Рефераты по Истории

Реформы Ивана IV

Содержание

Введение

1. Внутренняя политика. Реформы Ивана IV

1.1 Принят новый «Судебник»

1.2 «Дворцовая тетрадь»

1.3 Военная реформа

1.4 Приговор о местничестве

1.5 Испомещение «избранной тысячи»

1.6 «Стоглав»

1.7 Земельные реформы

1.8 Земская реформа

1.9 Аграрная реформа. Опричнина

2. Внешняя политика

2.1 Казанские походы

2.2 Астраханские походы

2.3 Войны с Крымским ханством

2.4 Война со Швецией 1554 – 1557 гг

2.5 Ливонская война

3. Итоги царствования

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В 1533 году, перед смертью, Василий III, завещал московский престол трёхлетнему сыну Ивану. Государством стала управлять мать Ивана княгиня Елена с братьями князьями Глинскими. Воспользовавшись малолетством государя, различные группы бояр начали борьбу за престол. Рос он беспризорным, в обстановке придворных интриг, борьбы и насилия власть. Детство в его памяти осталось как время обид и унижений, конкретную картину которых он лет через 20 дал в своих письмах к князю Курбскому.

В 1543 г. 13-летний Иоанн восстал на бояр, отдал на растерзание псарям князя Андрея Шуйского. Власть перешла к Глинским, родственникам Иоанна, устранявшим соперников ссылками и казнями и вовлекавшим в свои меры юного великого князя, играя на жестоких инстинктах, и даже поощряя их в Иоанне. Не зная семейной ласки, страдая до перепуга от насилия в окружавшей среде в житейские будни, Иоанн с 5 лет выступал в роли могущественного монарха в церемониях и придворных праздниках: превращение собственной позы сопровождалось таким же превращением ненавидимой среды — первые наглядные и незабываемые уроки самодержавия. Направляя мысль, они воспитывали литературные вкусы и читательскую нетерпеливость. В дворцовой и митрополичьей библиотеке Иоанн книгу не прочитывал, а из книги вычитывал все, что могло обосновать его власть и величие прирожденного сана в противовес личному бессилию перед захватом власти боярами. Ему легко и обильно давались цитаты, не всегда точные, которыми он пестрил свои писания; за ним репутация начитаннейшего человека XVI столетия и богатейшей памяти. Только под знаком переутонченной и извращенной эгоцентричности, с детства питавшейся в нем условиями среды и обстановки, можно не удивляться, вопреки современнику, «чудному разумению» Иоанна. Резкие переходы от распоясанного будня к позирующему торжеству в детстве потом дали себя знать в страсти к драматическому эффекту, к искусственному углублению данного переживания. Обладая небольшой, но неистощимой энергией воображения, при досуге и уединенности душевной жизни Иоанн любил писать, его влекло к образу. Получив московскую власть, плохо организованную, как и сам, Иоанн перешел к воплощению образов в действительность. Идеи богоустановленности и неограниченности самодержавной власти, которой вольно казнить и миловать своих холопов — подданных и надлежит самой все «строить», были накрепко усвоены Иоанном, преследовали его, стоило лишь ему взяться за перо, и осуществлялись им позднее с безудержной ненавистью ко всему, что пыталось поставить его в зависимость от права, обычая или влияния окружающей среды. Ряд столкновений с последней на почве личного понимания власти и ее применения создал в воображении Иоанн образ царя, непризнанного и гонимого в своей стране, тщетно ищущего себе пристанища, образ, который Иоанн во вторую половину царствования настолько любил, что искренно верил в его реальность. С 1547 г. меняются условия жизни Иоанна и правительственная среда, руководителем которой становится на время митрополит Макарий, сторонник идеи национального величия Москвы и теории «Москвы — третьего Рима». В 1547 и 1549 годах созываются церковные соборы, на которых канонизируют всех тех местных угодников, о которых удалось собрать сведения и жития которых были включены в «Великие Минеи-Четьи», редактированные Макарием. В 1547 же году, 16 января, Иоанн принимает торжественное венчание на царство, которое было шагом к осуществлению теории третьего Рима (в 1561 г. царский титул утвержден грамотой константинопольского патриарха). 3 февраля Иоанн женится на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой из старого боярского рода, к которой сохранил сильную привязанность до самой ее смерти.

1. Внутренняя политика. Реформы Ивана IV Грозного

1.1 Принят новый «Судебник»

Он был основан на Судебнике 1497, но расширен, лучше систематизирован, в нём учтена судебная практика.

Издание Судебника 1550 года было актом огромной политической важности. Основные стадии, через которые проходит вновь издаваемый закон:

1. Доклад царю, мотивирующий необходимость издания закона

2. Приговор царя, формулирующий норму, которая должна составить содержание нового закона.

Само же составление закона и окончательная редакция текста производится в приказах, точнее, казначеями, по приказу царя выполняющими эту работу. Наконец, на основе новых законов составляются дополнительные статьи Судебника, которые и приписываются к его основному тексту. Такова общая схема законодательного процесса в Русском государстве второй половины XVI века. Она конкретизируется указанием на разновидность законов. Основанием для установления нескольких разновидностей законов служит то, что различные законы по-разному проходят намеченные выше стадии законодательного процесса. Основные различия падают на вторую стадию. Если доклад является общим для всех разновидностей законов второй половины XVI века, то вторая стадия законодательного процесса – «приговор» — осуществляется для различных законов по-разному:

1. Приговором одного царя.

2. Приговором царя с боярами.

3. Устным приказом царя («государевым словом»).

Вряд ли можно говорить о какой-либо зависимости применения той или иной законодательной процедуры от содержания закона. Привлечение или непривлечение Боярской думы к обсуждению закона зависело целиком от конкретных обстоятельств момента.

Традиция предписывала участие бояр в обсуждении новых законов и для большинства их отмечено участие бояр в «приговорах» об издании законов. Дает ли участие бояр в законодательном процессе основание говорить о дуализме законодательных органов Русского государства? Можно ли рассматривать царя и Боярскую думу как два фактора законодательства, как две самостоятельные политические силы? Ответ на это может быть только отрицательным. Боярская дума во второй половине XVI века представляла собой одно из звеньев в государственном аппарате Русского централизованного государства, и хотя аристократический состав думы давал ей возможность занимать позицию защиты княжеско-боярских интересов, но как учреждение дума являлась царской думой, собранием советников царя, к выяснению мнений которых по тем или иным вопросам обращался царь, когда он считал это нужным. Поэтому видеть в обсуждении закона в Боярской думе нечто похоже на обсуждение закона в парламенте — значит совершенно произвольно переносить на Боярскую думу Русского самодержавного государства черты законодательного учреждения конституционного государства. Поэтому нельзя видеть в обсуждении законов в Боярской думе ограничения царской власти.

Рассмотрение вопроса о законодательстве в Русском государстве второй половины XVI века дает возможность сделать еще один вывод большой важности. Это вывод об огромной роли приказов в законодательстве. Сосредоточивая свое внимание на вопросе о Боярской думе и ее роли, дворянско-буржуазная историография недооценила роль приказов. Между тем именно приказы, в частности казначеи, фактически держали в своих руках московское законодательство как в подготовительной стадии, разрабатывая проекты законов, так и в заключительных этапах законодательного процесса, где именно в руках казначеев находилось формулирование и редактирование текста законов на основе норм царского приговора.

