Оглавление

1. Нравственные ценности, нравственные принципы и их преломление в деятельности юриста

2. Закрепление положений норм морали в принципах уголовного процесса

Литература

1. Нравственные ценности, нравственные принципы и их преломление в деятельности юриста

Для правильного понимания сущности нравственных начал уголовно-процессуальной деятельности имеется необходимость проанализировать ряд основных и важных понятий, прежде всего, таких как «мораль (нравственность)» и «этика», «профессиональная мораль (нравственность)» и «профессиональная этика», а также следует разобраться в соотношении норм морали и права.

Эти понятия произошли: мораль – от латинского «mos» («mores») – нравы; нравственность – от русского «нрав»; этика – от греческого «ethos» – обычай. С давних пор эти термины употреблялись для обозначения совокупности определенных принципов и норм поведения людей. Термином «этика» обозначается и философская наука, предметом которой служит мораль, т. е. этика – наука о морали. Мораль же есть общественное явление, возникающее и развивающееся в ответ на социально-историческую необходимость регулировать взаимоотношения людей в обществе, она сочетает индивидуальные интересы человека с групповыми интересами в обществе. Моральные отношения пронизывают все сферы общественной жизни, в том числе и трудовую деятельность людей. В общей форме мораль можно определить как систему регулирующих поведение людей по отношению к обществу, к другим людям принципов и норм, выполнение которых обеспечивается силой общественного мнения, внутренним убеждением, представлением о достойном и недостойном, добре и зле, справедливости и несправедливости.

Содержание провозглашаемых моральных принципов зависит от смены классов, политических режимов на исторической арене. Но это не отменяет сохранения определенных моральных требований, прежде всего, связанных с простейшими формами человеческого взаимодействия: не убивай, не воруй, говори правду и т.д. Людьми всегда поощрялись честность, смелость и другие благородные личные качества, порицались клевета, трусость, жестокость и т.д.

Более сложные моральные представления типа гуманизма, справедливости и др. также выступают как общечеловеческие ценности, но прежде всего на уровне способа, посредством которого они пронизывают все сферы бытия человека.

На наш взгляд, понятия «мораль» и «нравственность» имеют единое значение для юридической науки, общества, личности, следовательно, можно считать, что мораль – это то же самое, что и нравственность, а нормы морали – есть нормы нравственности.

Рассмотрим подробней содержание термина «этика».

Термин «этика» для обозначения учения о нравственности введен Аристотелем, а т.к. этика вынуждена была разрешать теоретически те же самые вопросы нравственности, что возникают практически перед каждым человеком в реальной жизни, ее уже с древности называли «практической философией». Этика формулирует цели практической деятельности в форме категорий, т.е. идей о добре и зле, о должном, совести, ответственности, в виде моральных принципов и норм поведения, в учениях о назначении человека, смысле его жизни и др.

Большинство современных исследователей в систему этики включают раздел, называемый «профессиональная этика», связывая ее существование с тем, что профессиональное разделение труда накладывает отпечаток на характер норм, регулирующих взаимоотношения людей в сфере той или иной профессиональной деятельности1.

Следует различать понятия «профессиональная мораль (нравственность)» и «профессиональная этика», считая первую предметом изучения второй как раздела (отрасли) этической науки, что логически вытекает из соотношения основополагающих понятий «мораль (нравственность)» и «этика». Происхождение и особенность профессиональной морали заключается в следующем: совершенствование общественных отношений, общественное разделение труда в ходе исторического развития человечества привели к возникновению профессиональных групп, к выделению профессий. Зарождение профессии как рода трудовой деятельности – источника существования конкретных людей – потребовало от них специальной подготовки и предопределило специфику профессиональных отношений между ними.

В зависимости от особенностей, объема, задач, орудий труда в профессиональных отношениях стали складываться типичные ситуации, придавшие устойчивость таким отношениям, определившие специфику профессии и ее относительную самостоятельность.

Возникновение качественной устойчивости профессиональных отношений стало основой для формирования у представителей конкретной профессии особых нравственных установок, привычек, принципов, норм поведения.

Этика, в том числе и профессиональная, способствует воспитанию людей, помогает им вырабатывать такие моральные представления, принципы, нормы, привычки, которые отвечают задачам их поведения, в том числе и профессионального.

В настоящее время существует множество профессий, поэтому еще в 1993 году ученые-юристы Л.Д. Кокорев и Д.П. Котов в своей работе «Этика уголовного процесса»6 предлагают выделить признаки тех профессий, где профессиональная мораль проявляет себя наиболее отчетливо, называя такие признаки профессионально-нравственными.

Первый профессионально-нравственный признак – это необходимость для представителей профессии «проникать» во внутренний мир человека, оказывать непосредственное воздействие на него как на личность и часто принимать непосредственное участие в изменении его судьбы в широком смысле слова.

Второй профессионально-нравственный признак – повышенный по сравнению с другими профессиями удельный вес творчества в трудовой деятельности. Профессия судьи предполагает сочетание в деятельности установленной законом процедуры и творческого начала. Именно это начало и определяет в значительной мере характер принимаемых решений, что означает постоянное «участие нравственного механизма» в формировании судейского усмотрения.

