вписывающимся в человекоутверждающее мировосприятие и являющимся предпосылкой духовного и социального сплочения в отличие от христианского аскетизма.
Многие современные исследователи подчеркивают возрастающую ответственность индивида перед обществом. Так, Л. Л. Кортунова отмечает, что в ходе развития современного общества усиливается тенденция обособления индивидов, возрастают роль и возможности влияния отдельных людей на общественную жизнь, а вместе с этим и ответственность каждого человека за свои поступки и принятые решения.
Ю. В. Табакаев подчеркивает роль дисциплины как осознанного волевого усилия индивида. В. М. Золотухин говорит об осуществлении в христианской культуре принципа «умение жить», направленного на «умение принудить себя, не принуждая других».
С моей точки зрения, в современных условиях спорным представляется наиболее традиционное определение воспитания, которое дает В. С. Безрукова, рассматривающая его как процесс передачи опыта одним поколением и усвоения его другим, обеспечивающий развитие человека. По мнению автора, с помощью категории воспитания педагогическая наука и практика объясняют, каким образом внешняя среда влияет на развитие человека. Однако здесь вместо «опыта», на наш взгляд, более уместно употребление категории «культура».

Личность в современной культуре

Формируясь и развиваясь в условиях современной цивилизации и культуры, человек может выбрать для себя два пути: или полностью воспринять моральные установки и нормы, будучи конвенциональным по своей сути, или же человек проживает и формирует жизнь как бы заново, ориентируясь на собственные уровни духовности и телесности, существуя в глобальной, общечеловеческой системе координат, самосовершенствуясь как личность. Сколь сильным может быть нивелирующее влияние конкретных проявлений культуры на человека? Как создать нравственную систему координат? Можно ли быть здоровым нравственно и физически в несовершенном обществе? Как вписаться самоактуализированной личности в многоуровневую совокупность культурных ценностей и норм социальной среды и общества?
В формировании личности человека самое главное — это пробудить его интерес к духовному, к прекрасному. Именно пробудить и поддерживать, а не навязывать, как при всеобщем (тоталитарном) образовании. Здесь надо исходить из гуманистической предпосылки, что сущность человека заведомо хороша, то есть тенденция к созиданию и добру в ней сильнее, чем деструктивная компонента. Вполне современно обращение Сократа к нам через века: «Заботьтесь о своей душе». Замечательный пример пути постепенного постижения прекрасного описан в одном из диалогов Сократа.
Вполне возможно, что мы ещё не догадываемся, насколько хорошим, насколько здоровым может быть человек. Можно заметить, что отдельно взятый индивидуум может быть гораздо более здоровым, то есть более духовным, более нравственным, более человечным, чем та культура, в которой он вырос и существует. Это возможно благодаря присущей здоровому человеку способности к отчуждённости от окружающей среды, его умению жить по своим собственным законам, его мужеству противостоять гнёту окружающего. В концепции психологически здорового человека А. Маслоу3 и К. Поппера предполагается, во-первых, что каждый человек обладает как общевидовыми характеристиками, свойственными каждому человеческому существу, так и уникальными индивидуальными характеристиками. Представление о порочности человеческой натуры несправедливо и ошибочно; сущность человека либо где-то на грани порока и добродетели, либо заведомо хороша. Во-вторых, нормальный здоровый человек — тот, который движется к актуализации заложенных в его природе возможностей, к реализации индивидуальных потенциалов, который движется к зрелости, ведомый указаниями, намёками и подсказками его собственной природы, развивается самостийно, а не под воздействием внешних влияний, осознающий свою личную ответственность в действиях. В-третьих, для человека хорошо всё то, что приближает его к самоактуализации. Плохо всё, что препятствует воплощению его сущностной природы, что подавляет и искажает её. Ненормальным и нездоровым следует считать всё, что препятствует самоактуализации человека. Что же считать нормальным? Согласимся с Э. Фромом, который считал нормальным всё, что идёт на благо человеку, что делает его лучше.
Во-первых, нельзя рассматривать в качестве нормы, как принято, какие-либо усреднённые показатели. Нельзя рассматривать что-либо среднее, как полезное, желательное для человека.