В этой роли приказного аппарата в законодательстве нашло свое яркое выражение развитие и укрепление централизованного Русского государства.

1.2 «Дворцовая тетрадь»

В 1552 г была составлена «Дворцовая тетрадь» — полный список членов Государева двора (около 4 тыс. человек). Люди, входившие в Государев двор, именовались дворовыми детьми боярскими или дворянами. Просто дети боярские составляли нижний слой служилых людей. В Дворовой тетради дворяне записывались по тем уездам («городам»), где они владели землёй; из их числа выходили воеводы и головы, дипломаты и администраторы.

Неудача попыток удовлетворить земельный голод дворянства путем пересмотра в Судебнике правового статуса вотчинного землевладения заставила правительство искать новых средств для обеспечения землей числено возросшего поместного войска. Было еще два источника, к которым можно было обратиться: казенные земли и владения духовных феодалов. Стремясь укрепить материальную базу дворян – военачальников, которые смогли сменить представителей боярской аристократии, правительство заинтересовалось находившимися в центральных районах страны оброчными деревнями, которые были переданы дворянам. В октябре 1550г. Был составлен проект испомещения под Москвой так называемой избранной тысячи. Смысл этого проекта сводился к укреплению положения верхов дворянства, с тем, чтобы использовать их для выполнения важнейших поручений. Но расположить всех приближенных возле Москвы не удалось, т.к. у правительства не было необходимого фонда земель. Однако одна из сторон реформы вскоре осуществилась. 1551-52гг. была составлена Дворцовая тетрадь, куда попали все служилые люди государева двора, из которого черпались основные кадры для формирования командного состава армии, для замещения высших правительственных должностей и т.д.. Дворцовая тетрадь была действующим документом, к которому приписывались на протяжении 50-60 годов XVI в. Все новые данные о составе государева двора вплоть до начала 1562г. Составление Дворцовой тетради оформляло выделение привилегированных части, служащих по дворовому списку. Дворовые дети (боярские) составляли основной контингент представителей господствующего класса, который назначался на высшие военные и административные должности. Поэтому составление Дворцовой тетради отвечало интересам верхов русского дворянства и являлось попыткой осуществить в иных формах проект 1550г. О выделении из числа дворян «тысячников», без применения для этой цели массовых земельных пожалований.

1.3 Военная реформа

Дворяне и дети боярские проходили «службу по отечеству». В 1550 созданные ещё при Василии III отряды пищальников были преобразованы в стрелецкое войско (стрельцы назывались «служилые люди по прибору»). В «службу по прибору» мог поступить любой свободный человек, но она не являлась наследственной. К «приборным» относились так же казаки, пушкари, воротники, казённые кузнецы и т.д. Они несли службу по городам, где собирались особыми слободами, и по границам государства. Во время войны войско пополнялось людьми, которых приводили с собой землевладельцы («боярские люди») и теми, которых выставляли тяглые дворы городов и деревни («сборные люди», «посошные люди»). Кроме того, в войске служили 2,5 тыс. иностранцев. В 1556 принято «Уложение о службе» — военная служба дворян переходила по наследству и начиналась с 15 лет. До этого возраста дворянин считался недорослем. В 1571 Воротынский М.И. составил первый военный устав, посвящённый организации сторожевой и станичной службы.

1.4 Приговор о местничестве

Местничество являлось одним из тех институтов феодального государства, которые обеспечивали монопольное право на руководящую роль в важнейших органах государства представителям феодальной знати. Сущность местничества состояла в том, что возможность занятия тем или иным лицом какого-либо поста в административных органах или в армии предопределялась местническими счетами, то есть взаимными соотношениями между отдельными феодальными — княжескими или боярскими — фамилиями, а внутри этих фамилий — взаимными соотношениями между отдельными членами этих фамилий. При этом исключалась возможность изменения этих соотношений, так как это означало бы изменение порядка мест в служебной, придворной или военной иерархии. Это приводило к тому, что для занятия каким-либо лицом того или иного поста нужно было, чтобы положение данного лица в местнической иерархии соответствовало тому положению, какое занимал в этой иерархии тот пост, на занятие которого претендовало данное лицо. Московские великие князья (а затем цари) вели упорную борьбу против местничества, так как местничество связывало их и ставило их действия под контроль феодальной знати. Однако феодальная знать в свою очередь упорно боролась за сохранение местнических привилегий. Выражением и проявлением этой борьбы вокруг проблемы местничества являются местнические счеты, рост которых на протяжении XVI века отражает в себе усиливающееся стремление русских государей к слому местнической иерархии. Особую остроту местничество и местнические счеты приобрели в области военной, в армии. Здесь с особой очевидностью выступала реакционная роль местничества. Основным недостатком в организации русской армии того времени было то, что управление армией было построено на местнических началах. Это лишало командование армии возможности оперативного руководства войсками и, напротив, позволяло княжатам и боярам, недовольным политикой правительства Ивана IV, саботировать путем местнических счетов и распрей распоряжения верховного командования. Местнические счеты лишали правительство возможности руководствоваться при назначении на посты воевод соображениями политического и персонального порядка, а требовали предоставления воеводских постов тем, кто имел на них привилегию в соответствии с местнической иерархией. В ноябре 1549 года был издан приговор о местничестве. В «Вопросах» Ивана IV Стоглавому собору обстоятельства и мотивы издания приговора о местничестве изложены следующим образом: «Отец мой, Макарий митрополит, и архиепископы, и епископы, и князи, и бояре. Нарежался есми х Казани со всем хрисолюбивым воинством и положил есми совет своими боляры в пречистой и соборной перед тобою, отцем своим, о местех в воеводах и в сяких посылах в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют, чтобы воиньскому делу в том порухи не было; и всем боярам тот был приговор люб». Таким образом, целью издания приговора «О местах» было создать условия, позволяющие не допустить «порухи» «воинскому делу» во время похода, проистекавшие от местничества в «посылках» и в «разряде». Приговор о местничестве от ноября 1549 года состоит из двух частей. Первая часть приговора посвящена воеводам основных пяти полков, на которые делилась армия: Большого, Правой руки, Левой руки, Передового и Сторожевого. Во второй части речь идет об остальных служилых людях — невоеводах. По своему содержанию приговор 1549 года формально представляет собой акт, определяющий местнические соотношения между отдельными воеводскими должностями. В рамках признания правомерности местничества находится и другая группа норм, формулируемых приговором: о порядке регулирования тех случаев, когда служебные отношения между теми или иными служилыми людьми не соответствуют местническим счетам между ними. Однако существо приговора 1549 г. о местничестве заключалось не в простой регламентации местнических счетов в полках, а в борьбе против местничества. Для понимания политической направленности приговора о местничестве очень много дает то толкование, которое было дано этому приговору во время похода 1549-1550 гг. после приезда во Владимир митрополита Макария, когда вопрос о местничестве являлся предметом обсуждения царя, митрополита и бояр, и только что принятый приговор о местничестве был вновь подтвержден. Опираясь на это подтверждение, Макарий в своем обращении к служилым людям следующим образом сформулировал тот порядок, которым должна была определяться служба всех категорий служилых людей во время похода: «А лучитца каково дело, кого с ким царь и великий князь на свое дело пошлет, а хотя будет кому с кем и не пригож быти своего для отечества, и бояре б, и воеводы, и князи, и дети боярские для земского дела все ходили без мест. А кому будет каково дело о счете, и как, оже даст бог, с своего дла и с земского придет, и государь им счет тогды даст». Речь Макария, внесенная в текст официальной Разрядной книги, может рассматриваться как своего рода официальный комментарий к тексту приговора о местничестве. Совершенно так же излагается существо приговора 1549 года и в «Царских вопросах» Стоглавому собору, где приговор о местничестве характеризуется как закон, устанавливающий принцип: «О местех в воеводах и в всяких посылках в всяком разряде не местничатися, кого с кем куды ни пошлют». Таким образом, как по свидетельству Макария, так и по заявлению самого Ивана IV, смысл приговора о местничестве заключался в установлении службы в полках «без мест» и в запрете «местничаться» во время похода. Будучи одной из наиболее ранних по времени политических реформ 40-50 годов, приговор о местничестве отразил в себе общий характер политики правительства и продемонстрировал формы и пути реализации этой политики.