Третий профессионально-нравственный признак – тот факт, что общество предъявляет повышенные специфические моральные требования, органы законодательные власти – правовые требования (в том числе и на международном уровне, о чем уже говорилось выше) к представителям определенных профессий, высоко поднимает их социальный и нравственный престиж.

Четвертым профессионально-нравственным признаком является особо значимая роль морального фактора, нравственных качеств личности представителя профессии для выполнения задач трудовой деятельности, Известный русский юрист А.Ф. Кони в отношении представителя профессии судьи сказал: «Судья призван прилагать все силы ума и совести, знания и опыта, чтобы постигнуть житейскую и юридическую правду дела»2

Пятым из предложенных признаков является наличие в профессии специфической экстремальности (необычности). Ряд ученых для понятия профессиональной морали предлагает такое определение: это специфические особенности нравственного сознания, нравственной практики и нравственных отношений представителей определенных профессий, а понятие профессиональной этики предложено такое: это учение о профессиональной морали, ее видах, условиях формирования и закономерностях ее развития3.

Профессиональная этика может быть разделена на несколько видов (отраслей). Это происходит в зависимости от специфики предмета исследования – профессиональной морали в различных видах деятельности. Можно, например, выделить такие виды профессиональной этики, как этика ученого, медицинская этика (врачей), этика педагогическая и другие. Отраслью (видом) профессиональной этики является и юридическая этика (профессиональная этика юриста). Она имеет свои разделы.

По нашему мнению, судебную этику следует рассматривать как определенный раздел профессиональной этики юриста. Понятие судебной этики рядом ученых предложено такое: это учение о нравственных идеалах, принципах и нормах осуществления правосудия, определяющих нравственное содержание деятельности профессиональных участников судопроизводства.

К профессиональной морали относится регулирование отношений между участниками трудовых процессов и нормы, характеризующие работника в конкретной его деятельности, в том числе отношения с людьми, общение с которыми составляет основу его трудовой деятельности; степень его сознательности, добросовестности, что будет характеризовать его отношение к своему труду и своему профессиональному долгу. Это касается судей и лиц, содействующих правосудию.

В уголовном процессе порой возникают острые конфликтные ситуации между общественными и личными интересами. В их разрешении большая роль принадлежит нравственным началам. Профессиональная этика юриста должна исследовать проблемы взаимоотношений общественных и личных интересов в уголовном судопроизводстве, в судебной деятельности

Как мораль и этика, так и профессиональная мораль и профессиональная этика, в том числе и профессиональная этика юриста и судебная этика, являются научным фундаментом для изучения нравственных начал судебной деятельности.

Теперь следует осветить вопрос, касающийся соотношения норм морали и норм права.

Мораль и право имеют много общего, т.к. выполняют общую социальную функцию –

1) регулируют поведение людей. Общность морали и права выражается в 2) относительной устойчивости моральных и правовых принципов и норм, выражающих общие требования справедливости, гуманности. 3) Моральные и правовые нормы имеют всеобщий характер, общеобязательны, охватывают все стороны общественных отношений. Многие правовые нормы закрепляют не что иное, как нравственные требования. Правовые нормы согласовываются с господствующей в обществе моралью, отражают ее.

Необходимо дать понятие моральных норм: это социальные нормы, регулирующие поведение человека в обществе, его отношение к другим людям, к обществу и к себе. Их выполнение обеспечивается силой общественного мнения, внутренним убеждением на основе представлений о справедливости и несправедливости, добре и зле, достоинстве и пороке, должном и осуждаемом, принятых в обществе.

Единство функционального назначения права и морали как регуляторов общественных отношений, единство категорий – справедливость, свобода, ответственность – в этом проявляется общность существенных признаков права и морали.

Поскольку при всей специфичности моральных и правовых оценок их объединяет категория справедливости, необходимо дать ей понятие. Справедливость – понятие морального и правового сознания, характеризующее такое положение вещей, которое рассматривается как должное, соответствующее определенному пониманию сущности человека и его прав. Справедливость всегда отражает соотношение нескольких явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми.

Общими для права и морали выступают и такие категории, как свобода и ответственность. Однако право – определитель свободы. Оно очерчивает границы свободы внешнего поведения человека, оставаясь справедливым по отношению к его субъективным правам. В морали под свободой понимается определение границ внешнего поведения человека, и, в первую очередь, его возможность и способность быть самостоятельной и творческой личностью.

Говоря о сопоставлении правовой и моральной ответственности, важно сказать, что общим в понимании правовой и моральной ответственности является то, что состояние ответственности в обоих случаях возникает вместе с возложением человеком на себя определенной обязанности. Если моральная ответственность определяется уверенностью в правильности проведения, основанного на нравственных нормах, то в основе юридической ответственности могут быть не только такое убеждение, но и страх перед возможными неблагоприятными последствиями.

Правовые санкции зафиксированы в законе. Моральные санкции формально не фиксируются. В случае правонарушений правовые санкции применяются государством в лице его органов. Субъектами применения санкций в случае моральных проступков могут быть определенные объединения людей, общественные организации, отдельные личности. В основе применения правовых санкций лежат содержащиеся в нормах права оценки с общих позиций правомерности или противоправности, основой моральных санкций выступают оценки с позиций добра и зла, чести и бесчестия, стыда и бесстыдства и т.д..

