Рефераты по Истории

Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
ГОУ ВПО Уральский государственный технический университет — УПИ
Реферат на тему:
Религия восточных славян. Крещение Руси и его последствия.

СОДЕРЖАНИЕ:
Славянские семейно-родовые, общинные и племенные культы
Реформа языческой религии при князе Владимире
Принятие христианства, его последствия и значение
Список использованной литературы

Славянские семейно-родовые, общинные и племенные культы

Составной частью государственного устройства является идеология. У древних народов идеология воплощалась в религии, вере.
В сохранившихся древних памятниках во времена, предшествовавшие христианизации, можно выделить несколько религиозных культов. Один из них — это семейно-родовой культ предков. Центральное место в этом культе отводилось почитанию Рода и Рожаниц — охранительниц семьи. Семейно-родовой культ предполагает почитание умерших предков. Покойники делились на чистых и нечистых.
«Чистые» покойники — это умершие люди от болезней или по старости. Они назывались «родителями» и почитались. На «родителей» смотрели как на покровителей семьи. Покойника достойно провожали в мир иной. Население Восточной Европы знало кремацию и захоронение, верило в загробную жизнь. Язычники считали, что как человек жил в этом мире, так он должен жить и в мире потустороннем. Покойника сопровождала жена или наложница, которых убивали; убивали лошадей, иногда рабов. В могильных курганах находят оружие, посуду, украшения. Два раза в году славяне отмечали праздник Дедов с обильной трапезой.
Другое отношение было к покойникам «нечистым» — самоубийцам, умершим колдунам. Их называли «навьи» и «упыри». Хоронили их подальше от селений. Считалось, что они могут вызвать голод, мор, засуху.
Защитой от злых сил служили нательные обереги, вышивка на рубахах по вороту и подолу, заговоры.
К семейно-родовому культу относится почитание Домового (Доможила, Дедушки, Хозяина, Суседко и пр.). Он считался невидимым покровителем семьи, заботящимся о благополучии хозяйства.
Покровителем рода, семьи, охранником границ родовой территории был Чур. То, что этот покровитель относился к родителям, предкам, видно из слова «пращур».
Другой порядок верований — это почитание видимой природы — общинные и аграрные культы. У славян во главе богов стоял Сварог — бог неба. Его сыновья Сварожичи — солнце и огонь — были источниками света и тепла. Богом солнца был Даждьбог, ветра — Стрибог, покровитель скотоводов, купцов и дружинников — Велес, покровительницей женского труда была богиня — Макошь.
Постепенно с усилением власти князей на первое место выдвигается бог молнии и грома Перун, который потом сливается со Сварогом. К IX веку Перун стал самым грозным богом, только ему приносились человеческие жертвы.
Покровителями земледельческого труда были бог плодородия — Ярила, бог летнего травоцветения — Купала, зимнее божество — Коляда, Авсень — символ начала весны.
К низшей мифологии относятся разные слои нечистой силы: лешие, водяные, русалки, кикиморы, полевики и др.
Языческие боги были известны всем славянским племенам. Но у каждого племени был свой главный бог-покровитель. Известно, что у полян главным богом был Перун, у новгородских словен — Велес.

Реформа языческой религии при князе Владимире

Для развития религиозной системы IX- Xвв., как и более позднего времени, существенны конкуренция с языческим культом христианского и взаимное влияние их друг на друга. Христианство стало проникать в бассейн Днепра во второй половине I тысячелетия. По свидетельству Ибн-Хордадбеха, относящемуся к 840-м годам, русские купцы, приезжавшие на восток, считали себя христианами. В Xв. в городах, по крайней мере в Киеве, уже существовали христианские церкви (церковь Ильи упоминается в договоре 944 г.), которые стали здесь соперниками языческих святилищ. Еще задолго до княжения Владимира началось крещение руссов, о чем свидетельствует »Окружное послание» Константинопольского патриарха Фотия. По его сведениям, в 866-867 гг. была крещена дружина князей Дира и Аскольда. Однако это еще не означало, что христианство стало государственной религией на Руси. Можно говорить лишь о появлении на Руси христианской общины, центром которой стал Киев. В 882 г. Киев был подчинен языческими князьями Новгорода, Олегом и Игорем, но христианская община сохранилась и, по-видимому, даже увеличилась. Известно также, что вдова Игоря — княгиня Ольга — крестилась в Царьграде в 957 г. Княгиня Ольга пыталась крестить и своего сына Святослава, но ничего из этого не вышло.