1.5 Испомещение «избранной тысячи»

В 1550 было принято решение «испоместить» в Московском уезде «избранную тысячу лутчших слуг» из провинциальных дворян и бояр, обязанных быть всегда наготове. Был составлен список, в который вошли представители знатнейших родов и верхи Государева двора. Эта реформа до конца не была доведена. Возможно, «избранная тысяча» послужила прототипом опричного войска.

Центральным вопросом внутренней политики 50-ых годов являлся земельный вопрос. Характер земельной политики 50-ых годов определился вполне уже в первом крупном мероприятии в области земельного вопроса. Этим мероприятием было испомещение приговором 3 октября 1550 года знаменитой «1000» детей боярских вокруг Москвы.

Приговор устанавливал: «учинить… помещиков, детей боярских — лутчих слуг 1000 человек» путем раздачи им поместий в местностях вокруг Москвы «верст за 60 и 70» — «в Московском уезде, да в половине Дмитрова, да в Рузе, да в Звенигороде, да в Числяках, и в Ординцах, и в перевесных деревнях, и в тетеревинчих, и в оброчных деревнях». Размеры подмосковных поместий детям боярским определялись в 200, 150 и 100 четвертей в зависимости от того, к какой из трех статей (на которые была разбита «1000») относится данный сын боярский. При этом делалась оговорка: «А за которыми бояры или за детьми боярскими вотчины в Московском уезде или в-ыном городе, которые блиско Москвы верст за 50 или за 60, и тем поместья не давати». Приговор далее устанавливал порядок пополнения «1000» в случае смерти кого-либо из входивших в нее лиц: «А который по грехам ис той тысячи вымрет, а сын его не пригодитца к той службе, ино в того место прибрать иного».

В процессе реализации приговора от 3 октября 1550 года была составлена так называемая Тысячная книга, представляющая собой своего рода раздаточную десятню и включающая в себя как списки всех детей боярских, вошедших в состав «тысячи», так и тех бояр и окольничих, которые получали на основании приговора от 3 октября 1550 года поместья в Московском уезде. Тысячная книга — основной источник для понимания и оценки приговора от 3 октября 1550 года. Рассмотрение этого приговора приходится начинать с выяснения вопроса о том, был ли реализован приговор об испомещении «тысячи» детей боярских или же он представлял собой лишь неосуществившийся проект.

Если принять, что в писцовых книгах до нас дошли данные о 20% общего числа тысячников, получивших поместья в Московском уезде, число их составляло бы около 350 человек. Если учесть, что по приговору от 3 октября 1550 года поместья тысячникам должны были быть даны, помимо Московского уезда, также в Дмитровском, Рузском, Звенигородском, Верейском и в Коломенском уезде, то можно прийти к выводу, что цифра тысячников, содержащаяся в московских писцовых книгах, может служить веским аргументом в пользу того, что приговор от 3 октября 1550 года вовсе не является неосуществленным проектом реформы, а представляет собой законодательное выражение политики, проводившейся в жизнь.

Значение данных о тысячниках, содержащихся в писцовых книгах Московского уезда, не исчерпывается тем, что они дают возможность составить представление о числе тысячников, получивших поместья в Московском уезде. Показательно также то, что поместья тысячников, по-видимому, охватывали более или менее равномерно все районы Московского уезда. Из 13 станов, описанных в книгах 70-80 годов, поместья тысячников встречаются в 10 станах. Это подтверждает вывод о том, что раздача земель тысячникам проводилась в широких масштабах и во всем Московском уезде.

Еще существеннее те данные, которые содержатся в московских писцовых книгах по вопросу о социальном составе и территориальной принадлежности тысячников, испомещенных в Московском уезде. В составе 72 человек, записанных в писцовых книгах Московского уезда, имеются: 2 боярина, 2 окольничих, 1 оружейничий, 2 князя Стародубских 2-й статьи, 2 князя Стародубских 3-й статьи, 4 князя Ярославских 3-й статьи, 1 сын боярский 1-й статьи, 6 детей боярских 2-й статьи, наконец, 52 детей боярских 3-й статьи. Таким образом, в московских писцовых книгах оказываются представленными почти все основные рубрики, на которые разделены тысячники в Тысячной книге. Широте социальной и соответствует широта территориального охвата помещиков-тысячников данными писцовых книг Московского уезда. Из общего количества 47 городов, представители которых включены в текст Тысячной книги, в писцовых книгах Московского уезда имеются тысячники из 20 городов.

Наконец, необходимо отметить, что данные о тысячниках в московских писцовых книгах показательны еще в одном отношении. В подавляющем большинстве случаев размеры поместий тысячников составляют 100 четвертей земли, то есть точно соответствуют размерам поместий для детей боярских 3-й статьи, установленным приговором 3 октября 1550 года.

Испомещение тысячников представляло собой прежде всего мероприятие огромного масштаба в области земельных отношений. В результате проведения в жизнь приговора 3 октября 1550 года дворяне-помещики получили в свои руки свыше 100 тысяч четвертей земли (в одном поле) пахотной земли с соответствующим количеством угодий: лугов и лесов.

1.6 «Стоглав»

Также правительство принимало меры к подготовке передачи церковно- монастырской земли в частную собственность дворян. 15 сентября 1550г. правительство обсуждало с Митрополитом Макарием вопрос о церковно- монастырских слободах. Макарий произнес большую программную речь в защиту права монастырей на владение недвижимым имуществом. Однако, несмотря на это выступление главы русской церкви, рядом своих привилегий пришлось поступиться.