Основное, что отличает мораль от права – способ регулирования общественных отношений, поведения и поступков людей. Нормы права учреждаются государством и закрепляются в правовых актах. Их выполнение обеспечивается властью и авторитетом государства. Нарушение правовых норм влечет за собой соответствующие санкции, правовую ответственность (дисциплинарную, административную, гражданско-правовую, уголовную). Соблюдение установленных государством законов, иных правовых норм обеспечивается специальным государственным аппаратом, уполномоченным на применение принуждения в установленных случаях. Правовые нормы, регулируя практически все сферы общественных отношений, тем не менее не затрагивают ряд областей человеческой деятельности (например, личная жизнь граждан Российской Федерации охраняется законом и многие стороны личной жизни находятся вне сферы правового регулирования).

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что между нормами морали и нормами права есть как сходства, так и качественные различия.

Наряду со справедливостью нравственную основу уголовного процесса, деятельности суда, составляет принцип гуманизма. Гуманизм (от латинского humanus – человечный) – это уважение, любовь к людям. В основе гуманизма лежат вера в человека, в его возможности и способность к совершенствованию, требование свободы человека и защиты его чести и достоинства, идея о праве человека на счастье, на удовлетворение его потребностей и интересов. Гуманизм выступает и в качестве нравственного, и в качестве общеправового принципа.

Одной из важных задач профессиональной этики юриста является развитие учения о его профессиональном долге. Термин «долг» – это объективная необходимость определенного поведения, т.е. объективные обязанности личности или людской деятельности. Это и отражение обязанностей в общественном сознании в виде требований долга, которые становятся элементом отношения долга, направленного прежде всего от общества к личности. Требования долга, осознаваясь личностью, воплощаются в сознании и чувстве долга. Подлинный моральный долг – это сознательное, добровольное и добросовестное следование социально-необходимым требованиям, предъявляемым обществом или отдельным его институтом к поведению людей, это исполнение общественных обязанностей и личных обязанностей по велению совести4.

Профессиональный долг означает осознание личностью своих профессиональных обязанностей и добровольное, добросовестное следование им. Профессиональный долг служит стимулом трудовой деятельности. Личность, руководствуясь профессиональным долгом, четко представляет себе, что, как и во имя чего она обязана делать, добросовестно исполняя свои обязанности, профессионал всегда понимает, что его труд направлен как на благо общества, так и на благо конкретного человека, группы людей, с которыми он профессионально общается.

Все это целиком относится к профессиональному долгу юриста. Профессиональный долг юриста в уголовном процессе в самом общем виде может быть определен как осознание им своих обязанностей по выполнению определенной уголовно-процессуальной функции, по соблюдению нравственности во внеслужебном поведении и добровольное, добросовестное следование этим обязанностям. Обязанности, предписываемые профессиональным долгом юристу, осуществляющему производство по уголовному делу, носят нравственный и правовой характер. Многие из них закреплены в Конституции Российской Федерации, в уголовно-процессуальном и другом законодательстве, а также в профессиональных присягах. В соответствии со статьей 8 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» судья, впервые избранный на должность, приносит в торжественной обстановке присягу следующего содержания: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть». Профессиональный долг неразрывно связан с совестью юриста, осуществляющего производство по уголовному делу.

Профессиональная совесть юриста – это осознание и прочувствование им своего профессионального долга, своей профессиональной ответственности именно как личного долга и личной ответственности. Руководствуясь профессиональной совестью, юрист от собственного имени оценивает и судит свою профессиональную деятельность и внеслужебное поведение. А профессиональная совесть опирается на сознание и чувство профессионального долга.

Таким образом, рассмотрев некоторые из основных моральных и этических понятий и категорий, проанализировав соотношение права и морали, их норм, следует показать, как данные нормы морали и нравственные начала реализуются в уголовно-процессуальном законодательстве.

В уголовном процессе нередко возникают конфликтные ситуации между общественными и личными интересами. В их разрешении большая роль принадлежит не только нормам права, но и нравственным началам, заложенным в этих нормах. Поэтому необходимо рассмотреть вопрос о нравственных началах в уголовно-процессуальном законодательстве, а дня этого следует охарактеризовать основные принципы уголовного судопроизводства.

2. Закрепление положений норм морали в принципах уголовного процесса

Принципами уголовного судопроизводства называются основные правовые положения (нормы общего и руководящего значения), определяющие общее построение и содержание всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач. В соответствии со ст.ст. 6–19 ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (принятого 18 декабря 2001 года) принципами уголовного судопроизводства являются: назначение уголовного судопроизводства; законность при производстве по уголовному делу; осуществление правосудия только судом; уважение чести и достоинства личности; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; неприкосновенность жилища; тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; презумпция невиновности;

состязательность сторон; обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту; свобода оценки доказательств; язык уголовного судопроизводства; право на обжалование процессуальных действий и решений.

Рассмотрим лишь некоторые из названных принципов, которые, на наш, взгляд, наиболее полно отражают нравственные начала судебной деятельности.

