Рефераты по Истории политических и правовых учений

Русская Правда» Пестеля. Политическая теория элит

Содержание

Введение
1 «Русская Правда» Пестеля П. И.
2.Политическая теория элит
Заключение
Список использованных источников

Введение

Правда есть по сему верховная Всероссийская грамота, определяющая все перемены, в государстве последовать имеющие, все предметы и статьи, уничтожению и ниспровержению подлежащие, и, наконец, коренные правила и начальные основы, долженствующие служить неизменным руководством при сооружении нового государственного порядка и составлении нового Государственного уложения. Она содержит определение некоторых важнейших положительных законов и постановлений будущего порядка вещей, исчисление главных предполагаемых переводных мероприятий и вместе с тем пояснение коренных соображений, начальных причин и основных доводов, утверждающих предполагаемое для России государственное устройство. И так Русская Правда есть наказ или наставление временному верховному правлению для его действий, а вместе с тем и объявление народу, от чего он будет освобожден и чего вновь ожидать может. Она содержит обязанности, на временное верховное правление возлагаемые, и служит для России ручательством, что временное верховное правление единственно ко благу отечества действовать будет.
В последние годы в средствах массовой информации, в научной литературе все чаще и чаще стало употребляться такое понятие, как «элита» и его различные вариации – «экономическая элита», «бизнес-элита», «политическая элита» и т.д. Этому в немалой степени способствовали многочисленные обсуждения, кто же в настоящий момент правит Россией.
Что есть элита? Что есть политическая элита? Как не заблудится в дебрях научных изысканий и теорий? И главное – политические элиты в России, что это? Вот вопросы, которые в той или иной степени находят отражение в данной работе. Для этого необходимо рассмотреть идеологию концепции элиты созданную в 19 начале 20-ого веков.

1 «Русская Правда» Пестеля П. И.

Пестель был сторонником диктатуры Временного верховного правления во время революции, считал диктатуру решающим условием успеха. Диктатура, по его предположениям, должна была длиться 10-15 лет. Его конституционный проект «Русская Правда» был наказом Временному верховному правлению, обличенному диктаторской властью. Полное название этого проекта гласит: «Русская Правда, или Заповедная Государственная Грамота Великого Народа Российского, служащая заветом для усовершенствования Государственного устройства России и содержащая верный наказ как для народа, так и для Временного Верховного Правления».
Работа Пестеля над конституционным проектом длилась почти десять лет. Его конституционный проект показал, что он был в курсе движения политической мысли своего времени.
Конституционный проект Пестеля не только многократно обсуждался на заседаниях и съездах руководителей Южного общества, но и к самой работе над текстом проекта привлекались отдельные члены общества. Речь шла не только о стиле в узком смысле слова, но и о содержании; вносили свои поправки и другие декабристы. На Киевском съезде 1823 года основные положения «Русской Правды» были обсуждены и единогласно приняты руководителями Южного общества. Таким образом, «Русская Правда», представляя собой плод огромного личного труда Пестеля, в то же время является идейным памятником целой революционной организации, обсужденным и принятым единогласно. Это — крупнейший памятник революционного прошлого первой четверти XIX века.
Революцию нельзя было, по его мнению, успешно совершить без готового конституционного проекта.
Особенно тщательно разработал Пестель мысль о Временном верховном революционном правлении, диктатура которого, по Пестелю, была оплотом от «ужасов безначалия» и «народных междоусобий», которых он хотел избежать.
«Русская Правда», — писал Пестель в своем конституционном проекте, — есть наказ или наставление Временному верховному правлению для его действий, а вместе с тем и объявление народу, от чего он освобожден будет и чего вновь ожидать может… Она содержит обязанности, на верховные правления возлагаемые, и служит для России ручательством, что Временное правление единственно ко благу Отечества действовать будет. Недостаток в таковой грамоте ввергнул многие государства в ужаснейшие бедствия и междоусобия, потому что в оных правительство действовать всегда могло по своему произволу, по личным страстям и частным видам, не имея перед собою ясного и полного наставления, коим бы обязано было руководствоваться, и что народ между тем никогда не знал, что для него предпринимают, никогда не видел ясным образом, к какой цели стремятся действия правительства…
«В «Русской Правде» намечалось 10 глав: первая глава — о границах государства; вторая — о различных племенах, Российское государство населяющих; третья — о сословиях государства; четвертая — «о народе в отношении к приуготовленному для него политическому или общественному состоянию»; пятая — «о народе в отношении к приуготовленному для него гражданскому или частному состоянию»; шестая — об устройстве и образовании верховной власти; седьмая — об устройстве и образовании местной власти; восьмая — об «устройстве безопасности» в государстве; девятая — о правительстве в отношении к устройству благосостояния в государстве; десятая — наказ для составления государственного свода законов. Кроме того, в «Русской Правде» имелось введение, говорившее об основных понятиях конституции и краткое заключение, содержавшее «главнейшие определения и постановления, Русскою Правдою учиненные».
По свидетельству Пестеля, написаны и окончательно отделены были лишь две первые главы и большая часть третьей, четвертая и пятая главы были написаны начерно, а последние пять глав вовсе написаны не были, материал к ним остался лишь в виде черновых подготовительных отрывков. Поэтому приходится привлекать добавочный материал для того, чтобы составить представление о конституционном проекте Пестеля в целом: показания о «Русской Правде», данные Пестелем и другими членами тайного общества на следствии, а также краткое изложение основных начал «Русской Правды», продиктованное Пестелем декабристу Бестужеву-Рюмину.
Разберем, прежде всего, вопрос о том, как разрешался в проекте Пестеля вопрос о крепостном праве, а затем перейдем к вопросу об уничтожении самодержавия. Это два основных вопроса политической идеологии декабристов. 
Пестель чрезвычайно и высоко ценил личную свободу человека, будущее России, по Пестелю, — это общество прежде всего лично свободных людей. «Личная свобода, — говорится в «Русской Правде», — есть первое и важнейшее право каждого гражданина и священнейшая обязанность каждого правительства. На ней основано все сооружение государственного здания, и без нее нет ни спокойствия, ни благоденствия».
 Освобождение крестьян без земли, то есть предоставление им только личной свободы, Пестель считал совершенно неприемлемым. Он полагал, например, что освобождение крестьян в Прибалтике, при котором они получили земли, есть лишь «мнимое» освобождение.
 Пестель стоял за освобождение крестьян с землей. Его аграрный проект подробно разработан в «Русской Правде» и представляет значительный интерес. 