Что касается Византии, то она была весьма заинтересована в приобщении своих северных соседей к христианской вере, рассчитывая, что это не только ослабит их натиск на империю, но и создаст условия для включения Руси в сферу ее политического влияния. Однако христианство не проникало еще глубоко в древнерусское общество. Его влияние распространялось лишь на некоторых представителей высшей знати и купечества. Да и у ряда киевских князей оно не получило признания.
В этих условиях князем Владимиром была проведена реформа языческого культа, направленная на его консолидацию с целью противостояния христианству. В созданном им в Киеве пантеоне первое место занимал Перун (бог грозы в индоевропейской и славяно-русской мифологии, в IX-Xвв. на Руси покровитель князя и дружины, глава языческого пантеона), выполненный из золота и серебра. Кроме него в этот пантеон входили Хорс (бог солнца), Дажьбог (бог солнца и небесного Огня), Стрибог (бог ветра и бурь), иранское божество Симаргл и женское божество Микошь. Такая же реформа была проведена и в других крупных городах, в частности в Новгороде, где посадник Добрыня поставил Перуна на берегу Волхова. Укрепление язычества сопровождалось человеческими жертвами. Так, например, увенчанный победою и славою, Владимир хотел принести благодарность идолам и кровью человеческою обагрить алтари. Принятие на Руси христианства как государственной религии определялось рядом причин. Возникновение в VIII-IXвв. классового раннефеодального строя явилось результатом связанных друг с другом процессов. Это было перерастание родовой и племенной знати поздних этапов первобытно-общинного строя в местных князей, союзов племен — в государственные организации, социального неравенства внутри традиционных коллективов (общин, миров), имевшего различное происхождение, как функциональное (должностное), так и имущественное, — в неравенство классовое. Составной частью этих процессов было и появление в составе челяди наряду с пленниками — также и рабов-соотечественников.
Формирование местных княжений и создание на их основе в IXв. Древнерусского государства с центром в Киеве, основанного на раннефеодальной эксплуатации в форме централизованной ренты — даней, полюдья, — требовало и изменений в идеологической области, в религии. Можно ли было привести довольно примитивную систему славянских культов в соответствие с новыми требованиями, которые были выдвинуты появлением классового общества и государства? Попытки противопоставить христианству реформированный языческий культ не привели к успеху. Лучше всего эти требования могла удовлетворить мировая религия, сама созданная в условиях поздней античности, приспособленная к феодальному обществу и отвечающая той стадии развития, в которую вступила Русь. Христианство, как господствующая религия в средневековье, освещало классовое неравенство, отношение господства и подчинения, феодальную структуру общества, обожествляло государственную власть, что вполне соответствовало для условий Руси.

Принятие христианства, его последствия и значение

Русь в IX-Xвв. традиционно была связана с Константинополем — »Царьградом» и со славянами в Центральной Европе и на Балканском полуострове, также находившимся в тесном общении с Византией. Эти связи в значительной степени определили церковную ориентацию Руси на восточно-христианский мир и на константинопольскую кафедру в блистательной столице древнего государства, для уравнения, с которым принятие христианства давало достаточно оснований. При заинтересованности обоих христианских центров, Рима и Константинополя, в обращении в свою веру народов Европы киевские князья могли сами выбирать то направление христианства, которое, по их мнению, должно было лучше отвечать политическим и культурным нуждам государства.