Нравственное значение конкретных уголовно-процессуальных норм может быть полнее уяснено на основе ознакомления с более общими, принципиальными положениями уголовно-процессуального права. Это важно потому, что нравственный аспект того или иного процессуального института или же отдельной нормы далеко не всегда очевиден, если рассматривать их изолированно, вне всей процессуальной системы. Здесь уместно напомнить справедливую мысль М. С. Строговича, писавшего, что “… было бы упрощением и вульгаризацией искать нравственное содержание в каждой отдельной процессуальной норме, например, в норме, определяющей структуру обвинительного заключения, или в норме о судебных издержках и т. п. “. Но даже эти примеры могут получить иное толкование. Так, нормы УПК о судебных издержках исходят из необходимости возмещения расходов в связи с производством по делу за счет виновного в преступлении, повлекшем это производство, что справедливо. В то же время они принимаются на счет государства при оправдании, прекращении уголовного дела, а также при несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суммы, выплаченные переводчику, не могут быть взысканы с осужденного.

Но если рассматривать законодательство об уголовном судопроизводстве и уголовно-процессуальную деятельность как единую функционирующую систему, то нравственные начала уголовного судопроизводства выявляются достаточно отчетливо.

Уголовно-процессуальное законодательство и основанная на нем процессуальная деятельность проникнуты нравственным содержанием.

Особенностью уголовно-процессуального права, характеризующей его в целом, является гуманизм, ориентированность на создание системы гарантий личности.

Итальянский юрист Ферри (1856—1929), подчеркивая специфику уголовно-процессуального права, утверждал, что уголовный кодекс пишется для преступников, а уголовно-процессуальный — для честных людей. Этот афоризм не лишен рационального зерна. В уголовном законодательстве доминирует карательное начало, в законодательстве о судопроизводстве ведущая роль принадлежит гарантиям личности и правосудия.

Уголовно-процессуальное право призвано обеспечить справедливость при расследовании и разрешении уголовных дел.

Требование справедливости означает в уголовном процессе исключение случаев осуждения невиновных, привлечения их к уголовной ответственности. Обвинительный приговор в отношении невиновного — проявление несправедливости, попрание прав, свобод, достоинства человека той самой государственной властью, которая обязана их защищать.

Справедливость в уголовном процессе означает раскрытие преступлений и привлечение к ответственности виновных. Положение, при котором около половины преступлений, а по некоторым видам их преобладающая часть остается не раскрытой, противоречит требованию справедливости. Зло, причиненное преступником, остается без должного воздаяния, а сам преступник получает возможность совершать но вые преступления.

Справедливость в правосудии по уголовным делам выражается в строгом соблюдении принципа индивидуализации ответственности, требований уголовного закона о назначении наказания с учетом обстоятельств дела и личности виновного. Уголовно-процессуальный закон относит к числу задач уголовного судопроизводства справедливое наказание виновных в преступлении. Именно с соразмерностью наказания действующий УПК связывает понятие справедливости приговора (ст. 347).

Справедливость обязывает в уголовном процессе обеспечить возмещение вреда, причиненного преступлением, восстановить полностью или в максимальной степени ущерб, причиненный потерпевшему. Заметим, что там, где преступление осталось нераскрытым, возмещение причиненного преступлением ущерба в соответствии со ст. 52 Конституции России обеспечивает государство.

Справедливость в уголовном процессе означает, далее, обеспечение равенства всех граждан перед законом и судом, запрет какой-либо дискриминации или каких-либо привилегий в зависимости от различия людей по их происхождению или положению в обществе и по иным признакам.

Основополагающие правовые принципы правосудия проникнуты нравственным содержанием. Они базируются на нравственных требованиях справедливости, гуманности, охраны чести и достоинства человека.

Ст. 15 Конституции России устанавливает принцип законности. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и за коны. Принцип законности в уголовном судопроизводстве означает строгое соблюдение материального и процессуального закона, всех гарантий личности и правосудия. Ни следователь, ни прокурор, ни суд не вправе отступать от требований закона под предлогом каких бы тони было якобы благих целей (в интересах усиления борьбы с преступностью, целесообразности, экономии и т. д.).

Ст. 120 Конституции России предусматривает право и обязанность суда, установившего при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принять решение в соответствии с законом.

Нравственная сторона принципа законности в уголовном процессе состоит в соблюдении нравственных требований, воплощенных в законе, запрете поступать по произволу, субъективному усмотрению в отношении человека, что неминуемо следует за послаблениями в отношении режима законности в уголовном процессе. Соблюдение закона— нравственный, а не толь ко юридический долг судьи, следователя, прокурора, адвоката.

Нарушение закона судьей, работником правоохранительных органов всегда безнравственно. Если это нарушение делается сознательно, то оно может перерасти в должностное преступление. Если закон нарушается деятелем юстиции вследствие низкого уровня профессионализма, плохой юридической подготовки, неряшливости и т. п., то такие действия и решения также аморальны.

Нравственная характеристика принципа равенства перед законом и судом как непременного условия реализации требования справедливости в ее уравнительном аспекте очевидна. Проблема состоит в том, чтобы декларированный Конституцией, этот принцип правосудия реализовывался в жизни, чтобы на деле не было неравенства в защите от преступлений и ответственности за них между людьми разных национальностей, имущественного и социального положения и т. д.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону означает не только запрет вмешательства в судебную деятельность кого бы то ни было. Этот принцип одновременно возлагает на судей личную нравственную ответственность за справедливость принимаемых ими решений. Судья, которому гарантирована независимость, не вправе переложить свою ответственность за выполнение профессионального долга на кого-либо другого. Эта мысль достаточно ясно выражена в принятых VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 6 сентября 1985 года “Основных принципах независимости судебных органов”. В п. 6 “Основных принципов…” говорится: “Принцип независимости судебных органов дает судебным органам право и требует от них обеспечения справедливого ведения судебного разбирательства и соблюдения прав сторон”.