Во-вторых, слишком часто говоря о норме, мы имеем в виду следование тенденциям и конвенциональное, приспособленческое поведение. Мы употребляем слово нормально, чтобы высказать одобрение привычному ходу вещей.
В-третьих, чаще всего культурные и религиозные стереотипы слишком независимы от того, что мы называем пользой, благом и здоровьем. Чтобы беспристрастно говорить о культуре вообще, необходимо иметь представление о философской антропологии и познать особенности хотя бы десятка разных народов. Только став выше взрастившей нас культуры, мы сможем судить о человеке, как о человеке, а не рассматривать его только как представителя чуждой нам цивилизации.
В-четвёртых, широко распространено мнение, что человек должен уметь приспосабливаться к окружающим его людям. Однако иногда полезно задуматься об этом окружении. «Зрячему трудно приспособиться к миру слепых» (Г.Уэлс).
Приспособление может быть пассивным, и в этом случае означает слепое подчинение стереотипам и требованиям общества, среды, не требующее от человека проявления воли, индивидуальности, которые порой просто мешают приспособлению.
Приспособление в концепции Д. Карнеги имеет совсем другой смысл. Оно подразумевает активный поиск компромисс. Такой процесс требует максимального включения потенциала личности. Здесь происходит поиск таких решений, которые не ведут к открытым конфликтам, и даже предусматривают некоторое временное ограничение воли и свободы личности. Но в тоже время в перспективе приводят к выигрышу, ведут к постепенной, но последовательной трансформации реальности в более совершенную форму.
Что такое культура — комплекс проблем или комплекс возможностей? Здесь многое запутало Аристотелевское противопоставление разума другим аспектам человеческой природы, стало причиной ошибочного понимания эмоций и позывов и неверного истолкования самого понятия «разум». Э Фром считал, что: «Разум, поставленный сторожить несчастного узника — человеческую природу — сам утратил свободу, а в результате оба начала человеческой природы — и рациональное и эмоциональное — оказались в заточении». Самосознание, по Фрому, есть продукт не столько интеллектуального процесса, сколько процесс актуализации всех заложенных в человеке тенденций, активной реализации присущих человеку интеллектуальных, эмоциональных и инстинктоидных потенций.
Концепция культуры-как-организатора — это, вероятно, результат соединения уникального опыта с патологическими случаями. Обращение к здоровым людям в большей степени приведёт к представлению культуры-как-источника-удовольствий. То же самое можно сказать и о семье, которая столь часто выступает как формирующая, обучающая, закладывающая характер, уникальная сила. Рассматривая человека, вставшего на путь самоактуализации (или самоактуализированной личности, в концепции А. Маслоу) можно сказать, что он существует в рамках конкретной культуры и неплохо ладит с ней, и в то же время он сопротивляется её влиянию, он в какой-то мере отчуждён, внутренне независим от неё. Эти отношения самоактуализированного человека с культурой, которая, как правило, менее здорова, чем он, достаточно неоднозначны. Принимая внешние атрибуты существующей культуры, как в еде, одежде, так и в традициях, по сути своей эти люди неконвенциональны. Они не придают большого значения внешней стороне явлений. Нравы, обычаи и законы, принятые в обществе — не то чтобы не вызывают у них раздражения или сопротивления — скорее они не задумываются о них, относятся к ним также, как к правилам дорожного движения, видят в них лишь средство жить в мире со своим окружением. Они принимают сложившийся порядок вещей, но лишь в том случае, если этот порядок не противоречит их принципам и убеждениям. Смирение самоактуализированного человека не затрагивает сущностных аспектов его личности. «Смирение удел высоких мудрецов, так гнётся ветвь под тяжестью плодов» (О. Хайям). Самоактуализированный человек подчиняется принятым нормам только потому, что так ему проще жить, он не желает тратить силы на борьбу с несущественными, второстепенными вещами. Но если вдруг та или иная условность становится обременительной для него, если она потребует перешагнуть через себя, он сбросит маску приличий, как стесняющий его сюртук и мы обнаружим, насколько поверхностна была его конвенциональность. Таких людей нельзя назвать революционерами. Они, признавая желательность и необходимость перемен в социальном устройстве общества, понимают также, что оно требует времени, хотя в критических ситуациях они способны пожертвовать любимым делом и заняться активной общественной деятельностью. Обычно же самоактуализированные люди не противопоставляют себя обществу и не пытаются бороться с ним, они чувствуют себя частью этого общества и стараются сделать его лучше. Почти каждому человеку такого уровня свойственна некоторая отстраненность от окружающей его культуры. Они одобряют то, что кажется им хорошим, правильным, позитивным и критикуют то, что считают плохим. Одним словом они способны к беспристрастной оценке культуры, они стремятся выявить её положительные и отрицательные черты и, только сопоставив различные её аспекты, выносят своё суждение о ней.