Принятие христианства как государственной религии связано с сыном Святослава великим князем киевским Владимиром (980-1015 гг.), который осознал необходимость реформы религиозного культа. Его попытка предотвратить распространение на Руси христианства путем создания интернационального языческого пантеона во главе с Перуном, олицетворявшим новые социальные отношения раннефеодального общества, оказалась неудачной. За ней последовали разрушение созданного пантеона и официальная христианизация.
Теперь приступим к описанию важнейшего дела Владимирова, которое всего более прославило его в истории… Исполнилось желание благочестивой Ольги, и Россия, где уже более ста лет мало-помалу укоренялось христианство, наконец, вся и торжественно признала святость оного, почти в одно время с соседственными землями: Венгрией, Польшей, Швецией, Норвегией и Данией. Самое разделение церквей, восточной и западной, имело полезное содействие для истинной веры: ибо главы их старались превзойти друг друга в деятельной ревности к обращению язычников.
Наш древний летописец повествует, что не только христианские проповедники, но и магометане, вместе с иудеями, обитавшими в земле Козарской или в Тавриде, присылали в Киев мудрых законников, склонять Владимира к принятию веры своей и что Великий князь охотно выслушивал их учение. Случай вероятный: народы соседственные могли желать, уже славный победами в Европе и Азии, исповедовал одного бога с ними, и Владимир мог, также — увидев, наконец, подобно великой бабке своей, заблуждение язычества — искать истины в разных верах.
Первые послы были от волжских или камских болгаров. На восточных и южных берегах Каспийского моря уже давно господствовала вера магометанская, утвержденная там счастливым оружием аравитян: болгары приняли оную и хотели сообщить Владимиру. Описание Магометова рая и цветущих гурий пленило воображение сластолюбивого князя; но обрезание казалось ему ненавистным обрядом и запрещение пить вино уставом безрассудным. » Вино, — сказал он, — есть введение для русских; не можем быть без него». Послы немецких католиков говорили ему о величии невидимого Вседержителя и ничтожности идолов. Князь ответствовал им: »Идите обратно». Отцы наши не принимали веры от папы. Выслушав иудеев, он спросил, где их отечество. »В Иерусалиме», ответствовали проповедники, — но Бог во гневе своем расточил нас по землям чуждым». »И вы, наказываемые Богом, дерзаете учить других?»- сказал Владимир. »Мы не хотим подобно вам лишиться своего отечества». Наконец безымянный философ, присланный греками, опровергнув не во многих словах другие веры, рассказал Владимиру все содержание Библии, Ветхого и Нового завета: историю творения, рая, греха, потопа, первых людей, избранного народа, искупление христианства, семи соборов, и в заключении показал ему картину Страшного Суда, с изображением праведных, идущих в рай и грешных — осужденных на вечную муку. Пораженный сим зрелищем, Владимир вздохнул и сказал: » Благо добродетельным и горе злым!» » Крестися, — ответствовал философ, — и будешь в раю с первыми».
