Воздушная война в персидском заливе.

 

СИЛЫ ПРОТИВОСТОЯНИЯ.

Воздушные силы Ирака.

На вооружении рядя стран Ближнего и Среднего Востока на­ходятся фронтовые истребители и истребители — бомбардировщики МиГ-23 различных модификаций. ВВС Ирака располагали 90 самоле­тами МиГ-23МС (истребитель), МиГ-23 (истребитель-бомбардиров­щик), а также 12 УТС МиГ-23УМ. На вооружении сирийских ВВС состоят 80 истребителей МиГ-23МФ и МиГ-23МЛД.

Истребители МиГ-23 оснащены РЛС, а также теплопеленгато­ром. Вооружение включает две УР класса «воздух-воздух» средней дальности с полуактивной радиолокационной и ИК системами наве­дения Р-23, до шести УР ближнего боя с ИК системой наведения К-13М, Р-60, а также R550″Мажик» (на самолетах ВВС Ирака), двухствольную пушку ГШ-23. Могут нести до 2 т бомб и УР класса «воздух-земля» с радиокомандной системой наведения Х-23.

Одним из наиболее интересных самолетов ВВС Ирака является известный советский истребитель МиГ-25П. Этот самолет и ныне является самым скоростным в мире. На базе этого истребителя создан также сверхскоростной самолет-разведчик МиГ-25Р, полу­чивший репутацию «несбиваемого» самолета. Они находятся на во­оружении не только у Ирака (20 истребителей и 8 разведчиков), но и Сирии (30 истребителей и 10 разведчиков). Эти боевые ма­шины уже применялись в ходе ирано-иракской войны.

Оборудование включает РЛС и теплопеленгатор, обеспечиваю­щие всепогодный перехват воздушных целей как на большой высо­те, так и на фоне земли. Вооружение: 4 УР класса «воздух-воз­дух» AA-6 с увеличенной дальностью стрельбы, оснащенные радио­локационной и ИК системами наведения. На разведчике могут устанавливаться средства РЭБ.

Кроме советских машин в состав истребительной авиации Ирака входили французские истребители Дассо-Бреге «Мираж» FIEQ. Было поставлено 116 таких машин. Они хорошо себя зареко­мендовали еще во время ирано-иракской войны. Самолет оборудо­ван РЛС, ИЛС, доплеровской навигационной системой и средствами радионавигации. Вооружение состоит из двух встроенных пушек DEFA 553, УР класса «воздух-воздух» средней дальности «Матра» R530, УР малой дальности с ИК системой наведения R550 и AIM-9.

Кроме перечисленных ранее на вооружении иракских ВВС на­ходилось 80 истребителей J-6 и J-7 китайского производства. J-6 является китайским вариантом МиГ-19, а J-7 — МиГ-21.

Ирак располагал 24 штурмовиками Су-25. Этот самолет отли­чается высокой боевой живучестью. По всем параметрам превосхо­дит аналогичный американский штурмовик A-10. Он вооружен 30-мм пушкой, может нести на подкрыльевых пилонах до 4,4 т боевой нагрузки (бомба, неуправляемые ракеты, УР класса «воздух-по­верхность», ракеты класса «воздух-воздух» ближнего радиуса действия).

Для действия по наземным целям в качестве легких штурмо­виков Ирак мог использовать учебные самолеты L-39, Чехослова­кия (24 машины) и бразильские самолеты EMB-312 «Тукано» (80 машин). Ирак располагал и некоторым количеством устаревших бо­евых самолетов Ил-28 и МиГ-17.

На базе советского транспортного самолета Ил-76 в Ираке созданы ДРЛО «Багдад»1 и «Адан»1. Самолет оборудован усовер­шенствованной навигационной аппаратурой и средствами РЭБ.

Военно-транспортная авиация Ирака насчитывала 12 Ил-76 и 8 Ан-12.

В армии Ирака насчитывалось 222 вертолета, из них 40 бое­вых Ми-24, 75 западногерманских Bo.105, 50 французских SA.342 «Газель», 35 «Алуэтт» III, 10 противокорабельных вертолетов SA.321 «Супер Фрелон», 6 транспортных вертолетов SA.330 «Пума» и 6 SA.365 «Дофэн»2.