Самоактуализированный человек строит свою жизнь не по законам культуры, а, скорее, по общечеловеческим законам и законам его собственной человеческой природы. Он универсален. Он принадлежит человечеству. Он выше своей культуры, хотя и живёт среди своих сограждан и в своей стране. И, наконец, можно дать ответ на вопрос: «Можно ли быть хорошим (здоровым) человеком, живя в несовершенном обществе»? Здоровые люди, принимая внешние атрибуты культуры, остаются независимы от неё. Очевидно, что такая независимость, отчуждённость от культуры, возможна только в том случае, если сама культура терпима по отношению к независимости, к личной свободе.
Ключевыми понятиями новой, «динамической» психологии являются понятия: спонтанность, естественность, обретение свободы, свободный выбор, самопознание, согласие с собой, удовлетворение. Старая психология, считавшая глубинные импульсы человеческой природы опасными, злыми, алчными и порочными, оперировала такими понятиями как контроль, подавление, дисциплина, научение, формирование. И в образовании, и в семейной жизни, и в воспитании детей, и в социализации в целом ей виделся процесс укрощения и подавления тёмного, дьявольского начала человека. Неудивительно, что из столь разных представлений о человеческой природе рождаются и столь противоположные, на первый взгляд, концепции идеального общества, идеального закона, идеальной педагогики, идеальной семьи. Если согласно старой психологии, все эти институты созданы для контроля над человеком, для подавления его свободы, то в соответствии с новой концепцией они обеспечивают человеку чувство базового удовлетворения. А норма приобретает теперь черты идеального здоровья.

Заключение
Но каково простому человеку жить в этом неуютном глобальном мире? На что ему опереться? Мы ведь наблюдаем сейчас, что в XX веке было создано массовое общество и массовый человек, который легко примеряет любые социальные маски, легко играет любые культурные роли. Сегодня он сектант, а завтра православный, сегодня он коммунист, а завтра либерал.
Кстати, современные социологи и политологи, исследуя поведение человека, до сих пор оперируют классификациями старого, классово-сословного общества. Но ведь в XX веке произошло изменение не только социальной стратификации и мобильности, которые были характерны в прежние времена, но и самого типа личности. Человек массового общества — по преимуществу игровая личность, способная к мимикрии при изменении социокультурного контекста. (Интересно, что именно российские политтехнологи и «рекламщики» бессознательно это уловили и использовали массового человека).
Не доведём ли мы эту игровую личность массового общества и массовой культуры в XXI столетии до полной фантомности и утраты всех онтологических оснований человека?
Смена стилей, игра в бисер с ценностями всей человеческой культуры становятся уделом не только рафинированных интеллектуалов, но и самых широких масс, прежде всего молодежи.
Именно в этом игровом поле и реализуется парадигма постмодернизма: тотальная ирония, деконструкция ценностной иерархии (особенно религиозной), игровой маскарад, возможность фантомных личностей в кино и в компьютерных сетях…
Что это, как не тот же культурно-исторический Мефистофель, только в костюме панка или «нового русского», на экране телевизора или дома за компьютером?…

Литература
1. Кылосов А.А. «О Личности в условиях современной культуры и современной цивилизации» // статья, Саратовский государственный технический университет.
2. Штомпка П. «Философия социальных изменений» // (фрагменты работы), социологическая библиотека
3. Зейгарник Б.В. «Теория личности в зарубежной философии» // статья
4. Кистяковский Б.А. «Общество и индивид» // статья, Философские исследования