Согласно «приговору» 15 сентября 1550г. духовным феодалам запрещалось основывать новые слободы, хотя старые за ними сохранялись. В целом

«приговор» компромиссный характер, т.к. сохранял за духовными феодалами слободы и предоставлял им даже некоторые возможности для пополнения их населения со стороны. Но такое положение не устраивало руководство русской церкви, поскольку подобные действия подрывали авторитет церкви в глазах у миллионов верующих. Встал вопрос о созыве нового церковного собора. Назревало столкновение между правительством «избранной рады», стремившейся использовать заинтересованность боярства и дворян в ликвидации земельных богатств церкви, возглавляемой Митрополитом Макарием. Был отредактирован сборник соборных решений — Стоглав. Стоглав написан в виде ответов на вопросы о церковном строении. Эти вопросы, написанные от имени

Ивана Грозного, содержали своеобразную программу реформ и представленную правительством на рассмотрение церковного собора. Однако они были лишь составлены по распоряжению царя, а не им самим. Есть все основания считать автором царских вопросов Сельвестра.

В первых царских вопросах изложены три группы проблем, касающиеся церковной реформы. Критике подверглись церковное богослужение и распорядок церковной жизни, говорилось о необходимости избрать «беспорочных» священников и игуменов, чтобы они внимательно исполняли свои обязанности. В осторожной форме предлагалось ликвидировать неподсудности монашества и духовенства царскому суду, но особенно важное значение имел вопрос о судьбах монастырского землевладения.

Перед собором был поставлен вопрос о необходимости организации государственного выкупа пленных, попавших к «басурманам».

1.7 Земельные реформы

Однако задачи, выдвинутые в Стоглаве, не были решены, что вылилось в открытое недовольство Ивана Грозного. Это недовольство выразилось в приговоре 11 мая 1551 г., когда покупка духовными землевладельцами вотчинных земель без «доклада» Ивану Грозному запрещалась под угрозой конфискации объекта продажи. О действенности приговора 1551 года говорил тот факт, что в 50-х годах прекратилась покупка земель крупными монастырями.

Итак, в результате мероприятий, проведенных в 1550 — 51 гг., наиболее значительный удар был нанесен церковно-монастырскому землевладению и по привилегиям монастырей-вотчинников. Но этот успех правительства был достигнут ценой дальнейшего нажима на крестьян. Принужденные отдавать часть своих доходов в царскую казну, монастырские власти старались компенсировать потери ценой увеличения поборов с населения своих вотчин.

После Стоглава была поставлена задача о разрешении земельного вопроса и введении новых прямых налогов. Все это нельзя было сделать, не проведя поземельной переписи. В ходе переписи земель в основных районах Русского государства вводилась единая окладная поземельная единица – «большая соха».

Социальная степень землевладельца определяла степень тяжести обложения.

Классовый смысл реформ виден уже в том, что «в наиболее тяжелом положении оказывались черносошные крестьяне, т.к. при одинаковом количестве земель у разных землевладельцев им приходилось платить больше всего налогов».

Реформа была наиболее благоприятной для светских феодалов и несколько ущемляла духовных землевладельцев, что соответствовало общей линии реформ

50-х гг. XVI века. Поземельная перепись сопровождалась многочисленными раздачами земель в поместья и отпиской у отдельных монастырей. Сокращение земельных и торговых привилегий монастырей-вотчинников происходило в обстановке таможенной политики. Постепенно таможенное ведомство высвобождается из-под контроля наместников, все чаще сбор косвенных налогов передается на откуп отдельными должностными лицами из центрального аппарата. Постепенное внедрение откупной системы сбора косвенных налогов содействовало развитию товарно-денежных отношений в стране, ликвидируя мелочную опеку наместнической администрации.

1.8 Земская реформа

Возникшие в XVI веке земские соборы. Они представили собой совмещение в одном учреждении тех двух начал, которые действовали раздельно в центральном и областном управлении: начала приказной бюрократической службы, представленного на соборах личным составом центральных государственных учреждений, и начала натуральной общественной повинности, на котором было построено областное управление и которое было положено в основу соборного представительства служилого и торгово-промышленного класса.

Последняя из реформ, к которой приступили в начале 50-х годов и которой суждено было приобрести особенно важное значение, — введение земских учреждений и переход к отмене кормлений. «Земскую реформу можно считать четвертым ударом по кормленной системе, нанесенным в ходе реформ». Она должна была привести к окончательной ликвидации власти наместников путем замены ее местными органами управления, выбранными из зажиточных черносшного крестьянства и посадских людей, В осуществлении земской реформы были заинтересованы зажиточные круги посадского населения и волостного крестьянства, Усиление классовой борьбы, в форме разбоев, и неспособность наместнического аппарата успешно осуществить подавление народных масс — вот те основные причины, которые делали проведение реформы местного управления неотложной. Губная и земская реформы по мере их осуществления приводили к созданию сословно-представительных учреждений на местах отвечавших интересам дворянства, верхов посада и зажиточного крестьянства, Феодальная аристократия поступалась некоторыми своими привилегиями, но смысл реформы был направлен по преимуществу против трудящихся масс в деревне и городе.

1.9 Аграрная реформа. Опричнина

Исключительно важное значение имела аграрная реформа Ивана Грозного. К этому времени крупная феодальная вотчина с развитым иммунитетом, утверждавшим независимость его владельца от центральной власти, стала все больше мешать социально-экономическому развитию Русского централизованного государства. Боярская знать соперничала с князьями, и князья в борьбе с боярством стали опираться на помещиков дворян.

Государство в условиях недостатка денежных средств для создания наемной армии, желая подчинить себе бояр-вотчинников и удельных князей, пошло по пути создания государственной поместной системы. Окончательный удар по феодальной вотчине Иван Грозный нанес в 1565 г., когда учредил опричнину, представлявшую собой систему мер, направленных на укрепление самодержавия и дальнейшее закрепощение крестьян. Из государственного земельного фонда были выделены обширные территории, доходы с которых должны были поступать в государеву казну. Вся остальная территория составляла земщину, оставшуюся в управлении старых учреждений. В опричнину вошли земли с наиболее развитым уровнем удельно-княжеского землевладения и наиболее развитыми городами, т.е. лучшая половина страны. В этих областях княжеские и боярские вотчины были конфискованы, прежние их владельцы «выведены» в другие районы, главным образом окраинные, где они получили земли на основе поместного права. В старых районах земли отдавались опричникам. Эта реформа явила собой аграрный переворот, суть которого – в перераспределении земель от бояр в пользу дворянства. Результат аграрного переворота – ослабление крупного феодально-вотчинного землевладения и ликвидация его независимости от центральной власти; утверждение поместного землевладения и связанного с ним дворянства, поддерживавшего государственную власть. В экономическом плане это постепенно привело к преобладанию барщины над оброчной эксплуатацией.

Эти преобразования Иван Грозный проводил с невероятной жестокостью. Он обрушился с войском опричников на Новгород, так как считал новгородцев противниками своей власти. Погибли тысячи неповинных людей, многих топили в р. Волхов, были разграблены окрестные деревни. По возвращении из этого похода в Москву Иван IV продолжал многочисленные казни бояр и служилых людей. В руках царя опричнина была мощной военно-карательной организацией. Она очень скоро вызвала недовольство и озлобление против царя и в феодальных верхах, и в народе.

В жизни страны опричнина зловеще переплела старое и новое.