ПВО Ирака обеспечивалась в основном зенитно-ракетными комплексами (ЗРК) советского производства, созданными в 1950-1960-х гг., однако сохранившими достаточно высокую эффек­тивность. Войсковые группировки прикрывали мобильные ЗРК. Так­же было достаточное количество переносных зенитных комплексов (ПЗРК) с ИК системой наведения. Кроме того иракская армия располагала 100 мобильными ЗРК «Роланд» франко-германского производства.

Антииракская коалиция.

Готовясь к освобождению Кувейта, силы антииракской коали­ции, основную часть которых составляла мощь Соединенных Шта­тов, сосредоточили огромную ударную группировку. В ее составе, кроме другой боевой техники, числилось 2600 боевых самолетов, 1955 вертолетов.

Из общего числа 1800 боевых самолетов, принадлежавших США, в зоне конфликта на борту авианосцев «Рейнджер» и «Миду­эй» находились 36 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 «Хор­нит», 20 палубных бомбардировщиков Грумман A-6E «Интрудер», 8 самолетов РЭБ Грумман EA-6B «Праулер», 4 самолета ДРЛО E-2C Грумман «Хоукай», 6 вертолетов ПЛО Сикорский SH-3H и 70 само­летов и вертолетов других типов. Кроме двух авианосцев, в Персидском заливе находились линейные корабли «Висконсин» и «Миссури», вооруженные крылатыми ракетами «Томагавк» с даль­ностью пуска более 1600 км.

На авианосцах «Саратога», «Джон Кенеди», «Теодор Руз­вельт» и «Америка», развернутых в Красном море, было размещено 68 истребителей Грумман F-14 «Томкэт», 44 истребителя-бомбар­дировщика F/A-18 «Хорнит», 24 палубных бомбардировщика A-6E, 24 палубных штурмовика A-7E «Корсар», 9 самолетов ДРЛО E-2C «Хоукай», 5 самолетов РЭБ EA-6B «Праулер», 16 самолетов ПЛО Локхид S-3A «Викинг», 6 вертолетов ПЛО SH-3H, 10 самолетов РЭБ ПЛО Локхид SA-3 «Викинг» и 70 самолетов других типов.

ВВС США были развернуты в союзных Америке государствах, прилегающих к театру военных действий. В Турции на авиабазе Инчирлик размещались 14 стратегических бомбардировщиков FB-111, 14 бомбардировщиков F-111E, 56 бомбардировщиков F-111F, 24 истребителя-бомбардировщика F-15E, 24 истребителя F-16, 3 самолета ДРЛО Боинг E-3 «Сентри».

На новой авиабазе, расположенной в центральной части Сау­довской Аравии, было развернуто 24 истребителя-бомбардировщика F-15E, 24 истребителя F-15C/D, 24 истребителя-бомбардировщика корпуса морской пехоты F/A-18 и 24 истребителя F-16. На авиа­базе военно-воздушной академии им. короля Фейсала размещались 5 самолетов ДРЛО E-3, самолеты-заправщики KC-10 «Икстендер» и Боинг KC-135.

В Эль-Джубайль базировались 72 штурмовика A-10A «Тандер­болт». На авиабазе Дахран (южнее) находились 96 истребителей F-15C/D и истребителей-бомбардировщиков F-15E.

В Катаре (авиабаза Доха) было развернуто 72 истребителя F-16, в Объединенных Арабских Эмиратах — 48 истребителей F-16C/D, в Омане — 24 истребителя-бомбардировщика F-15E, в Бахрейне — 48 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 и 20 бом­бардировщиков A-6E корпуса морской пехоты США.

Кроме того, в боевых действиях против Ирака использова­лись 62 бомбардировщика F-111F, 44 малозаметных ударных само­лета Локхид F-117A, 48 штурмовиков A-10A, 26 стратегических бомбардировщиков Боинг 52G и36 противорадиолокационных самоле­тов F-4G «Уайлд Уизл», о месте базирования которых не сообща­лось.