Владимир, отпустив философа с дарами и с великою честью, собрал бояр и градских старцев; объявил им предложение магометан, иудеев, католиков, греков и требовал их совета. «Государь! — сказали бояре и старцы, — всякой человек хвалит веру свою: ежели хочешь избрать лучшую, то пошли умных людей в разные земли, испытать, который народ достойнее поклоняется Божеству». И великий князь отправил десять благоразумных мужей для сего испытания. Послы видели в стране болгаров храмы скудные, моление унылое, лица печальные; в земле немецких католиков богослужение с обрядами, но, по словам летописи, без всякого величия и красоты; наконец, прибыли в Константинополь. Да созерцают они славу Бога нашего! — сказал император и, зная, что грубый ум пленяется более наружным блеском, нежели истинами отвлеченными, приказал вести послов в Софийскую церковь, где сам патриарх, облаченный в святительские ризы, совершал литургию. Великолепие храма, присутствие всего знаменитого духовенства греческого, богатые одежды служебные, убранство алтарей, красота живописи, благоухание фимиама, сладостное пение клироса, безмолвие народа, священная важность и таинственность обрядов изумили россиян; им казалось, что сам Всевышний обитает в сем храме и непосредственно с людьми соединяется… Возвратясь в Киев, послы говорили князю с презрением о богослужении магометан, с неуважением о католическом и с восторгом о византийском, заключив словами: «Всякой человек, вкусив сладкое, имеет уже отвращение от горького; так и мы, узнав веру греков, не хотим иной». Владимир желал ещё слышать мнение бояр и старцев. «Когда бы закон греческий, — сказали они, — не был лучше других, то бабка твоя, Ольга, мудрейшая всех людей, не вздумала бы принять его». Великий князь решил быть христианином.
Владимир мог бы креститься и в собственной столице своей, где уже давно находились церкви и священники христианские; но князь хотел блеска и величия при сем важном действии: одни цари греческие и патриарх казались ему достойными сообщить целому его народу уставы нового богослужения. Гордость могущества и славы не позволяла также Владимиру унизиться, в рассуждении греков, искренним признанием своих языческих заблуждений и смиренно просить крещения: он вздумал, так сказать, завоевать веру христианскую и принять ее святыню рукою победителя. Собрав многочисленное войско, Великий князь пошел на судах к греческому Херсону, которого развалины доныне видимы в Тавриде, близ Севастополя. Сей торговый город, построенный в самой глубокой древности выходцами гераклейскими, сохранял ещё в Xвеке бытие и славу свою, несмотря на великие опустошения, сделанные дикими народами в окрестностях Черного моря, со времен Геродотовых скифов до козаров и печенегов. Он признавал над собою верховную власть императоров >греческих, но не платил им дани; избирал своих начальников и повиновался собственным законам республиканским. Жители его, торгуя во всех пристанях черноморских, наслаждались изобилием. Владимир, остановясь в гавани или заливе Херсонском, высадил на берег войско и со всех сторон окружил город. Издревле привязанные к вольности, херсонцы оборонялись мужественно. Великий князь грозил им стоять три года под их стенами, ежели они не сдадутся, но граждане отвергали его предложения, в надежде, может быть, иметь скорую помощь от греков; старались уничтожать все работы осаждающих и, сделав тайный подкоп, как говорит летописец, ночью уносили в город ту землю, которую россияне сыпали перед стенами, чтобы окружить оные валом, по древнему обыкновению военного искусства. К счастью, нашелся в городе доброжелатель Владимиру, именем Анастас: сей человек пустил к россиянам стрелу, с надписью: за вами, к востоку, находятся колодези, дающие воду херсонцам чрез подземные трубы; вы можете отнять её. Великий князь спешил воспользоваться советом и велел перекопать водоводы (коих следы еще заметны близ нынешних херсонских развалин). Тогда граждане, изнуряемые жаждой, сдались россиянам.