Стремясь к укреплению центральной власти, ликвидации последних удельных владений, Грозный создал новый государев удел – опричнину, что привело к системе дублирующих друг друга приказов и дум и обособлению земщины. Мероприятия опричнины, направленные на усиление личной власти Грозного, осуществлялись варварскими методами. Ликвидировав, в конечном счете, политическую раздробленность, опричнина вызвала крайнее обострение противоречий. Кроме этого, опричное войско не смогло защитить столицу от татар, и она в 1571 г. была разграблена.

В 1572 г. Иван Грозный отменил опричнину и запретил даже упоминать это ненавистное слово. Последовало объединение опричных и земских территорий, опричных и земских войск, служилых людей, восстановлено единство Боярской думы. Так закончилась история самого загадочного, по словам В.О. Ключевского, учреждения в истории России.

В начале XVI в. предпринималась попытка ограничить церковное землевладение, однако тогда победили сторонники богатой церкви, так называемые «стяжатели». В 1551 г. на Стоглавом соборе (его решения были сведены в 100 глав) победила линия на ограничение монастырского землевладения и установления контроля за ним со стороны царя; монастыри обязывались участвовать в сборе налога для выкупа пленных (полоняничных денег).

При Иване Грозном были осуществлены изменения в финансово-налоговой системе: проведена реформа «сошного письма», по которой введена общая для всего государства единица обложения – большая соха (участок земли 400-600 га), с которой взымались натуральные и денежные повинности. Был расширен круг денежных налогов, расширена денежная рента, усилена финансово-налоговая централизация. Эти реформы содействовали укреплению Российского централизованного многонационального государства. Об этом можно судить по переходу права сбора торговых пошлин к государству.

2. Внешняя политика

2.1 Казанские походы

В первой половине XVI века, преимущественно в годы правления ханов из крымского рода Гиреев, Казанское ханство вело постоянные войны с Московской Русью. Всего казанские ханы совершили около сорока походов на русские земли, в основном в окраины регионы Нижнего Новгорода, Вятки, Владимира, Костромы, Галича, Мурома, Вологды.

Пытаясь найти мирные способы урегулирования, Иван Грозный поддержал лояльного к Руси касимовского правителя Шах-Али, который, став казанским ханом, одобрил проект унии с Москвой. Но в 1546 году Шах-Али был изгнан казанской знатью, которая возвела на трон хана Сафа-Гирея из враждебно настроенной к Руси династии. После этого Иван IV решил перейти к активным действиям и устранить угрозу, исходящую от Казани.

Всего Иван IV возглавил три похода на Казань.

Первый поход (зима 1547 — 1548 гг.). Царь вышел из Москвы 20 декабря, из-за ранней оттепели в 15 верстах от Нижнего Новгорода под лёд на Волге ушла осадная артиллерия и часть войска. Было решено вернуть царя с переправы назад в Нижний Новгород, тогда как главные воеводы с сумевшей переправиться частью войска дошли до Казани, где вступили в бой с казанским войском. В результате казанское войско отступило за стены деревянного кремля, на штурм которого без осадной артиллерии русское войско не решилось и, простояв под стенами семь дней, отступило. 7 марта 1548 года царь вернулся в Москву.

Второй поход (осень 1549 — весна 1550). В марте 1549 года Сафа-Гирей внезапно скончался. Приняв казанского гонца с просьбой о мире, Иван IV отказал ему, и начал собирать войско. 24 ноября он выехал из Москвы, чтобы возглавить войско. Соединившись в Нижнем Новгороде, войско двинулось к Казани и 14 февраля было у её стен. Казань не была взята; однако при отходе русского войска недалеко от Казани, при впадении в Волгу реки Свияги было решено поставить крепость. 25 марта царь вернулся в Москву. В 1551 году всего за 4 недели из тщательно пронумерованных составных частей была собрана крепость, получившая название Свияжск; она послужила опорным пунктом для русского войска во время следующего похода.

Третий поход (июнь—октябрь 1552 года) — завершился взятием Казани. В походе участвовало 150-тысячное русское войско, вооружение включало 150 пушек. Казанский кремль был взят штурмом. Хан Едигер-Магмет был выдан русским воеводам. И. И. Смирнов считает, что «Казанский поход 1552 года и блестящая победа Ивана IV над Казанью не только означали крупный внешнеполитический успех русского государства, но и способствовали укреплению внешнеполитических позиций царя».

В побеждённой Казани царь назначил князя Александра Горбатого-Шуйского казанским наместником, а князя Василия Серебряного его товарищем.

После учреждения в Казани архиерейской кафедры, царь и церковный собор по жребию избрали на неё игумена Гурия в сане архиепископа. Гурий получил от царя указание обращать казанцев в Православие исключительно по собственному желанию каждого человека, но «к сожалению, не везде держались таких благоразумных мер: нетерпимость века брала свое…».

С первых шагов по покорению и освоению Поволжья царь стал приглашать к себе на службу всю казанскую знать, согласившуюся ему присягнуть, послав «по всем улусам черным людям ясачным жалованные грамоты опасные, чтобы шли к государю не бояся ничего; а кто лихо чинил, тому Бог мстил; а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, якоже и прежним казаньским царем». Такой характер политики не только не требовал сохранения в Казани основных военных сил Русского государства, но, напротив, делал естественным и целесообразным торжественное возвращение Ивана в столицу.

Сразу после взятия Казани, в январе 1555 года, послы сибирского хана Едигера просили царя, чтобы он «всю землю Сибирскую взял под свое имя и от сторон ото всех заступил (защитил) и дань свою на них положил и человека своего прислал, кому дань собирать».

2.2 Астраханские походы

В начале 1550-х годов Астраханское ханство являлось союзником крымского хана, контролируя нижнее течение Волги.

До окончательного подчинения Астраханского ханства при Иване IV было совершено два похода:

Поход 1554 года был совершён под командованием воеводы Ю. И. Пронского-Шемякина. В сражении у Чёрного острова русское войско разбило головной астраханский отряд. Астрахань взята без боя. В итоге к власти был приведен хан Дервиш-Али, обещавший поддержку Москве.

Поход 1556 года был связан с тем, что хан Дервиш-Али перешёл на сторону Крымского ханства и Османской империи. Поход возглавил воевода Н. Черемисинов. Сначала донские казаки отряда атамана Л. Филимонова нанесли поражение ханскому войску под Астраханью, после чего в июле Астрахань вновь взята без боя. В результате этого похода Астраханское ханство было подчинено Московской Руси.

Позднее Крымский хан Девлет I Гирей предпринимал попытки отвоевать Астрахань.

После покорения Астрахани русское влияние стало простираться до Кавказа. В 1559 князья Пятигорские и Черкасские просили Ивана IV прислать им отряд для защиты против набегов крымских татар и священников для поддержания веры; царь послал им двух воевод и священников, которые обновили павшие древние церкви, а в Кабарде проявили широкую миссионерскую деятельность, крестив многих в Православие.

В 1550-е годы в зависимость от царя попали сибирский хан Едигер и Большие Ногаи.

2.3 Войны с Крымским ханством

Войска Крымского ханства устраивали регулярные набеги на южные территории Московской Руси с начала XVI века (набеги 1507, 1517, 1521 годов). Их целью было ограбление русских городов и пленение населения. В царствование Ивана IV набеги продолжились.