Английские ВВС на театре военных действий размещались в Саудовской Аравии на авиабазах Табук (18 бомбардировщиков Па­навиа «Торнадо»IDS), Дахран (24 истребителя-перехватчика Пана­виа «Торнадо»ADV и 18 бомбардировщиков Панавиа «Торнадо»IDS); в Бахрейне (12 истребителей-бомбардировщиков SEPECAT «Ягуар» и 24 бомбардировщика «Торнадо»IDS) и в Омане (3 самолета ПЛО BAe «Нимрод» MP2, выполняющие роль дальних разведчиков).

Самолеты ВВС Франции базировались в Эль-Хуфуф — 10 истре­бителей «Мираж»2000, 6 разведчиков «Мираж» FICR и 14 истреби­телей-бомбардировщиков «Ягуар» и на базе Доха — 7 разведчиков.

В Турции на авиабазе Диярбакыр было размещено 18 штурмо­виков «Альфа-Джет» (ФРГ), 18 истребителей «Мираж»5 (Бельгия) и 6 истребителе F-104 «Старфайтер» (Италия). 24 истребителя-бом­бардировщика ВВС Канады CF-18 размещались на авиабазе Доха.

Самолеты ВВС Саудовской Аравии были сосредоточены на ави­абазах Табук (24 истребителя Нортроп F-5E), Тайф (40 F-5E и 20 F-15C/D), Хамис-Мушайт (15 F-15 и 25 F-5E), Дахран (36 F-15C/D, 24 «Торнадо»F3, 30 «Торнадо»GRI). ВВС Катара распола­гали 13 истребителями «Мираж»F1. Оман и Объединенные Арабские Эмираты имели соответственно 63 и 61 самолет различных типов.

США в районе боевых действий имели также большой арсенал ядерного оружия.

ЗАДАЧИ АВИАЦИИ.

Итак, к середине января 1991 г. на границе Ирака и Сау­довской Аравии были сосредоточены колоссальные военные силы. Если у Ирака отмечалось превосходство в танках, то у союзников

— в авиации. Активные боевые действия начали Соединенные Шта­ты. С упреждающего удара по авиации и уничтожению иракских ВВС, нейтрализации системы ПВО, пунктов управления и связи. С целью обеспечить себе господство в воздухе, затем почти безна­казанно перейти к планомерному уничтожению оборонного потенци­ала Ирака. Ставилась задача вывести из строя до 50% иракских солдат и офицеров на оборонительных позициях. Это могла сде­лать только авиация, которая и стала решающей силой «возмез­дия».

Естественно, что первостепенное внимание уделялось раз­ведке, в том числе воздушной и космической. Оптическую и ради­отехническую разведку вели около 20 спутников.

К ведению воздушной разведки было привлечено около 120 самолетов стратегической, тактической и палубной авиации, на­чиная с огромных RC-135 и кончая малоразмерными дистанцион­но-пилотируемыми летательными аппаратами «Пионер» для коррек­тировки огня американских линкоров. Роль разведки с воздуха возросла после первых обстрелов городов Саудовской Аравии и Израиля баллистическими ракетами «Скад».

Поиск и определение точного местонахождения пусковых установок этих ракет стало приоритетной задачей разведыватель­ной авиации союзников. Воздушная разведка все время велась очень эффективно. В небе постоянно находились RC-135, TR-1 и E-8. Однако самолетов-разведчиков все же не хватало. Так, раз­ведчики находили цель, но подтвердить ее уничтожение с доста­точной точностью не успевали.

ВЕДЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.

Массированные бомбардировки Ирака, начавшиеся в ночь с 16 на 17 января 1991 г., сопровождались самым интенсивным в исто­рии войн применением средств РЭБ. Она была направленна на по­давление систем управления авиацией и ПВО Ирака в целях обеспечения господства в воздухе авиации союзников. Радиоэ­лектронное подавление иракских РЛС велось еще ха несколько дней до начала операции.

Особую роль американское командование уделяло своим новым самолетам РЭБ EF-111 «Рейвен». 34 таких самолета, а также 88 палубных EA-6B взяли на себя основную задачу по постановке по­мех иракским РЛС, затрудняя им обнаружение ударных самолетов.