Завоевав славный и богатый город, который в течение многих веков умел отражать приступы народов варварских, российский князь ещё более возгордился своим величием и чрез послов объявил императорам, Василию и Константину, что он желает быть супругом сестры их, юной царевны Анны, или, в случае отказа, возьмет Константинополь. Родственный союз с греческими знаменитыми царями казался лестным для его честолюбия. Империя, по смерти героя Цимисхия, была жертвой мятежей и беспорядка: военачальники Склир и Фока не хотели повиноваться законным государям и спорили с ними о державе. Сии обстоятельства принудили императоров забыть обыкновенную надменность греков и презрение к язычникам. Василий и Константин, надеясь с помощью сильного князя российского спасти трон и венец, ответствовали ему, что от него зависит быть их зятем; что, приняв веру христианскую, он получит и руку царевны, и царство небесное. Владимир, уже готовый к тому, с радостью изъявил согласие креститься, но хотел прежде, чтобы императоры, в залог доверенности и дружбы, прислали к нему сестру свою. Анна ужаснулась: супружество с князем народа, по мнению греков, дикого и свирепого казалось ей жестоким пленом и ненавистнее смерти. Но политика требовала сей жертвы, и ревность к обращению идолопоклонников служила ей оправданием или предлогом. Горестная царевна отправилась в Херсон на корабле, сопровождаемая знаменитыми духовными и гражданскими чиновниками; там народ встретил её как свою избавительницу со всеми знаками усердия и радости. В летописи сказано, что Великий князь тогда разболелся глазами и не мог ничего видеть; что Анна убедила его немедленно креститься и что он прозрел в самую ту минуту, когда святитель возложил на него руку. Бояре российские, удивленные чудом, вместе с государем приняли истинную веру (в церкви св. Василия, которая стояла на городской площади, между двумя палатами, где жили Великий князь и невеста его). Херсонский митрополит и византийские пресвитеры совершили сей торжественный обряд, за коим следовало обручение и самый брак царевны с Владимиром, благословенный для России во многих отношениях и весьма счастливый для Константинополя, ибо Великий князь, как верный союзник императоров, немедленно отправил к ним часть мужественной дружины своей, которая помогла Василию разбить мятежника Фоку и восстановить тишину в Империи.
Сего недовольно: Владимир отказался от своего завоевания и, соорудив в Херсоне церковь — на том возвышении, куда граждане сносили из-под стен землю, возвратил сей город царям греческим в изъявление благодарности за руку сестры их. Вместо пленников, он вывел из Херсона одних иереев и того Анастаса, который помог ему овладеть городом; вместо дани взял церковные сосуды, мощи св. Климента и Фива, ученика его, также два истукана и четырех коней медных, в знак любви своей к художествам (сии, может быть, изящные произведения древнего искусству стояли в Несторово время на площади старого Киева, близ нынешней Андреевской и Десятинной церкви). Наставленный херсонским митрополитом в тайнах и нравственном учении христианства, Владимир спешил в столицу свою озарить народ светом крещения. Истребление кумиров служило приготовлением к сему торжеству: одни были изрублены, другие сожжены. Перуна, главного из них, привязали к хвосту конскому, били тростями и свергнули с горы в Днепр. Чтобы усердные язычники не извлекли идола из реки, воины княжеские отталкивали его от берегов и проводили до самых порогов, за коими он был извержен волнами на берег (и сие место долго называлось Перуновым). Изумленный народ не смел защитить своих мнимых богов, но проливал слёзы, бывшие для них последней данью суеверия: ибо Владимир на другой день велел объявить в городе, чтобы все люди русские, бедные и богатые шли креститься — и народ, уже лишенный предметов древнего обожания, устремился толпами на берег Днепра, рассуждая, что новая вера должна быть мудрою и святою, когда Великий князь и бояре предпочли её старой вере отцов своих.
Там явился Владимир, провожаемый собором греческих священников, и, по данному знаку, бесчисленное множество людей вступило в реку: большие стояли в воде по грудь и шею; отцы и матери держали младенцев на руках; иереи читали молитвы крещения и пели славу Вседержателя. Когда же обряд торжественный совершился, когда священный собор нарек всех граждан киевских христианами, тогда Владимир, в радости и восторге сердца устремив взор на небо, громко произнес молитву: «Творец земли и неба! Благослови сих новых чад твоих; дай им познать тебя, Бога истинного; утверди в них веру правую. Будь мне помощью в искушениях зла, да восхвалю достойно святое имя твое!..» В сей великий день, говорит летописец, земля и небо ликовали.