Известно о походах Крымского ханства в 1536, 1537 годах, предпринятых совместно с Казанским ханством, при военной поддержке Турции и Литвы.

В 1541 году Крымский хан Сахиб I Гирей совершил поход, закончившийся безуспешной осадой Зарайска. Его войско было остановлено у реки Оки русскими полками под командованием Д. Ф. Бельского.

В июне 1552 года хан Девлет I Гирей совершил поход к Туле.

В 1555 году Девлет I Гирей повторил поход на Московскую Русь, но, не доходя до Тулы, спешно повернул назад, бросив всю добычу. При отходе вступил в сражение у села Судбищи с уступавшим ему по численности русским отрядом. На результат его похода это сражение не повлияло.

Царь уступил требованиям оппозиционной аристократии о походе на Крым: «мужи храбрые и мужественные советовали и стужали, да подвижется сам (Иван) со своею главою, с великими войсками на Перекопского хана».

В 1558 году войско союзного Москве польского князя Дмитрия Вишневецкого одерживает победу над крымским войском у Азова, а в 1559 московское войско под командованием Д. Ф. Адашева совершило поход на Крым, разорив крупный Крымский порт Гёзлёв (ныне — Евпатория) и освободив многих русских пленников.

После захвата Иваном Грозным Казанского и Астраханского ханств Девлет I Гирей поклялся вернуть их. В 1563 и 1569 годах вместе с турецкими войсками он совершает два безуспешных похода на Астрахань.

Поход 1569 года был значительно серьёзнее предыдущих — вместе с сухопутной турецкой армией и татарской конницей по реке Дон поднялся турецкий флот, а между Волгой и Доном турки начали строительство судоходного канала — целью их было провести турецкий флот в Каспийское море для войны против своего традиционного врага — Персии. Десятидневная осада Астрахани без артиллерии и под осенними дождями окончилась ничем, все атаки гарнизон под командованием князя Серебряного отбил. Также неудачно закончилась и попытка прорыть канал — системы шлюзов турецкие инженеры ещё не знали. Девлет I Гирей, не довольный усилением Турции в этом регионе, также скрытно мешал походу.

После этого совершается ещё три похода в московские земли:

1570 — разорительный набег на Рязань;

1571 — поход на Москву — закончился сожжением Москвы. В результате апрельского крымско-татарского набега согласованного с польским королём, были разорены южные русские земли, погибли десятки тысяч людей, более 150 тысяч русских уведено в рабство; за исключением каменного Кремля была сожжена вся Москва. Иоанн за неделю до того, как хан перешёл Оку, покинул войско и отправился вглубь страны собирать отнекивавшихся опричников; при известии о вторжении, он бежал из Серпухова в Бронницы, оттуда — в Александровскую слободу, а из слободы — в Ростов, как то делали в подобных случаях его предшественники Дмитрий Донской и Василий I Дмитриевич.

1572 — последний большой поход крымского хана в царствование Ивана IV, закончился уничтожением крымско-турецкого войска. Для решительного разгрома русского государства двинулась 120-тысячная крымско-турецкая орда. Однако в битве при Молодях враг был уничтожен 60-тысячным русским войском под водительством воевод М. Воротынского и Д. Хворостинина — в Крым вернулось 5−10 тысяч (см. Русско-крымская война 1571—1572). Гибель отборной турецкой армии под Астраханью в 1569 году и разгром крымской орды под Москвой в 1572 положили предел турецко-татарской экспансии в Восточной Европе.

Победитель при Молодях, Воротынский, уже в следующем году был по доносу холопа обвинен в намерении околдовать царя и умер от пыток, причём во время пыток сам царь своим посохом подгребал угли.

2.4 Война со Швецией 1554 – 1557 гг

Война была вызвана спором о приграничных территориях.

В апреле 1555 года шведская флотилия адмирала Якоба Багге прошла Неву и высадила войско в районе крепости Орешек. Осада крепости результатов не принесла, шведское войско отступило.

В ответ русские войска вторглись на шведскую территорию и 20 января 1556 года разбили шведский отряд у шведского города Кивинебб. Затем произошло столкновение у Выборга, после чего эта крепость была осаждена. Осада длилась 3 дня, Выборг устоял.

В итоге в марте 1557 года в Новгороде было подписано перемирие сроком на 40 лет (вступило в силу 1 января 1558 года). Русско-шведская граница восстанавливалась по старому рубежу, определённому ещё Ореховским мирным договором от 1323 г. По договору Швеция возвращала всех пленных русских вместе с захваченным имуществом, Русь же возвращала шведских пленных за выкуп.

2.5 Ливонская война

Причиной войны стало стремление Московского государства завладеть удобными гаванями на Балтийском море и установить прямые торговые связи с Западной Европой. В июле 1557 по приказу Ивана IV (1533-1584) была устроена гавань на правом берегу пограничной Наровы; царь также запретил русским купцам торговать в ливонских портах Ревеле (совр. Таллинн) и Нарве. Поводом для начала военных действий послужила неуплата Орденом «юрьевской дани» (подати, которую Дерптское (Юрьевское) епископство обязалось выплачивать Москве по русско-ливонскому договору 1554).

Первый период войны (1558-1561). В январе 1558 московские полки перешли границу Ливонии. Весной-летом 1558 северная группировка русских войск, вторгшаяся в Эстляндии (совр. Северная Эстония), овладела Нарвой, разбила ливонских рыцарей под Везенбергом (совр. Раквере), захватила крепость и достигла Ревеля, а южная, вступившая в Лифляндию (совр. Южная Эстония и Северная Латвия), взяла Нейгаузен и Дерпт (совр. Тарту). В начале 1559 русские двинулись на юг Лифляндии, овладели Мариенгаузеном и Тирзеном, нанесли поражение отрядам рижского архиепископа и проникли в Курляндию и Земгалию. Однако в мае 1559 Москва по инициативе А.Ф.Адашева, руководителя антикрымской партии при дворе, заключила с Орденом перемирие, чтобы направить силы против крымского хана Девлет-Гирея (1551-1577). Воспользовавшись передышкой, великий магистр Ордена Г.Кетлер (1559-1561) подписал договор с великим литовским князем и польским королем Сигизмундом II Августом (1529-1572) о признании его протектората над Ливонией. В октябре 1559 военные действия возобновились: рыцари разбили русских под Дерптом, однако не смогли взять крепость.

Опала А.Ф.Адашева привела к изменению внешнеполитического курса. Иван IV заключил мир с Крымом и сосредоточил силы против Ливонии. В феврале 1560 русские войска развернули наступление в Лифляндии: они овладели Мариенбургом (совр. Алуксне), разгромили армию Ордена под Эрмесом и захватили замок Феллин (совр. Вильянди), резиденцию великого магистра. Но после неудачной осады Вейсенштейна (совр. Пайде) наступление русских замедлилось. Тем не менее в их руках оказалась вся восточная часть Эстляндии и Лифляндии.