В своем аграрном проекте Пестель смело объединил два противоречивых принципа: с одной стороны, он признавал правильным, что «земля есть собственность всего рода человеческого», а не частных лиц и поэтому не может быть частной собственностью, ибо «человек может только на земле жить и только от земли пропитание получать», следовательно, земля — общее достояние всего рода человеческого. Но, с другой стороны, он признавал, что «труды и работы суть источники собственности» и тот, кто землю удобрил и — обработал, имеет право владеть землей на основе частной собственности, тем более что для процветания хлебопашества «нужно много издержек», и их согласится сделать только тот, который «в поной своей собственности землю иметь будет».
 Признав за правильные оба противоречивых положения, Пестель положил в основу своего аграрного проекта требование разделения земель пополам и признания каждого из этих принципов лишь в одной из половин разделенной земли. 
Вся обрабатываемая земля в каждой волости «так предполагалось называть наиболее мелкое административное подразделение будущего революционного государства» по проекту Пестеля делится на две части: первая часть является общественной собственностью, ее нельзя ни продавать, ни покупать, она идет в общинный раздел между желающими заниматься земледелием и предназначена для производства «необходимого продукта»; вторая часть земли является частной собственностью, ее можно продавать и покупать, она предназначена для производства «изобилия». Часть общинная, предназначенная для производства необходимого продукта, делится между волостными общинами.
 Каждый гражданин будущей республики обязательно должен быть приписан к одной из волостей и имеет право в любое время безвозмездно получить причитающийся ему земельный надел и обрабатывать его. Это положение должно было, по мнению Пестеля, гарантировать граждан будущей республики от нищенства, голода, пауперизма. «Каждый россиянин будет совершенно в необходимом обеспечен и уверен, что в своей волости всегда клочок земли найти может, который ему пропитание доставит и в коем он пропитание сие получать будет не от милосердия ближних и не оставаясь в их зависимости, но от трудов, кои приложит для обрабатывания земли, ему самому принадлежащей яко члену волостного общества наравне с прочими гражданами. Где бы он ни странствовал, где бы счастья ни искал, но все же в виду иметь будет, что ежели успехи стараниям изменят, то в волости своей, в сем политическом своем семействе, всегда пристанище и хлеб насущный найти может». Волостная земля общинная земля.
 Крестьянин или вообще любой гражданин в государстве, получивший земельный надел, владеет им на общинном праве, не может ни дарить его, ни продавать, ни закладывать.
 Вторая часть волостных земель, предназначенная для производства «изобилия», находится в частной собственности, частью же может принадлежать и государству. Лишь эти земли могут покупаться и продаваться. Казенная доля этой земли также может быть продана: «Казна является в отношении к казенной земле в виде частного человека, и потому продавать казенные земли право имеет». Каждый россиянин, желающий расширить свое земельное хозяйство, может прикупить землю из этой второй части земельного фонда.
 Для осуществления своего аграрного проекта Пестель считал необходимым отчуждение помещичьей земли при частичной ее конфискации. Иначе его проект и не мог быть осуществлен: — 5 ведь в каждой волости надо было отдать во владение крестьян половину земли, эта земля отчуждалась от ее владельцев, в первую очередь от помещиков. Имело место отчуждение земли за вознаграждение, имело место и безвозмездное отчуждение, конфискация. «Если у помещика имеется 10000 десятин земли или более, тогда отбирается у него половина земли без всякого возмездия», — говорится в одном незаконченном отрывке «Русской Правды», озаглавленном «дележ земель». Если у помещика имелось менее 10000, но не более 5000 десятин, то тогда половина земли у него тоже отбиралась, но за нее давалось «возмездие» — или денежного характера, или земля где-нибудь в другой волости, но с тем условием, чтобы общее количество десятин у него не превышало 5000. Таким образом, помещичье землевладение (при полном уничтожении крепостного права!) все же частично сохранялось. Беспощадно сметая устои феодально-крепостного общества, стремясь глубоко перестроить государство на буржуазный лад, Пестель тем не менее не решался отстаивать лозунг передачи всей земли крестьянам.