Что касается крещения киевлян, то источники дают противоречивые указания на его время. Наряду с традиционной датой 988г. исследователи обосновывают и более ранние, и более поздние даты, в частности 990 г. По повести временных лет, крещение киевлян происходило в Днепре, по Житию Владимира — в притоке Днепра речке Почайне. Крещение Владимира, получившего христианское имя Василий в честь святого патрона императора Василия II- Василия Великого.
Смена религиозных культов сопровождалась уничтожением изображением некогда почитаемых богов, их публичным поруганием со стороны княжеских слуг, построением церквей на местах, где стояли языческие идолы и храмы. Скоро знамения веры христианской, принятой государем, детьми его, вельможами и народом, явились на развалинах мрачного язычества в России, и жертвенники Бога истинного заступили место идольских требищ. Великий князь соорудил в Киеве деревянную церковь св. Василия, на том месте, где стоял Перун, и призвал из Константинополя искусных зодчих для строения храма каменного во имя Богоматери, там, где в 983 году пострадал за веру благочестивый варяг и сын его. В самом Киеве в 989 г. был заложен Владимиром первый на Руси каменный храм во имя Пресвятой Богородицы, воздвигнутый византийским зодчим, так как русские в то время, да и гораздо позже, не умели еще строить больших каменных зданий. Эту церковь назвали Десятинной, так как князь Владимир поднес ей в дар десятую часть (десятину) своих доходов. Между тем ревностные служители алтарей, священники, проповедовали Христа в разных областях государства. Многие люди крестились, рассуждая, без сомнения, так же, как и граждане киевские; другие, привязанные к закону древнему, отвергали новый: ибо язычество господствовало в некоторых странах России до самого XIIвека. Владимир не хотел, кажется, принуждать совести; но взял лучшие, надежнейшие меры для истребления языческих заблуждений: он старался просветить россиян. Чтобы утвердить веру на знании книг божественных, ещё в IXвеке переведенных на славянский язык Кириллом и Мефодием и, без сомнения, уже давно известных киевским христианам, Великий князь завел для отроков училища, бывшие первым основанием народного просвещения в России. Сие благодеяние казалось тогда страшною новостью, и жены знаменитые, у коих неволею брали детей в науку, оплакивали их как мертвых, ибо считали грамоту опасным чародейством.
Распространение христианства проводилось княжеской властью и формирующейся церковной организацией насильно, при сопротивлении не только жречества, но и различных слоев населения. Митрополит Илларион киевский признавал, что крещение в Киеве происходило по принуждению: «никто не сопротивлялся княжескому приказу, угодному богу, и крестились если не по собственной воле, то из страха перед приказавшим, ибо его религия была связана с властью». В других же городах замена традиционного культа новым встречала открытое сопротивление. В Новгороде сохранилась легенда о введении там христианства епископом Иоакимом Корсунянином и княжескими воеводами Добрыней и Путятой, когда «Путята крести мечем, а Добрыня огнем».
Церковное управление на местах, в важных политических и административных центрах, осуществлялось епископами, подчиненными митрополиту. Уже ко времени Владимира и к первым десятилетиям княжения Ярослава можно отнести создание епископий в Белгороде, Новгороде, Полоцке, Чернигове, Турове и в некоторых других городах. Это — время христианизации и включения в орбиту церковной власти основной территории государства, населенной древнерусской народностью. Все епископии были созданы в важнейших центрах феодализирующего государства.
В Ростовской земле в XIв. христианство распространялось со значительными трудностями. Древнерусское и мерянское население оказывало сопротивление христианизации, не хотело подчиняться государственной власти и церкви. Повесть временных лет упоминает о восстании местного населения в 1071 г. Учреждение епископии в Ростове, вероятно, последовало за восстанием как мера предотвращения подобных выступлений, хотя это и не привело сразу к желаемым результатам. Как известно, первый ростовский епископ — Леонтий — был убит язычниками, не желавшими принимать христианство и подчиняться государственной церковной организации. Таким образом, кафедра, возникшая при соответствующих политических условиях, должна была способствовать более тесным связям этого района с Киевом. С русской церковной организацией в XIв. была связана и древняя архиепископская кафедра в Тмутаракани, центре политически и экономически важного древнерусского княжества на берегах Черного и Азовского морей.