Кроме постановки помех, союзники приготовили еще один «сюрприз» — специальные охотники за радарами — самолеты F-4G. 46 таких боевых машин, оснащенных системами обнаружения РЛС и специальными противолокационными ракетами HARM и «Стан­дарт»ARM, в первые же минуты наступления нанесли удары по иракским станциям наведения. Учавствовали в этом и английские истребители-бомбардировщики «Торнадо», вооруженные ALARM, ко­торые еще не были до конца испытаны. Англичане провели тем са­мым как бы войсковые испытания, и ракеты ALARM сыграли решаю­щую роль в подавлении иракской ПВО.

Внезапности первого удара американцы достигли благодаря применению крылатых ракет «Томагавк». В общей сложности было пущено около 300 ракет.

Кроме систем ПВО и аэродромом, первоочередными целями для авиации союзников явились иракский центр по разработке и про­изводству ядерного оружия, ракетные заводы, промышленно-адми­нистративные центры.

Особая роль в проведении этих ударов отводилась новейшему американскому малозаметному истребителю-бомбардировщику F-117A, выполненному по технике «Стелс». Иракские РЛС не были полностью подавлены, и американское командование опасалось значительных потерь. Неудивительно, что в первые сутки на са­молеты F-117 пришлось лишь 5% всего числа боевых вылетов, но они уничтожили треть всех стратегических целей не понеся по­терь. Каждый самолет был вооружен двумя управляемыми бомбами калибра 905 кг с высокой точностью поражения.

Первая бомба с лазерной системой наведения была сброшена с F-117 на здание американской компании ATT в Багдаде: уста­новленная там аппаратура обеспечивала связь вооруженных сил Ирака. Бомбардировке подверглись также президентский дворец, ретрансляционные станции, радиолокационные комплексы, подзем­ные командные бункеры, пункты управления ПВО и т. п.

Невидимки F-117 атаковали цели две ночи полностью авто­номно, без всякой связи с землей, в режиме радиомолчания. После 18 января (запуск Ираком ракет «Скад») подавление ракет­ных комплексов стало приоритетной задачей для невидимок.

Одновременно использовался для ночных операций известный тактический истребитель-бомбардировщик F-111, способный летать на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности. Воо­ружен самолет управляемыми бомбами с лазерной системой наведе­ния. Подсветка цели при этом осуществлялась с помощью элект­ронно-оптической системы «Пейв Тэк».

В ночных операциях учавствовал и новейший истреби­тель-бомбардировщик F-15E, оснащенный многофункциональной РЛС с высокой разрешающей способностью и специальной системой LANTIRN. F-15E, как правило, вооружались корректируемыми бом­бами, а также французскими бетонобойными бомбами «Дюрандаль» и кассетными бомбами «Рокай».

В ночное время широко использовались и английские истре­бители «Торнадо» CR.1, оснащенные инерциальной навигационной системой, объединенной с радиолокационной корреляционной системой, что позволяло этим самолетам осуществлять полеты с огибанием рельефа местности в автоматическом режиме. Самолеты «Торнадо» активно «работали» по иракским аэродромам. При этом широкое применение нашло английское кассетное оружие JP 233 с бетонобойными суббоеприпасами. Правда «Торнадо» оказались до­вольно уязвимыми для зенитного огня. После 300 боевых вылетов англичане потеряли 6 таких машин.

Неудачи преследовали и «Торнадо» итальянских ВВС. Так, в первый же день восемь самолетов вылетело на цели, но из-за по­ломки шасси один самолет прекратил выполнение задания. Шесть самолетов не смогли дозаправиться в воздухе от дозаправщика и вернулись на базу. Только один самолет смог произвести дозап­равку и добраться до цели. Он был сбит зенитным огнем прямо над Багдадом…

Более старые истребители-бомбардировщики «Ягуар» оказа­лись более живучими. Среди них не было потерь, правда несколь­ко машин получили боевые повреждения.

В ходе боевых действий над территорией Ирака и Кувейта для нанесения ударов по площадным целям привлекались и страте­гические бомбардировщики Боинг B-52. Со времени окончания вой­ны во Вьетнаме, эти боевые самолеты, считавшиеся устаревшими, еще ни разу не использовались по назначению. Считалось, что дозвуковой бомбардировщик станет мишенью для ПВО противника.