 Пестель доказывал анти народность самодержавия: «прежняя верховная власть (для Пестеля она в момент составления «Русской Правды» была теперешней!) довольно уже доказала враждебные свои чувства против народа русского».
Самодержавие в России по проекту Пестеля решительно уничтожалось. Уничтожался не только сам институт самодержавия, но и физически истреблялся весь царствующий дом: Пестель был сторонником цареубийства, казни всех без исключения членов царского дома в самом начале революции.
 «Русская Правда» провозглашала республику. Шестая глава «Русской Правды», по свидетельству Пестеля, еще не была написана; в ней и должно было говориться об организации верховной власти. Но была ли эта глава не написана или была она просто уничтожена, неизвестно. Мы не имеем изложения этого вопроса в «Русской Правде». Общие республиканские установки Пестеля наиболее ясно сформулированы в «Государственном завете» — кратком изложении его конституции и в показаниях Пестеля на следствии: «Я сделался в душе республиканец и ни в чем не видел большего благоденствия и высшего блаженства для России, как в республиканском правлении». Пестель и его единомышленники «входили в восхищение и, сказать можно, в восторг», когда представляли себе «живую картину счастья, коим бы Россия по нашим понятиям тогда пользовалась», — так показывал Пестель. 
Пестель — сторонник идей революционной верховной власти народа: «Народ российский не есть принадлежность какого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть принадлежность народа, и оно учреждено для блага народного, а не народ существует для блага правительства». 
Все сословия в государстве должны были быть решительно уничтожены и слиты «в единое сословие гражданское». Никакая группа населения не могла отличаться от другой какими-либо социальными привилегиями. Дворянство уничтожалось вместе с другими сословиями, и все россияне объявлялись одинаково «благородными», т.е. «рожденными во благо». Объявлялось — равенство всех перед законом и признавалось «неоспоримое право» каждого гражданина участвовать в государственных делах.
 Гражданского совершеннолетия россиянин по конституции Пестеля достигал в возрасте 20 лет. Все граждане мужского пола, достигшие этого возраста, получали избирательные права (женщины избирательных прав не имели) . В конституции Пестеля отсутствовал какой бы то ни было имущественный ценз; враг «аристократии феодальной», Пестель был не меньшим врагом «аристократии богатств», т.е. политических цензовых преимуществ, которые получали капиталисты-собственники в некоторых буржуазных государствах. Чтобы избрать и быть избранным, надо было быть лишь совершеннолетним гражданином Российской республики. Пестель предполагал, что избиратели отдадут предпочтение более просвещенным людям, но ценза грамотности у него в конституции не было: и грамотный и неграмотный имели одинаковое право голосования.
 Пестель был врагом всякого федерального устройства и сторонником единой и нераздельной республики с сильной централизованной властью. 
Республика Пестеля делилась на губернии или области, которые в свою очередь делились на уезды, а уезды — на волости. Ежегодно в каждой волости должно было собираться общее волостное собрание всех жителей, так называемое земское народное собрание, которое выбирало своих депутатов в различные «наместные собрания», т.е. местные органы власти, а именно:
 1. в свое наместное волостное собрание,
2. в свое наместное уездное собрание,
 3. в свое наместное окружное или губернское собрание.
В эти три органа власти выборы были прямые. «Из всего явствует, — пишет Пестель, что все наместные собрания как волостные, так и уездные и окружные или губернские будут состоять из членов, назначенных в оные прямо и непосредственно от земских собраний, чем самым и будут все члены всех наместных собраний по всей точности и в полной мере самим народом избираемы». Главой наместного волостного собрания был выборный «волостной предводитель», а главой уездного и губернского наместных собраний — «выборные посадники».