Несменяемость и неприкосновенность судей, предусмотренные ст. 121 и 122 Конституции России, служат охране независимости судебной власти. Одновременно они обязывают судью честно исполнять свой долг, руководствуясь только законом и собственной совестью, быть объективным и беспристрастным.

Гласность — важнейшее начало демократического право судия. Тайный процесс — атрибут средневековья и тоталитаризма служит устрашению и антигуманен по своей сути, так как оставляет человека наедине с преследующими его агента ми власти, действующими вне контроля общества. Ст. 123 Конституции России определяет, что разбирательство дел во всех судах открытое. Одновременно предусмотрена возможность слушания дела в закрытом заседании, но лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. Эти случаи по уголовно-процессуальному законодательству России связаны с охраной нравственности, ограждением неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (дела о половых преступлениях, дела, при рассмотрении которых возможно разглашение сведений об интимных сторонах жизни участвующих в них лиц). Исключения из правил о гласности обусловлены приоритетом нравственных требований над общим установлением права об открытом слушании дел в суде.

Ст. 123 Конституции России устанавливает принцип состязательности в судопроизводстве. Сердцевину состязательности составляет в уголовном процессе равенство процессуальных прав сторон обвинения и защиты. Так, в правосудии по уголовным делам находит свое реальное выражение требование справедливости в ее уравнительном аспекте.

Особое место среди принципов уголовного процесса принадлежит презумпции невиновности и связанному с ней праву обвиняемого на защиту (ст. 49, 48 Конституции). Эти принципы выражают гуманную сущность правопорядка в целом. Человек, обвиненный в преступлении, — не бесправный объект преследования, а субъект уголовного процесса. Ему гарантируется возможность активно защищаться от обвинения как лично, так и с помощью защитника. Тот, кого представитель власти или по терпевший обвиняет в преступлении, не считается преступником, пока его виновность не доказана и не признана приговором суда, вступившим в законную силу. Обвиняемый считается не виновным до этого момента. Презумпция невиновности опирается на более широкую презумпцию добропорядочности любого человека, пока не доказано обратное. Она исходит из признания ценности человеческой личности, уважения к человеку, его достоинству. Человек, даже и официально обвиненный в преступлении, еще юридически и морально не преступник. Он лишь обвиняется. Он может быть оправдан, и кроме того, обвини тельный приговор может быть отменен, а осужденный — реабилитирован на основании решения вышестоящего суда.

Наряду с общими принципиальными установлениями уголовно-процессуального законодательства, придающими процессуальной деятельности и процессуальным отношениям нравственный характер, существует и система отдельных конкретных норм, направленных на охрану нравственных ценностей в ходе производства на различных стадиях процесса, при совершении следственных и судебных действий и принятии решений.

Так, уголовно-процессуальное законодательство запрещает при производстве следственных и судебных действий разглашать сведения об обстоятельствах интимной жизни (см. ст. 18, 170 УПК). Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола (ст. 172 УПК). Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением этого лица. В этих случаях освидетельствование производится в присутствии понятых того же пола, что и лицо, подвергаемое освидетельствованию (ст. 181 УПК). Производство следственного эксперимента допускается, если при этом не унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих (ст. 183 УПК).

При заключении под стражу обвиняемого или подозреваемого в случае наличия у заключенного под стражу несовершеннолетних детей, остающихся без присмотра, орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны передать их на попечение родственников либо других лиц или учреждений (ст. 98 УПК).

К несовершеннолетним обвиняемым и подозреваемым за держание и заключение под стражу в качестве меры пресечения могут применяться лишь в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления (ст. 393 УПК). При решении вопроса о санкции на арест несовершеннолетнего прокурор обязан во всех случаях лично допросить обвиняемого или подозреваемого несовершеннолетнего.

Суд вправе удалить несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств» могущих отрицательно повлиять на него (ст. 402 УПК).

Наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только с санкции прокурора или по определению суда на основании мотивированного постановления следователя (ст. 174 УПК).

В случае наложения ареста на имущество из него должны быть исключены предметы, необходимые для самого обвиняемого и лиц, находящихся на его иждивении. Перечень таких предметов устанавливает закон (ст. 175 УПК).

При оправдании подсудимого или освобождении его от наказания либо от отбывания наказания или в случае осуждения его к наказанию, не связанному с лишением свободы, суд, если подсудимый находится под стражей, освобождает его немедленно в зале суда (ст. 319 УПК).

До обращения обвинительного приговора к исполнению близким родственникам осужденного, содержащегося под стражей, по их просьбе предоставляется свидание с ним. Семья осужденного, приговоренного к лишению свободы, ставится в известность о том, куда он направляется для отбывания наказания (ст. 360 УПК).

В случае тяжелой болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, суд может отсрочить исполнение приговора (ст. 361 УПК), а если осужденный во время отбывания наказания заболел хронической душевной или иной тяжкой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, суд может освободить его от дальнейшего отбывания наказания (ст. 362 УПК).