Однако, благодаря тому, что уже в первые дни начала опе­рации «Буря в пустыне» система ПВО Ирака была практически пол­ностью подавлена, американское командование приняло решение применить B-52 для нанесения массированных ударов по позициям иракской армии. Каждый такой самолет мог сбросить на противни­ка до 20 т бомб.

B-52 действовали с американо-испанской базы Морон близ Севильи, а также с о-ва Диего-Гарсиа в Индийском океане. На­чавшиеся 26 января налеты продолжались до окончания боевых действий. За один день на позиции иракских войск сбрасывалось порядка 400 тонн бомб. Правда эффективность оказалась не очень высокой: B-52 бомбили с высот 4-6 км, а на этих высотах само­леты оказались уязвимы для зенитных средств ПВО, особенно для ствольных орудий.

Несколько «крепостей» получили боевые повреждения, причем одна из них рухнула в океан, не дотянув до о-ва Диего-Гарсиа. Трое членов экипажа погибли. Последующие бомбардировки велись с высоты 8-12 км, что снизило их точность. Все же они внесли значительный вклад в разгром иракской армии: после многоднев­ных «ковровых» бомбардировок иракские солдаты оказались пол­ностью деморализованы.

Большой интерес представляет американский штурмовик A-10A «Тандерболт» II, впервые применявшийся в боевой обстановке. Эти самолеты, предназначенные для поражения малоразмерных це­лей и оказания непосредственной поддержки своим войскам, впер­вые были задействованы в боевой операции по отражению иракской контратаки на город Рас-Хафджи. За день боев силами штурмови­ков были уничтожены 24 танка противника, потерян был один A-10. Была выявлена низкая эффективность штурмовиков при действиях в ночное время суток. Мало того, летчик одного из самолетов A-10 не мог опознать бронетранспортер американской морской пехоты, и приняв его за иракский БТР, уничтожил вместе со всем экипажем.

Интересно отметить, что одновременно с ракетно-бомбовыми ударами, авиация союзников проводила и психологическую обра­ботку иракских солдат. Так, на иракские позиции было сброшено 5 млн. листовок. К этому добавился систематический артилле­рийский обстрел иракских позиций орудиями главного калибра американских линкоров.

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ.

В первые дни войны авиация союзников практически пол­ностью подавила иракские системы ПВО, системы связи и управле­ния, а также свела к минимуму действия ВВС. При этом их унич­тожению уделялось первостепенное внимание. Правда фронтовые бомбардировщики Су-24, истребители МиГ-29 и штурмовики Су-25, ускользнули из-под удара, перелетев на аэродромы соседнего Ирана.

Другие самолеты остались в укрытиях, недоступных бомбам противника. При этом следует подчеркнуть, что речь идет о мощ­ных подземных базах, сооружение которых началось еще в начале 80-х гг. Каждая такая база была надежно защищена всеми видами защиты, были там и собственные взлетно-посадочные полосы.

Удары союзной авиации по взлетно-посадочным полосам иракских аэродромов не дали особого эффекта, хотя американское командование утверждало, что 100% иракских аэродромов нейтра­лизовано.

Однако на деле все оказалось совсем не так. Даже спустя 10 дней после начала бомбардировок около 65 процентов иракских аэродромов могли обеспечивать взлет и посадку самолетов. Прав­да, к этому времени иракская авиация уже прекратила какие-либо боевые действия.

Интересно отметить и такой факт, что эффективность ударов авиации союзников была сильно снижена хорошей маскировкой иракцев, которые подставили под бомбы и ракеты надувные и пластиковые макеты боевой техники.

Но вернемся к иракской авиации. Несмотря на серию воздуш­ных ударов по ее военным аэродромам, она продолжала существо­вать и даже совершать боевые вылеты. Последний был зафиксиро­ван 10 февраля. Однако действия иракских ВВС носили эпизоди­ческий характер.

Иракские летчики оказались в довольно затруднительном по­ложении: земля не давала никакой информации о воздушном про­тивнике и приходилось полагаться только на показания бортовой РЛС. Союзная авиация наоборот имела полную информацию о про­тивнике. В подобной ситуации качественный уровень ВВС Ирака уже не мог играть особой роли.