 Компетенция наместных собраний была довольно широкой: они выслушивали отчеты исполнительных органов власти в волости, уезде, губернии — волостных, уездных и земских правлениях, принимали и рассматривали жалобы на местное начальство, выбирали новых чиновников местного управления и утверждали прежних, и вообще занимались всеми делами местного значения, «до волости или уезда касающимися». Окружные наместные собрания выбирали, кроме того, представителей в высший законодательный орган власти — Народное вече. Таким образом, выборы в верховный орган власти в республике Пестеля намечались двухстепенные. 
Народное вече являлось органом верховной законодательной власти в государстве, оно было однопалатным: принципа двухпалатной системы Пестель не признавал. Исполнительная власть в государстве вручалась Державной думе.
 Народное вече предполагалось составить из народных представителей, выбранных на пять лет. Каждый год переизбиралась одна пятая часть Народного веча. Председатель выбирался ежегодно вновь из членов, пребывающих в составе Народного веча последний год. Только Народное вече имело право издавать законы, объявлять войну и заключать мир. 
Никто не имел права роспуска Народного веча, так как оно представляло «волю» и «душу» народа в государстве.
 Державная дума состояла из пяти членов, избранных Народным вечем на пять лет. Ежегодно один из членов Державной думы выбывал из ее состава ввиду истечения своего срока и заменялся другим по выбору. Председателем Державной думы являлся то ее член, который заседает в ней последний (пятый) год.
Кроме законодательной и исполнительной власти Пестель выделял власть блюстительную, которая должна была контролировать точное исполнение конституции в стране и следить за тем, чтобы законодательная и исполнительная власти не выходили из пределов, поставленных им законами. 
Центральным органом блюстительной власти был намечен по конституции Пестеля Верховный собор, который должен был состоять из 120 членов, вызывавшихся «боярами» и избиравшихся пожизненно. Верховный собор назначал, кроме того, главнокомандующего армией во время войны. 
Столицей Российской республики по «Русской Правде» должен был стать Нижний Новгород. Он намечался в качестве столицы по пяти причинам: во-первых, он был расположен в центре страны; во-вторых, находился на удобных торговых путях (на Волге) ; в-третьих, Макарьевской ярмаркой он соединял Европу с Азией в сухопутных торговых отношениях; в-четвертых, «освобождение России от ига иноплеменного через Минина и Пожарского из сего города произошло»; в-пятых, «все воспоминания о древности нижегородской дышат свободою и прямой любовью к Отечеству, а не к тиранам его».
 Конституция Пестеля провозглашала буржуазный принцип священное и неприкосновенное право собственности. Она объявляла полную свободу занятий для населения, свободу книгопечатания и вероисповедания. За содержание печатных изданий виновные отвечали только пред судом. Каждая вера могла свободно исповедоваться в государстве, но запрещались некоторые религиозные обычаи, например многоженство у мусульман. Сословный суд, разумеется, отменялся и вводился гласный суд присяжных заседателей, равный для всех граждан.
 Пестель был сторонником широкого развития промышленности в стране, хотя утопическое наделение всех граждан землей мешало бы в его будущей республике образованию пролетариата.
 Он был врагом всякого принуждения в промышленности, считая, что «одни вольнонаемные работники должны бы при всяких заводах быть употребляемы». 
Пестель отстаивал самую широкую и неограниченную свободу торговли. Границы Российской республики должны были по конституционному проекту раздвинуться до своих «естественных пределов». Взгляды — Пестеля на национальный вопрос были своеобразны и носили на себе печать дворянской ограниченности. Права отделения от Российского государства других национальностей Пестель не признавал: все народы, населявшие Россию, должны были, по его мнению, слиться в единый русский народ и потерять свои национальные особенности. Пестель не понимал значения национального развития угнетенных народов и не сумел найти путей к разрешению национального вопроса. Правда, формально русский народ не имел каких-нибудь преимуществ перед нерусскими народностями, по конституции Пестеля; все жители России независимо от национальности получали одинаковые политические права. Но в этой же конституции намечались жестокие меры против «буйных» кавказских народов. «Русская Правда» предлагала «разделить все сии кавказские народы на два разряда — мирные и буйные. Первых оставить в их жилищах и дать им российское правление и устройство, а вторых силою переселить во внутренность России, раздробив их малыми количествами по всем русским волостям». Пестель считал желательной и христианизацию нерусских народов, и вселение на земли других национальностей русских колонистов.
 Что касается польского вопроса, то Пестель признавал за Польшей право отделения от России, но при следующих условиях: в Польше должна произойти революция, уничтожающая феодальное угнетение крестьян и сословий, должна быть провозглашена республика на тех же основаниях, что и в России, по принципам «Русской Правды»‘, со всеобщим избирательным правом, «дележом земли» и пр. После этого Польская республика получала право на самостоятельное политическое существование, отделялась от России, но сохраняла с ней самый «тесный союз» на мирное и военное время, «вследствие коего бы Польша обязалась все войско свое присоединить на случай войны к российской армии, дабы тем в полной мере доказать, что чувства искренней дружбы и преданности к России питает и питать будет». План отделения Польши введен был в «Русскую Правду» «в предположении, что Польша заслужит самостоятельную независимость поступками своими и образом своего действия в роковое время Российского возрождения и государственного преобразования».
 Таков был конституционный проект Пестеля — «Русская Правда». Это был революционный проект буржуазного переустройства крепостной России. Он уничтожал крепостное право и самодержавие, учреждал республику вместо отсталого абсолютистского государства. На нем лежит некоторая печать дворянской ограниченности, но в целом он представляет собой своеобразный план сильного продвижения вперед отсталой феодально-крепостной России. Это был самый решительный, радикальный из конституционных проектов, созданных революционерами-дворянами.