Высоконравственный, гуманный смысл названных выше и многих других норм уголовно-процессуального права наполняет все уголовно-процессуальные отношения и процессуальную деятельность на досудебных стадиях нравственным содержанием. При этом уголовно-процессуальное право, как и все российское право, развивается в направлении последовательной гуманизации, расширения гарантий справедливости, уважения достоинства личности.

Ст. 243 УПК России, определяющая положение судьи, председательствующего по делу, возлагает на него руководство судебным заседанием, обязанность принимать все предусмотренные законом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины. Он обязан устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу, и обеспечивать воспитательное воздействие судебного процесса. Решение всех этих задач требует строгого соблюдения как правовых, так и нравственных норм. Искание истины не может быть успешным, если судья необъективен, пристрастен, склонен заранее к принятию одной версии. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, его справедливое разрешение — обязанность суда, деятельностью которого руководит председательствующий, и судьи, единолично рассматривающего уголовное дело.

Воспитательное воздействие судебного процесса включает в себя и нравственное воспитание, которое достигается в значительной степени безупречным соблюдением в судебном разбирательстве нравственных норм судьями и всеми профессиональными участниками уголовного судопроизводства.

К числу гарантий правосудия относится равенство прав сторон. Обвинитель, подсудимый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств. Состязательность судебного разбирательства способствует установлению истины по делу. Одновременно она отражает гуманные начала судебной деятельности, когда подсудимый рассматривается законом не как объект исследования, а как активный участник судебного разбирательства, когда противоборствующие в споре стороны уравниваются в своих правовых возможностях.

Нравственным содержанием наполнены и многие другие нормы уголовно-процессуального закона, регулирующие общие условия и порядок судебного разбирательства. В частности, разбирательство дела в суде первой инстанции в отсутствие подсудимого допускается лишь в исключительных случаях, прямо оговоренных в законе (ст. 123 Конституции России, ст. 246, 247 УПК). Человек, обвиненный в преступлении, должен иметь возможность опровергать обвинение в целом или добиваться смягчения своей участи лично перед судом. Прокурор, пришедший к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, обязан отказаться от обвинения (ст. 248 УПК). При неявке потерпевшего в судебное заседание суд откладывает судебное разбирательство, если найдет, что в его отсутствие невозможны полное выяснение всех обстоятельств дела и защита прав и законных интересов потерпевшего (ст. 253 УПК). Изменение обвинения в суде не допускается, если при этом ухудшается положение подсудимого или нарушается его право на защиту (ст. 254 УПК). Лица моложе шестнадцати лет, если они не являются обвиняемыми, потерпевшими или свидетелями по делу, не допускаются в зал судебного заседания. В судебном заседании все присутствующие лица обязаны соблюдать порядок и беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего, а также обращаться к суду стоя и т. д. (ст. 262, 263 УПК).

Вышестоящий суд не вправе ухудшить положение подсудимого, подавшего жалобу на приговор (ст. 340, 341, 350, 353 УПК).

О ряде других процессуальных норм, регламентирующих отдельные процессуальные действия в их нравственном аспекте, будет сказано ниже. Но бесспорным является то, что все законодательство, регламентирующее деятельность суда, предполагает строгое соблюдение нравственных норм.

Нравственное содержание уголовно-процессуальных отношений обусловлено нравственными началами уголовно-процессуального законодательства, регулирующего всю уголовно-процессуальную деятельность. В ходе этой деятельности реализуются и нравственные требования, адресованные лицам, которые ее осуществляют.

М. С. Строгович, как и многие другие ученые, различает в уголовном процессе два основных элемента: основанную на законе деятельность органов следствия, прокуратуры и суда и правоотношения этих органов как друг с другом, так и с лица ми и организациями, на которых распространяется их деятельность. Он писал: “… уголовно-процессуальные отношения представляют собой правовую форму деятельности органов следствия, прокуратуры и суда, осуществляющих возложенные на них законом задачи.., а сама эта деятельность есть содержание угловно-процессуальных отношений”.

Уголовный процесс — это в определенном смысле система уголовно-процессуальных отношений, в которых участвуют все субъекты уголовного процесса, которые одновременно являются и субъектами правоотношений.

В процессуальной литературе некоторые ученые выделяют центральное правоотношение: между судом и подсудимым* или между органами власти и обвиняемым . Выделение этого комплексного правоотношения, которое, естественно, включает более конкретные правоотношения, представляется обоснованным. Оно способствует, по сути, гуманизации подхода к анализу системы процессуальных правоотношений.

В уголовном процессе правовые отношения существуют в тесном единстве с нравственными отношениями.

В этике нравственные отношения принято рассматривать в двух аспектах, на разных уровнях.

Прежде всего, нравственные отношения — это установившаяся в обществе система нравственных ценностей, норм и запретов, регулирующих поведение и реализуемых в повседневной жизни. В этом смысле говорят о том, каковы нравственные отношения, сложившиеся в данном обществе, социальной группе, то есть какова реальная мораль этого общества с точки зрения установившихся в нем представлений о нравственных ценностях нравственных отношений.

С другой стороны, нравственные отношения — это отношения, в которые вступает и в которых находится отдельный человек, личность с другими людьми, руководствуясь представлениями о нравственном и безнравственном, добре и зле, велениями долга, совести, чувством собственного достоинства.