На севере Руси христианство распространялось далеко не так успешно и быстро. В некоторых местах, как, например, в Новгороде, язычники даже оказывали открытое сопротивление введению новой веры и уступили только после упорной борьбы. Особенно туго вводилось христианство в далекой и глухой Ростовской области и в земле суровых вятичей, которые даже замучили святого Кукшу, первого распространителя веры Христовой на этой дальней окраине. Но Владимир не жалел на это дело ни трудов, ни сил, и благодаря ему еще при его жизни открыто исповедуемое язычество исчезло среди различных племен русских славян. 15 июля 1015 г. Владимир скончался, и русская церковь, причтя его к лику святых, наименовала его Равноапостольным в память его заслуг.
К середине XIIIв. на Руси было 16 епархий, в значительной части соответствующих крупным русским княжествам.
Таким образом, формирование церковной структуры на Руси в конце X- XIIвв. явилось процессом внутреннего развития государственного строя Руси.
Значение перехода к христианству было огромно и проявлялось во всем — от повседневного пищевого рациона и приемов земледелия до международного положения страны.
Требуя многодневных постов, христианство заставляло есть больше овощей, а следовательно — совершенствовать огородничество. Принятие христианства повлияло на развитие ремесла. Приемы кладки стен и возведения куполов, камнерезного дела, а также мозаика, которые использовались при строительстве и украшении церквей, были переданы греками русским мастерам.
Каменное зодчество, иконопись, фресковая живопись возникли на Руси благодаря христианству. Через посредничество Византии Русь прикоснулась к традициям античного мира.
Примерно за сто лет до крещения Руси христианство было принято в Болгарии. Православные миссионеры, болгары Кирилл и Мефодий создали славянскую азбуку — кириллицу и перевели на славянский язык богослужебные книги. Сразу после крещения Русь получила письменность на славянском языке, что способствовало распространению грамотности. В XI в. на Руси стали появляться первые рукописные книги, преимущественно церковного содержания. Книги создавались в монастырях, превращавшихся в культурные центры.
Принятие христианства вело к значительному смягчению нравов. Церковь категорически запрещала человеческие жертвоприношения, ритуальные убийства жен и рабов на тризнах, упорно боролась против работорговли.
Христианство способствовало укреплению княжеской власти. Духовенство внушало населению и самим князьям, что на престол их сажает сам Бог. Божественное происхождение княжеской власти требовало от подданных беспрекословного повиновения, а от князя — осознания своей высокой ответственности.
Наконец, принятие христианства коренным образом изменило международное положение Руси. Вчерашняя варварская держава вошла теперь на равных в семью европейских христианских народов, что проявилось в многочисленных династических браках, которые заключали русские князья с королевскими домами Западной Европы.
Вне христианства невозможно представить и объединение различных восточнославянских племен в единый русский народ. До принятия христианства человек осознавал себя древлянином, тиверцем, кривичем. Став христианином, православным, он ощутил себя русским.

Список использованной литературы
1. История России с древнейших времен до конца XVII века / А.П. Новосельцев, А.Н. Сахаров, В.И. Буганов, В.Д. Назаров. — М.: Издательство АСТ, 1996.
2. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А. История России с древнейших времен до наших дней. Учебник. — М.: Проспект, 1999.
3. Данилов А.А. «История России с древнейших времен до конца ХVI века»- М.: Просвещение, 2006г.
4. Популярный энциклопедический словарь: Москва. Научное издательство »Большая Российская энциклопедия», 1999
5. Поппэ А. Как была крещена Русь. Политический фон крещения Руси: Москва. Издательство политической литературы 1988г.
6. Карташев А.В. История русской церкви. М., 2005.