Политическая теория элит

Властные отношения предполагают наличие двух сторон: управляющих и управляемых. Взаимоотношения между ними характеризуются асимметричностью: количественно немногочисленная управляющая группа оказывает существенное влияние на образ жизни значительных по численности рядовых граждан. Это управляющее меньшинство именуется «элита».
Термин «элита» (от франц. elite — лучший, отборный) вошел в научный обиход на рубеже XIX-XX вв. В широком социологическом контексте им обозначается высший, относительно замкнутый слой общества, контролирующий его основные экономические, политические и культурные ресурсы.
     При рассмотрении элиты применительно к сфере политики ученые оперируют двумя близкими, но не идентичными терминами: «политическая элита» и «властвующая элита». Наиболее емким является понятие «властвующая элита»: это все группы, которые могут и реально оказывают влияние на власть. Властвующая элита складывается из следующих элементов:
1 Экономическая элита — группа людей, контролирующая основные экономические ресурсы общества: крупные собственники, владельцы и ведущие менеджеры финансово-промышленных корпораций и т.д. Они выступают наиболее ощутимой группой давления на власть, используя для этого как непосредственные контакты с политиками, так подконтрольные себе СМИ и деньги, направленные на финансирование партий и избирательных кампаний.
2 Военная элита — генералитет и высшее офицерство. Влияние на власть определяется концентрацией в ее руках значительного количества средств уничтожения и людей, готовых по первому приказу их использовать, а также степенью милитаризма самого общества.