Первый воздушный бой в небе Персидского залива произошел на второй день войны, 18 января. 24 января три иракских истре­бителя осуществляли разведывательный полет или пытавшиеся на­нести удар по кораблям союзников были обнаружены и перехвачены F-15. В результате два иракских «Миража» были уничтожены. В зарубежной печати описывался также эпизод совершенно невероят­ного воздушного боя, когда иракский МиГ-25 «сел на хвост» F-16 и «гонял» его на малой высоте до тех пор пока сам не был сбит подошедшими истребителями противника.

В конце января произошел групповой воздушный бой между американскими и иракскими самолетами. По американским данным, союзникам удалось сбить три истребителя МиГ-29. К концу янва­ря, по сведениям союзников, уничтожено 8 истребителе МиГ-29, 8 «Миражей», 2 — МиГ-25 и 1 МиГ-23. При этом не потеряли ни од­ного своего самолета. В то же время иракское командование зая­вило, что часть уничтоженных в небе Ирака самолетов союзников были сбиты в воздушных боях. Однако по уточненным данным ни один МиГ-29 в небе Ирака сбит не был.

За период боевых действий авиация многонациональных сил уничтожила 34 иракских самолета и 5 вертолетов ракетным огнем. 2 вертолета были сбиты огнем пушек A-10.

Что касается потерь авиации союзников, то они за период боевых действий стали такими: B-52 — 1, EF-111 — 1,F-4G — 1, F-15E — 2, F-16 — 5, A-10 — 5, AC-130 — 1, F-14 — 1, F/A-18

— 2, A-6E — 4, AV-8B — 5, OH-10 — 2, F-5E — 2, A-4 — 1, «Тор­надо» — 8, AH-1 — 4, AH-64 — 1, OH-58 — 2, UH-60 — 3, UH-1 — 3, CH-46 — 2, SH-60 — 1. По данным Министерства обороны СССР, общие потери авиации союзников составили 29 вертолетов и 68 боевых самолетов, в том числе один малозаметный самолет F-117.

Приведем описание одного из воздушных боев. Два истреби­теля F-15C выполняли воздушное патрулирование в 100-160 км к югу от Багдада. Почти сразу американцы обнаружили несколько иракских самолетов. Пытались их перехватить, однако атака ока­залось неудачной: противник ушел в зону сольной ПВО Багдада.

Осуществив дозаправку от танкера, F-15 продолжили патру­лирование. В это время с самолета дальнего радиолокационного обнаружения поступила информация о новой группе воздушных це­лей. F-15 сблизились с противником до 130 км и бортовые РЛС захватили цели. Когда расстояние сократилось до 65 км, иракские машины изменили курс и стали уходить на высоте 600 м. Американцы начали преследование. При сближении до 32 км иракцы неожиданно развернулись, скорее всего они не замечали против­ника. Американцы уменьшили высоту, ведущий самолет иракцев был поражен тепловой ракетой. Второй F-15 произвел пуск двух теп­ловых ракет по другой машине, но промахнулся. Тогда он сбли­зился с противником и увидел МиГ-23 и «Мираж». Он произвел пуск двух оставшихся ракет и поразил обе цели. Тем временем ведущий подбил еще один иракский самолет. Бой продолжался 9 минут. Иракские летчики оказались к нему совершенно не подго­товленными.

От авиации союзников досталось и иорданцам. Дело в том, что американцы разбомбили нефтепровод из Ирака. Тогда вывоз горючего в Иорданию стал осуществляться в автоцистернах. Тут самолеты многонациональных сил устроили настоящую охоту за бензовозами. На шоссе Багдад-Амман самолеты штурмовали даже одиночные легковые автомобили.

Избежать жертв мирного населения было также невозможно. В ночь с 12 на 13 февраля две авиабомбы поразили крупное бомбоу­бежище в центре Багдада. Там находилось более 400 человек. Из одиннадцати мостов через Тигр, четыре полностью разрушены. Превращены в руины многие жилые дома и государственные учреж­дения.

РАКЕТНЫЕ СРЕДСТВА.

В 1950 гг считалось, сто управляемая ракета станет глав­ным средством вооруженной борьбы, заменив традиционные авиацию и артиллерию. В дальнейшем эта точка зрения была признана оши­бочной. Опыт войны в Персидском заливе вновь подтвердил огром­ные возможности боевых самолетов. В то же время большинство ракетных комплексов обеих сторон не в полной мере оправдали возлагавшиеся на них надежды.