В условиях военных поражений Ордена в борьбу за Ливонию вмешались Дания и Швеция. В 1559 герцог Магнус, брат датского короля Фредрика II (1559-1561), приобрел права (в качестве епископа) на о.Эзель (совр. Сааремаа) и в апреле 1560 вступил во владение им. В июне 1561 шведы захватили Ревель и оккупировали Северную Эстляндию. 25 октября (5 ноября) 1561 великий магистр Г.Кетлер подписал с Сигизмундом II Августом Виленский договор, по которому владения Ордена к северу от Западной Двины (Задвинское герцогство) вошли в состав Великого княжества Литовского, а территории к югу (Курляндия и Земгалия) образовали вассальное от Сигизмунда герцогство, престол которого занял Г.Кетлер. В феврале 1562 Рига была объявлена вольным городом. Ливонский орден прекратил свое существование.

Второй период войны (1562-1578). Чтобы предотвратить возникновение широкой антирусской коалиции, Иван IV заключил союзный договор с Данией и двадцатилетнее перемирие со Швецией. Это позволило ему собрать силы для удара по Литве. В начале февраля 1563 царь во главе тридцатитысячной армии осадил Полоцк, открывавший путь на литовскую столицу Вильно, и 15 (24) февраля принудил его гарнизон к капитуляции. В Москве начались русско-литовские переговоры, которые, однако, не дали результатов из-за отказа литовцев выполнить требование Ивана IV очистить занятые ими районы Лифляндии. В январе 1564 военные действия возобновились. Русские войска попытались развернуть наступление вглубь литовской территории (на Минск), но дважды терпели поражение — на р.Улла в районе Полоцка (январь 1564) и под Оршой (июль 1564). В то же время безуспешно окончился и поход литовцев на Полоцк осенью 1564.

После нарушения крымским ханом осенью 1564 мирного договора с Иваном IV Московскому государству пришлось вести борьбу на два фронта; военные действия в Литве и в Ливонии приняли затяжной характер. Летом 1566 царь созвал Земский собор для решения вопроса о продолжении Ливонской войны; его участники высказались за ее продолжение и отвергли идею мира с Литвой за счет уступки ей Смоленска и Полоцка. Москва начала сближение со Швецией; в 1567 Иван IV подписал соглашение с королем Эриком XIV (1560-1568) о снятии шведской блокады Нарвы. Однако свержение в 1568 Эрика XIV и воцарение пропольски настроенного Юхана III (1568-1592) привели к расторжению русско-шведского союза. Внешнеполитическое положение Московского государства еще более ухудшилось в результате создания в июне 1569 (Люблинская уния) единого польско-литовского государства — Речи Посполитой — и начала широкомасшабного наступления татар и турок на юге России (поход на Астрахань летом 1569).

Обезопасив себя со стороны Речи Посполитой заключением с ней в 1570 трехлетнего перемирия, Иван IV решил нанести удар по шведам, оперевшись на помощь Дании; с этой целью он образовал из захваченных им прибалтийских земель вассальное Ливонское королевство во главе с Магнусом Датским, вступившим в брак с царской племянницей. Но русско-датские войска не смогли взять Ревель, форпост шведских владений в Прибалтике, а Фредрик II подписал мирный договор с Юханом III (1570). Тогда царь попытался получить Ревель дипломатическим путем. Однако после сожжения Москвы татарами в мае 1571 шведское правительство отказалось от переговоров; в конце 1572 русские войска вторглись в шведскую Ливонию и овладели Вейсенштейном.

В 1572 умер Сигизмунд II, и в Речи Посполитой начался период длительного «бескоролевья» (1572-1576). Часть шляхты даже выдвинула Ивана IV кандидатом на вакантный престол, но царь предпочел поддержать австрийского претендента Максимилиана Габсбурга; с Габсбургами было заключено соглашение о разделе Речи Посполитой, по которому Москва должна был получить Литву, а Австрия — Польшу. Однако эти планы не осуществились: в борьбе за престол Максимилиан потерпел поражение от трансильванского князя Стефана Батория.

Разгром татар у с.Молоди (под Серпуховым) летом 1572 и временное прекращение их набегов на южно-русские области позволило направить силы против шведов в Прибалтике. В результате походов 1575-1576 русские захватили порты Пернов (совр. Пярну) и Гапсаль (совр. Хаапсалу) и установили контроль над западным побережьем между Ревелем и Ригой. Но очередная осада Ревеля (декабрь 1576 — март 1577) вновь окончилась неудачей.

После избрания польским королем антирусски настроенного Стефана Батория (1576-1586) Иван IV безуспешно предлагал германскому императору Рудольфу II Габсбургу (1572-1612) заключить военно-политический пакт против Речи Посполитой (московское посольство в Регенсбург 1576); также оказались безрезультатными переговоры с Елизаветой I (1558-1603) об англо-русском союзе (1574-1576). Летом 1577 Москва последний раз попыталась решить ливонский вопрос военными средствами, предприняв наступление в Латгалии (совр. юго-восток Латвии) и Южной Лифляндии: были взяты Режица (совр. Резекне), Динабург (совр. Даугавпилс), Кокенхаузен (совр. Кокнесе), Венден (совр. Цесис), Вольмар (совр. Валмиера) и множество мелких замков; к осени 1577 в руках русских оказалась вся Ливония до Западной Двины, кроме Ревеля и Риги. Однако эти успехи оказались временными. Уже в следующем году польско-литовские отряды отбили Динабург и Венден; русские войска дважды пытались вернуть Венден, но в конечном итоге были разгромлены соединенными силами Батория и шведов.

Третий период войны (1579-1583). Стефану Баторию удалось преодолеть международную изоляцию Речи Посполитой; в 1578 он заключил антирусский союз с Крымом и Османской империей; на его сторону перешел Магнус Датский; ему оказали поддержку Бранденбург и Саксония. Планируя вторжение в русские земли, король провел военную реформу и собрал значительную армию. В начале августа 1579 Баторий осадил Полоцк и 31 августа (9 сентября) взял его штурмом. В сентябре шведы блокировали Нарву, но не смогли захватить ее.

Весной 1580 татары возобновили набеги на Русь, что заставило царя перебросить часть военных сил на южную границу. Летом — осенью 1580 Баторий предпринял свой второй поход против русских: он овладел Велижем, Усвятом и Великими Луками и разбил войско воеводы В.Д.Хилкова у Торопца; однако нападение литовцев на Смоленск было отбито. Шведы вторглись в Карелию и в ноябре захватили крепость Корела на Ладожском озере. Военные неудачи побудили Ивана IV обратиться к Речи Посполитой с предложением о мире, пообещав уступить ей всю Ливонию, за исключением Нарвы; но Баторий потребовал передачи Нарвы и выплаты огромной контрибуции. Летом 1581 Баторий начал свой третий поход: заняв Опочку и Остров, в конце августа он осадил Псков; пятимесячная осада города, во время которой его защитники отбили тридцать один штурм, закончилась полной неудачей. Однако сосредоточение всех русских войск для отражения польско-литовского нашествия позволило шведскому главнокомандующему П.Делагарди развернуть успешное наступление на юго-восточном побережье Финского залива: 9 (18) сентября 1581 он взял Нарву; затем пали Ивангород, Ям и Копорье.