3 Бюрократическая элита — чиновники государственного аппарата. Их роль и влияние обусловливаются участием в процессе подготовки и реализации важнейших политических решений.
1 Идеологическая элита — выдающиеся деятели культуры, науки, представители масс-медиа, формирующие идеологию общества и сознание масс.
2 Собственно политическая элита  включает в себя руководителей государства, членов правительства, депутатов законодательного органа, т.е. тех, кто непосредственно принимает политические решения на государственном уровне. В более широких трактовках к ней относят и политические фигуры среднего звена, значимые для региональной политики.
Исходя из трактовки политической элиты как одного из элементов властвующей элиты, ей можно дать следующее определение: это определенная группа общества, которая концентрирует в своих руках государственную власть и отвечает за выработку стратегии развития всей системы.
     Сущность элиты вызывает значительные споры среди ученых. Первые трактовки были даны еще в древности. Конфуций, Платон, Аристотель заложили основы ценностного подхода к пониманию элиты. Согласно этой версии, элита представляет собой лучших из лучших, это те, кто обладает такими добродетелями, как мудрость и справедливость. Значительное влияние на формирование элитарных теорий оказали идеи Н. Макиавелли и Ф. Ницше. Но современное понимание проблемы складывается в конце XIX-начале XX вв. Возникновение элитарных концепций стало своеобразной реакцией на теории демократии и на марксистское учение о роли народных масс в истории. В первых элитарных теориях содержалась критика демократии. Показательной в этом плане является оценка демократии со стороны русского философа и историка Л.П. Карсавина. Он отмечал, что демократическое государство анархично: совершенно не управляет страной «народ» (демос), почти не управляет парламент, немного управляет кабинет министров, а более всего — бюрократия, единственный постоянный элемент власти.
     Ныне большинство политологов пытаются найти компромисс между элитизмом и принципами  демократии, разрабатывая концепции демократического элитизма.
Элитарный подход к рассмотрению общества был обоснован усилиями:
Гаэтано Моска, Вильфредо Парето, Роберта Михельса.
Г. Моска вводит сначала понятие «политического класса», а затем более широкое — «правящего класса» для определения той группы людей, которая, обладая определенными качествами и ресурсами — высокое положение в обществе, военная сила, священный сан, богатство, происхождение (преимущество рождения, семейные связи), знания и опыт управления, монополизирует власть в своих руках. Наличие такого класса, по мнению Моска, — это закон: «общество всегда управляется меньшинством»; «даже когда происходит смена власти, она передается из рук одного меньшинства в руки другого меньшинства». Правящий класс подвержен изменениям в силу присущих ему двух тенденций: аристократической и демократической. Первая тенденция обнаруживается в стремлении элиты «закрыться» от остальной части общества, передать свои привилегии по наследству. Следствием этой тенденции становится вырождение элиты и общественный застой. Демократическая тенденция проявляется в обновлении правящего класса за счет активных представителей нижних слоев. По мнению ученого, сочетание двух тенденций позволяет обществу сохранить стабильность в управлении и его качественное обновление.
 В. Парето ввел в научный оборот термин «элита». В «Трактате по общей социологии» он определил ее как группу лиц, обладающих высшими показателями в своей области деятельности. Выдвижению людей в элиту способствует наличие у них специфических психологических качеств, например инстинкта комбинаций, умения предвидеть и выражать скрытые влечения масс. По мнению Парето, в обществе, наряду с элитой, всегда существует «контрэлита» (потенциальная элита) — лица, которые по своим психологическим качествам могли бы войти в элиту, но не вошли в нее в силу своего социального положения. Самый нижний слой общества составляет неэлита — те, кто не располагает ни субъективными, ни объективными возможностями войти в элиту. Сама элита не является неизменной, а находится в непрерывной трансформации. Когда контрэлита достигает определенных показателей в своем развитии, она занимает место правящей элиты, а бывшая правящая элита, потеряв свои лучшие качества, переходит в неэлиту. Известен тезис В. Парето, что история — «это кладбище аристократий». Подобный круговорот элит исследователь описал как «закон циркуляции элит». Смена элит позволяет сохранить социальное равновесие, так как обеспечивает приход к власти элит, обладающих качествами, востребованными общественной ситуацией. Обновление может осуществляться в двух формах: поступательной (выборы и кооптация в свои ряды представителей контрэлиты) и обвальной. Последний вариант — это революции и перевороты.
В зависимости от методов властвования В. Парето выделил два типа элит:
1 элита лисиц, в которой преобладает «инстинкт комбинаций»: способность лавировать, убеждать, обманывать. Приход этой элиты в систему управления воплощает общественную тенденцию к изменению;
2 элита львов. Для этого типа элиты характерна ставка на силовые методы воздействия и неспособность к заключению компромиссов. Львы выражают консерватизм, тенденцию к постоянству форм организации общественной жизни.
Р. Михельс в своем труде «Социология политических партий в условиях демократии», исследовав социальные механизмы, порождающие элитарность общества, сделал вывод, что причины кроются не в качествах людей, а в сущности самой организации: любая организованная система требует выделения руководящего аппарата и неизбежно воспроизводит олигархию. Выделение элитарных групп в современном обществе, где значительную роль играют партии, он назвал «железным законом олигархизации». Сама элита, в понимании Михельса, — это активное меньшинство — стремится выйти из-под контроля граждан и подчиняет политику собственным интересам. Исследователь делает вывод, что демократия вряд ли осуществима, так как неизбежно превращается в олигархию.
      Работы Г. Моска и Р. Михельса составили основу макиавеллистского подхода к анализу элиты. Для этого подхода характерно рассмотрение элиты как правящего класса безотносительно к моральным или иным качествам людей, входящих в ее состав. Основной акцент делается на роль элиты в обществе, на параметры групповой сплоченности (в частности, исследуется роль элитарного самосознания и соблюдения установленных «правил игры»), на механизмы функционирования (смена элиты, внутриэлитарная борьба).
В противоположность макиавеллистской традиции в ХХ в. выявились и другие теоретические подходы к пониманию элиты .
      Сторонники ценностного подхода развивают идею В. Парето о том, что элиту составляют люди, обладающие особыми качествами. Элита трактуется как слой общества, сплоченный на основе заботы об общем благе. В элиту входят выдающиеся личности, доказавшие свое умение ставить общественное выше личного, обладающие особыми моральными и интеллектуальными качествами. Так, например, известный испанский философ Х. Ортега-и-Гассет главным качеством элиты считал наивысшее чувство ответственности, а французский социолог О. Конт — рациональность. Элита строится не на принципе «голубой крови», а по принципу результативности и выдвигается самим обществом, которое занято постоянным совершенствованием своих руководителей. Ценностного подхода придерживался и русский политический мыслитель И. Ильин. По его мнению, государственная власть должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу. Только духовно зрячий человек, писал Ильин, имеет основание и право принять на себя властное руководство общественной жизнью.
 Но большинство современных политологов отдают предпочтение структурно-функциональному подходу в объяснении феномена политической элиты. С этой точки зрения, элита располагается на вершине общественной пирамиды в силу важности функций управления. При этом признается, что фактор компетентности и профессионализма людей, принимающих политические решения, имеет серьезные последствия для общества. Применительно к современному обществу ставится вопрос о необходимости предоставить право решения экономических и социальных проблем элите экспертов. Политическая власть, таким образом, трансформируется в экспертократию.