Наиболее удачно действовали американские крылатые ракеты BGM-109C TLAM/C и BGM-109 TLAM/D «Томагавк». Они запускались с атомных многоцелевых подводных лодок типа «Лос-Анджелес», а также с линкоров «Миссури» и «Висконсин». В первые 24 часа по Ираку было выпущено около 100 КР, подавляющее большинство ко­торых достигло цели.

Несмотря на успех применения крылатых ракет в первый день конфликта, в дальнейшем иракская сторона научилась сбивать их при помощи ЗРК советского производства «Оса» и малокалиберных зенитных установок «Шилка». Серьезной преградой для низколетя­щих крылатых ракет стали и аэростаты. Участились случаи отказа систем КР.

Значительно менее удачно проявили себя тактические бал­листические ракеты советского производства Р-300 («Скад» В) и их иракские модификации «Эль-Хусейн» и «Эль-Аббас». Однако эти ракеты устарели, точность поражения цели в модифицированных ракетах была довольно низкой. Впрочем даже такие «испорченные» ракеты, благодаря своей мобильности, оказались почти неуязви­мыми для средств воздушной разведки и воздушной авиации союз­ников. Перемещаясь ночами по дорогам юго-западного Ирака, ра­кетные поезда выходили на заранее намеченные позиции, имеющие топографическую привязку. Через полтора-два часа после занятия стартовой позиции производился пуск. Несмотря на огромное, по сравнению с современными советскими и американскими УР, время предстартовой подготовки, машины с разряженными пусковыми установками успевали скрыться в ночи задолго до появления в районе стартовой позиции самолетов союзников.

В первые 10 дней конфликта не удалось уничтожить ни одной мобильной ПУ «Скад», а из 30 шахтных ПУ было уничтожено только

  1. В дальнейшем несколько установок вывели из строя (в основ­ном за счет минирования американскими самолетами «внаброс» иракских дорог; при этом на минах подрывались и гражданские автомобили). Однако до конца войны иракские ракеты продолжали запускаться. Эффективность этих пусков была крайне незначи­тельна.

В этих условиях командование экспедиционными силами сде­лало ставку на создание первой в мире локальной системы такти­ческой противоракетной обороны с использованием ЗРК MIM-104 «Пэтриот». В упрощенном виде, система действовала следующим образом: запуск иракской ракеты фиксировался одним из спутни­ков раннего оповещения. Идентификация ракеты происходила при­мерно через 90 секунд после запуска. Информация поступала в центр космического командования США, оттуда на КП командования США в районе Персидского залива. На это уходило около 5 минут, а подлетное время УР «Скад» исчислялось 7-9 минутами. Наступал самый критический момент перехвата: в действие вводился проти­воракетный комплекс «Пэтриот».

18 января 1991 г. ЗРК MIM-104 перехватил первую иракскую ракету, запущенную по городу Дахран, где находился штаб союз­ного командования.

Однако, несмотря на мощную рекламу, сделанную «Пэтриотам» в средствах массовой информации, следует признать, что «матч» со «Скадами» они проиграли. Так, за неделю боев из 34 запущен­ных иракцами ракет 12 достигли цели. Но стоимость одного «Ска­да» в несколько раз меньше стоимость ЗУР «Пэтриот». При перех­вате же по ней выпускается, как правило, две зенитных ракеты.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Разумеется, опыт применения ракетного оружия в персидском заливе внимательно изучается во всех странах, располагающих современными вооруженными силами. В США после войны была кар­динально изменена программа СОИ.

Для борьбы с крылатыми ракетами разрабатываются экзоти­ческие средства — лазерные и электромагнитные пушки, лучевое оружие. Прогресс систем нападения продолжается. А опыт войны в Персидском заливе свидетельствует: победить техникой вчерашне­го дня уже никому не удастся.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

  1. Андреев Игорь. Боевые самолеты. Москва, 1992 г.
  2. Истребители. Совместный выпуск «Вестник ПВО» и «Крылья Родины» 8’1993.
  1. Крылья Родины. Журнал. NN 9, 10, 11, 12 * 1991 г.; 1, 4, 5, 6, 7 * 1992 г.