Осознавая невозможность борьбы на два фронта, Иван IV вновь попытался достичь соглашения с Баторием, чтобы направить все силы против шведов; в то же время поражение под Псковом и обострение противоречий со Швецией после захвата ею Нарвы смягчили антирусские настроения при польском дворе. 15 (24) января 1582 в д. Киверова Гора близ Зампольского Яма при посредничестве папского представителя А.Поссевино было подписано десятилетнее русско-польское перемирие, по которому царь уступил Речи Посполитой все свои владения в Ливонии и Велижский уезд; со свой стороны Речь Посполитая вернула захваченные ею русские города Великие Луки, Невель, Себеж, Опочку, Холм, Изборск (Ям-Зампольское перемирие).

В феврале 1582 русские войска двинулись против шведов и нанесли им поражение у д.Лялица близ Яма, но из-за угрозы нового нашествия крымских татар и нажима польско-литовской дипломатии Москве пришлось отказаться от планов нападения на Нарву. Осенью 1582 П.Делагарди предпринял наступление на Орешек и Ладогу, намереваясь перерезать пути между Новгородом и Ладожским озером. 8 (17) сентября 1582 он осадил Орешек, однако в ноябре был вынужден снять осаду. Вторжение Большой ногайской орды в Поволжье и антирусское восстание местных народов вынудили Ивана IV пойти на мирные переговоры со Швецией. В августе 1583 было заключено трехлетнее перемирие, по которому шведы удержали Нарву, Ивангород, Ям, Копорье и Корелу с уездами; Московское государство сохранило лишь небольшой участок побережья Финского залива в устье Невы.

В результате Ливонской войны России не удалось утвердиться на Балтике; более того, она утратила Северное и Западное Приладожье. Был ликвидирован Ливонский орден, но его владения оказались разделенными между Речью Посполитой (Лифляндия, Латгалия, Земгалия, Курляндия), Швецией (Эстляндия) и Данией (о.Эзель).

3. Итоги царствования

Конец царствования Ивана IV сложился крайне неудачно. Южные области государства были разорены крымско-татарскими нашествиями. Войска польского короля Стефана Батория в 1579 взяли Полоцк. Поляки, которых поддерживали наемники из многих европейских стран, взяли Сокол, Велиж, Усвят, Великие Луки, осадили Псков; во взятых крепостях уничтожались не только гарнизоны, но и русское население. Польские и литовские отряды разоряли Смоленщину, Черниговщину (тогда входившую в состав Московского государства), грабили русские земли вплоть до Ярославля. Шведы захватили большинство русских крепостей в Карелии и Ингрии, изгоняли русское население с побережья Невы и Ладожского озера. Засуха и торговая блокада со стороны Ганзы, Швеции и Польши привели Русь к почти повсеместному голоду и эпидемиям. Огромное число земель было заброшено. Даже в прежде богатом Московском уезде в 1584 году под пашней находилась лишь десятая часть от того, что было к 1566 году. В 1581 с целью предотвратить запустение имений царь ввел в некоторых регионах заповедные лета — временный запрет крестьянам уходить от своих хозяев в Юрьев день, что способствовало усилению зависимости крестьян от своих владельцев. Ливонская война завершилась полной неудачей и потерей исконно русских земель. Объективные итоги царствования Иван Грозный мог увидеть уже при жизни: это был провал всех внутри- и внешнеполитических начинаний. С 1578 царь перестал казнить. Почти в это же время он приказал составить синодики (поминальные списки) казненных и разослать по монастырям вклады на поминовение их душ; в завещании 1579 каялся в содеянном. Всего в синодики было внесено 4,2 тысячи имен. (Для сравнения, французский король Карл IX уничтожил за одну только Варфоломеевскую Ночь более 20 тысяч человек, английский король Генрих VIII казнил около 80 тысяч своих подданных, а Эрих XIV, король Швеции, привел на эшафот 20 тысяч шведов).

Изучение останков царя Ивана, показало прежизненное превышение нормы содержания ртути в его организме в сотни раз (также как и у его матери Елены Глинской). Вне зависимости от причин ртутного отравления это неизбежно было привести царя к тяжелым психоматическим состояниям. Очевидно, из-за ртутной интоксикации царь не мог контролировать свое психическое состояние, страдал от сильных болей.

Периоды покаяния и молитвы сменялись страшными приступами ярости. Во время одного из таких приступов 9 ноября 1582 в Александровской слободе, загородной резиденции, царь случайно убил своего сына Ивана Ивановича, попав посохом с железным наконечником ему в висок. Смерть наследника повергла царя в отчаяние, поскольку другой его сын, Фёдор Иванович, был неспособен управлять страной. Иван Грозный отправил в монастырь большой вклад на помин души сына.

Заключение

В государственной деятельности Ивана IV выделяются два этапа: до опричнины и после нее. Основная часть реформ падает именно на первый период. Мы склонны придерживаться традиционной точки зрения, что на резкую перемену реформаторской политики Ивана IV повлияло негативное отношение привилегированных слоев русского общества к его реформам плюс личная драма царя, связанная со смертью его жены Анастасии. Иван IV был доведен до крайности опричнины разочарованием в природе человека, который чаще думает о себе, чем о «государственной пользе». Иван же ставил перед собой задачи улучшения Русского государства не только в высших слоях, но и на общенародном уровне, как ему казалось, хотя в работе больше прослеживается путь реформ только на уровне высших сословий. Некоторые разночтения между основной частью и выводами связаны с тем, что в работе преобладает формальный подход к исследованию материала, но мы знаем, что в истории существуют вещи, стоящие выше фактов и часто носящие личный характер.

Именно эти стороны исторического процесса дают возможность сделать вывод, что положительные реформы 50-х годов продолжались бы, если бы не натолкнулись на сопротивление русской аристократии и не трансформировались в опричнину.

Но, с другой стороны, реформы 50-х годов XVI века сыграли огромную положительную роль в истории Русского государства. Более отчетливо заметны попытки правительства удовлетворить интересы дворянства, причем на этот раз за счет ущемления прав феодальной аристократии, хотя еще на старой основе. К этому времени относятся завершение губной и земской реформы, сопряженных с ликвидацией системы кормлений. Оформляются важнейшие избы (приказы, центральные правительственные учреждения, возглавляемые дворянской бюрократией). По уложению 1555-1556 г. строго регламентируются обязанности, как помещиков, так и вотчинников в отношении военной службы.

Список использованной литературы

1. Батыра К.И. Всеобщая история государства и права. — М.: Былина, 2000.

2. Епифанов П.П., Епифанова О.П. Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до 1861 года. — М.: Просвещение, 1987.

3. Зуев М.Н., Чернобаев А.А. История России. — М: Высшая школа, 2000.

4. Ключевский В.О. Исторические портреты. — М.: Правда, 1991.

5. Леонов С.В. История России с древнейших времен и до конца 20 века. — М.: Дрофа, 2000.

6. Новосельцев А.П., Сахаров А.Н., Буганов В.И. История России с древнейших времен до конца 17 века. — М.: АСТ, 1996.

7. Чернобаев А.А., Горелов И.Е., Зуев М.Н. История России. — М.: Высшая школа, 2003.