 Либеральный подход к рассмотрению связи политической элиты с рядовыми гражданами представлен в различных теориях демократического элитизма. Сущность этого подхода выражена в формуле: «Элита должна править, чтобы власть народа выжила». Демократия понимается как правление элит, которое одобряется народом. Основы подобного понимания демократии были заложены М. Вебером еще в начале ХХ в. Элита, согласно его трактовке, — это слой профессиональных политиков, облеченных доверием народа. Элита через систему выборов зависит от населения, а потому стремится завоевать симпатии тех, кем руководит. Немецкий политолог ограничил формы политического участия масс лишь выборами, так как не верил в возможность существования мудрого народа. Идеи Вебера получили дальнейшее развитие в теориях элитарной демократии Й. Шумпетера, С. Липсета, Р. Даля, Дж. Сартори. В работах двух последних американских политологов была разработана теория полиархической демократии. Так, в понимании Дж. Сартори, демократия представляет собой, во-первых, селективную полиархию (принцип селективности предполагает отбор посредством выборов среди конкурирующих меньшинств); во-вторых, полиархию «по основанию достоинств»1.
Во второй половине ХХ в. к дискуссиям о сущности элит добавились дискуссии об их составе. Выделились два подхода:
Концепция плюрализма элит содержит следующие положения:
1 элита неоднородна, а состоит из нескольких элитарных групп. Влияние каждой из них ограничивается четко определенной областью деятельности. Плюрализм элит определяется многообразием социальных групп: экономических, профессиональных, религиозных, демографических;
2 общество представлено множеством групп интересов политики, каждая из которых выделяет собственную элиту и контролирует ее;
3 деление на элиту и массу носит условный характер. Элиты «открыты» для включения в свои ряды наиболее активных, способных и результативных представителей масс;
4 конкуренция между элитами предотвращает монополизацию власти со стороны одной из них;
5 политическая власть рассредоточена между всеми конкурирующими группами.
Критическая (леволиберальная) концепция элит связана с именем американского политолога Чарлза Райта Миллса. Оппонируя сторонникам плюралистического подхода, он в качестве основной идеи выдвинул тезис об однородности (гомогенности) элиты. Элита — это слой людей, занимающих стратегические командные посты, состоящий из политиков, представителей бизнеса и военных. Совпадение основных интересов позволяет им принимать общие решения, имеющие последствия для народа. Гомогенность элиты определяется близостью биографий, общностью стиля жизни, разделяемой системой ценностей. Миллс обратил внимание на такие средства консолидации элиты, как брачные узы; образование, которое представители элитарных кругов получают в одних и тех же престижных частных школах, а затем и университетах; дружеские связи; членство в аристократических клубах. Важнейшие решения, по мнению ученого, принимаются главным образом в рамках неофициального общения. Политолог сделал вывод о невозможности открытых элит: рекрутирование в элиту осуществляется из собственной среды. Доступ же в нее для представителей неэлитарных слоев затруднен множеством социальных барьеров. Миллс отверг тезис сторонников плюралистической теории о рассредоточении власти между группами. В отличие от них он считал, что тенденцией современного общества является концентрация власти в руках единой элиты. Рассматривая общество в вертикальном разрезе, политолог выделил элиту как вершину пирамиды власти. На среднем уровне находятся группы давления на правительство, о которых рассуждают сторонники плюралистических теорий. В основании пирамиды расположена неорганизованная масса рядовых граждан, которые лишь подчиняются воле других и практически не оказывают влияния на элиту.
Каждая из рассмотренных теорий подвергалась критике со стороны многих политологов. Выдвинутые положения не всегда адекватно отражают действительность. Но неоправданным было бы игнорирование многих положений этих теорий при исследовании феномена элит разных стран.