Процессуальные отношения, как и иные правоотношения, в качестве основных элементов включают субъектов, объект и правовую связь между субъектами в виде прав и обязанностей.

Примерно по этой схеме можно анализировать и нравственные отношения, когда речь идет об отношениях между конкретными субъектами. Так, А. М. Архангельский пишет: “Вступая в так или иначе мотивированные отношения друг с другом, с обществом, люди возлагают на себя определенные моральные обязательства, фиксируемые сознанием долга, ответственности, совести. Наряду с этим нравственные отношения влекут за собой и моральные права для участников этих отношений, связанные с ожиданием исполнения обязанностей долга со стороны окружающих, с признанием личного достоинства, с ожиданием стимулирующей оценки со стороны общественного мнения”.

Отдельный человек находится в системе моральных связей, в моральных отношениях с другими людьми на разных уровнях. Эти связи типов: личность и личность; личность и коллектив; личность и группа (возрастная, профессиональная и др.) и, наконец, личность и общество и даже личность и человечество.

Нравственные отношения носят двусторонний характер. Люди вступают в нравственные отношения с другими потому, что в процессе своей деятельности так или иначе затрагивают интересы окружающих, которые отвечают им либо оценками, либо действиями, поступками.

Если анализировать процессуальные отношения под углом зрения их связи и соотношения с нравственными, то главное внимание следует уделять нравственным отношениям типа: личность — личность, так как при производстве по уголовному делу им принадлежит ведущее место. К примеру, следователь находится в процессуальных отношениях с обвиняемым. Оба субъекта этих правоотношений связаны процессуальными правами и обязанностями. Но одновременно следователь несет и нравственные обязанности, которым соответствуют нравственные права обвиняемого и т. п. Можно считать, что большинство процессуальных отношений включает в себя нравственные от ношения или сопровождается ими.

Возьмем, к примеру, нравственные отношения между судьей, единолично рассматривающим и разрешающим уголовное дело, и подсудимым. Судья имеет право по закону в результате рассмотрения дела решать судьбу подсудимого. Но это юридическое право реализуется в условиях, ,когда на судье лежат нравственные обязанности по отношению к подсудимому. Судья обязан исследовать дело объективно, беспристрастно и не предвзято: он обязан видеть в подсудимом человека, не уни жать его достоинство и не допускать такого рода действий со стороны участвующих в деле лиц; судья обязан заботиться о защите прав и интересов подсудимого как гражданина; при принятии решения быть справедливым, равно относясь к под судимым, независимо от их социальных, имущественных и про чих различий и определять их судьбу, руководствуясь законом и своей совестью, нравственным долгом.

Подсудимый несет нравственную обязанность проявлять уважение к суду, уважать достоинство потерпевшего и других участвующих в деле лиц, соблюдать в публичном процессе, в обращении с судьей и участниками процесса нравственные нормы. В то же время ему принадлежит нравственное право требовать от судьи справедливого правосудия. Например, невиновный, чье дело рассматривает судья, имеет моральное право на оправдание, какими бы внешне убедительными доказательствами ни оперировало обвинение. Подсудимый имеет нравственное право требовать справедливости в назначении наказания, если он виновен, что означает, в частности, и гуманность, а во многих случаях и милосердие. Подсудимый вправе рассчитывать на ограждение его достоинства как человека, на охрану его личной жизни, уважение его права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников или супруга.

Как видим, нравственные права и обязанности участников нравственных отношений тесно связаны с их процессуальным положением, регулируемым законом, но правоотношения образуют как бы внешнюю оболочку, юридическую форму, в которой функционируют нравственные отношения.

Если возвратиться к характеристике уголовного процесса в качестве сочетания содержания — процессуальной деятельности и формы — процессуальных отношений, то следует при знать, что нравственные отношения скорее относятся к содержанию уголовного процесса, реализуются в виде нравственной деятельности.

Уголовно-процессуальные отношения, регулируемые законом, не персонифицированы. Права и обязанности их субъектов обозначены применительно к абстрактным судьям, прокурорам, следователям, обвиняемым, потерпевшим и т. д. Но нравственные отношения в рамках производства по уголовному делу — это отношения между конкретными людьми с присущими им лично индивидуальными нравственными качествами. Эту сторону дела пессимистически зафиксировала старинная русская поговорка: “Бойся не суда, бойся судью”. В Уголовно-процессуальном кодексе все судьи, подсудимые, свидетели одинаковы, что вполне естественно. А в реальной жизни в правовых и нравственных отношениях находятся при производстве по уголовному делу следователь “А”, обвиняемый “Б”, защитник “В”, свидетели “Г”, “Д” и т. д.; прокурор “Е”, затем судья “3” и т. п. Нравственные отношения, в которых они участвуют, — отношения между определенными личностями. Каждый осужденный, к примеру, помнит не абстрактного судью, а именно того конкретного человека, который его судил и приговорил к наказанию, человека, которому он дает нравственную оценку и к которому питает определенные чувства.

Нравственные отношения при производстве по уголовному делу, складывающиеся между конкретными субъектами, отражают нравственные отношения в обществе в целом, систему принятых в нем нравственных ценностей. Так, средние века с их жестокостью, попранием личности, абсолютистской властью имели атрибутом инквизиционный процесс с бесправием обвиняемого, презумпцией виновности, пыткой как способом добывания “совершенного доказательства”. Современный процесс цивилизованного общества требует гуманных форм, уважения достоинства личности, беспристрастного, независимого и компетентного суда.