Заключение

Так что же все таки есть «элита»?
Во-первых, это то лучшее , что служит высшим интересам общества, без скидок, без оговорок, без сомнений.
Во-вторых, элита демонстрирует преданное, подлинно патриотическое служение обществу во всем – большом и малом, заметном и скрытом. Иначе говоря, это постоянное проявление гражданственности.
В-третьих, элита это соблюдение требований нравственности. Постоянное проявление ответственности и, как говорил М. Вебер, обладание «этикой убеждения». «этикой общественности», наличие качеств «политика по призванию».
И наконец, надо иметь в виду преемственность поколений в формировании элит, ибо многие качества отшлифовываются на протяжении череды поколений, будь то английская аристократия или русское дворянство.
Становится понятно, что элита – это идеал государства, то к чему необходимо стремится.
Как не прискорбно, но пока этот идеал далек от нас.
Наряду с необходимостью формирования в обществе гражданской политико-правовой культуры, необходимо изменение отношения граждан к политическим лидерам. Вместо, вполне объяснимого при виде нынешних претендентов на роль «спасателей России», желания «махнуть на них рукой», должно сформироваться естественное для демократического и правового общества недоверие к любой власти в сочетании с пониманием ответственности каждого гражданина за формирование новой власти.
Вот тогда идеальные требования к элите могут найти поддержку и необходимость востребования обществом.

Список использованных источников

1. Ашин Г.К. Элитология. – М., 1995.
2. В.П. Елизаров. Элитическая теория демократии и современный российский политический процесс. // Полис, 1999, №1.
3. Гаман-Голутвин О.В. Политические элиты России. – М., 1998.
4. Миллс Р.И. Властвующая элита. – М., 1959.
5. Нарта М. Теория элит и политика. – М., 1978.
6 . Новгородцев П.И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. М., 1996.
7. Охотский Е.В. Политическая элита и российская действительность. – М., 1996.
8. Основы политической науки. Под ред. В.П.Пугачева. – М., 1993.
9. Острогорский М.Я. Демократия и политические партии. М., 1997.
10. Понеделков А.В. Политическая элита: генезис и проблемы ее становления в России. — Ростов , 1995.
11. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М., 2000.
12. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М., 2000.