О влиянии состояния нравственности общества в целом, характера существующих в нем нравственных отношений и признаваемых нравственных ценностей на уголовно-процессуальную деятельность и нравственные отношения в процессе можно судить, в частности, по тем явлениям, которые возникли в условиях кризиса, охватившего общество в последние несколько лет. Широкое распространение получило уклонение граждан от свидетельствования на следствии и суде. Под влиянием угроз, подкупа, просто нежелания сотрудничать с органами государства лжесвидетельство (обычно в пользу преступников) стало едва ли не привычным явлением. Средства массовой ин формации сообщают о взяточничестве работников правоохранительных органов, экспертов, о невозможности организовать работу судов вследствие неявки народных заседателей в суды для выполнения своих обязанностей и других негативных процессах и фактах. Нравственный кризис в обществе сказывается на состоянии законности в государстве, на решении нравственных проблем, возникающих при осуществлении правосудия и правоохранительной деятельности в целом.

Виды нравственных отношений при производстве по уголовному делу различаются в зависимости от стадии процесса, на которой они имеют место, и субъектов, в них участвующих.

На стадии возбуждения уголовного дела субъектами нравственных отношений выступают заявитель — обычно пострадавший от преступления или иное лицо, сообщающее о преступлении в силу правовой или нравственной обязанности, и прокурор, следователь, орган дознания, судья, правомочные и обязанные по закону возбудить уголовное дело при обнаружении признаков преступления. При свершении тяжких преступлений на потерпевшем и ином лице, достоверно знающем о преступлении, лежит не только правовая, но и нравственная обязанность сообщить о нём органам власти. Должностные лица, правомочные и обязанные возбудить уголовное дело, несут нравственную ответственность за уклонение от возбуждения дела, сокрытие преступлений, лишение потерпевшего права на судебную защиту. В то же время необоснованное возбуждение дела чревато стеснением прав и свобод граждан, может создать предпосылки для привлечения к ответственности невиновных. Процессуальные нормы, регулирующие правовые отношения на этой стадии процесса, определенны и обязывают к соответствующему поведению как должностных лиц, так и граждан. Однако дефекты нравственного свойства, присущие какой-то части этих людей, порождают неединичные отступления от закона и нравственного долга.

На предварительном следствии складываются и развиваются нравственные отношения между следователем, ведущим расследование, и подозреваемым, обвиняемым, его защитником, а также с потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, экспертом, специалистом, переводчиком, свидетелями и всеми остальными, с кем следователь вступает в кон такт по долгу службы. С прокурором, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователь также находится в нравственных отношениях.

Наиболее острые ситуации, которые во многих случаях связаны с нравственным выбором и в которых проявляются нравственные отношения, возникают при привлечении в качестве обвиняемого, применении мер процессуального принуждения, принятии решения об окончании следствия (прекращении дела или направлении его в суд).

Судья, назначая судебное заседание, также находится в нравственных отношениях с участниками процесса, прокурором, следователем, хотя решения он принимает в их отсутствие. Его процессуальные права реализуются с учетом нравственных критериев. Например, право изменить обвинение в сторону смягчения реализуется в соответствии с нравственной обязанностью справедливо оценивать действия, вмененные в вину обвиняемому, обнаружить и исправить ошибку, допущенную следователем и прокурором.

В судебном разбирательстве, где в условиях непосредственности судьи вступают в общение со всеми участниками процесса, нравственные отношения складываются как внутри коллегии судей или присяжных заседателей, так и между судьями и сторонами, между сторонами, между судьями и экспертами, свидетелями и другими участвующими в деле лицами.

Судьи реализуют нравственную обязанность объективно, непредвзято исследовать дело, установить по нему истину и справедливо его разрешить. При этом они учитывают разное положение и разные притязания сторон, но руководствуются своей совестью и законом, заботясь о справедливости.

В суде присяжных присяжные вступают в нравственные отношения как между собой, так и с председательствующим по делу судьей и со сторонами.

При производстве в суде вышестоящей инстанции долг судей перед участниками процесса — тщательно проверить основания и содержание приговора, обнаружить несправедливость, и если она была допущена — исправить ее.

Литература

1. Конституция Российской Федерации 1993 года (с изменениями).

2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 года.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ).

4. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, (подписана в Риме 4 ноября 1950 года и ратифицирована Россией в мае 1998 года).

5. Рекомендация R(94) 12 Комитета Министров «О независимости, эффективности и роли судей», выработанная Советом Европы.

6. Европейская Хартия о статусе судей, выработанная Советом Европы в 1998 году.

7. Федеральный закон «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года N 3132-I (с изменениями).

8. Этика судьи. Сборник нормативных актов о суде и статусе судей Российской Федерации. – Вып. 1. – М.,2000.

9. Кодекс чести судьи Российской Федерации (утвержден постановлением Совета судей Российской

Федерации от 21 октября 1993 года).

10. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. – Воронеж, 1973.

11. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. – Воронеж, 1993.

12. Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе // собр. соч. Т.4, М., 1967,

13. Настольная книга судьи / под ред. А.Ф.Горкина, В.В.Куликова и др.// – М., «Юридическая литература», 1972.

14. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. –М., 1984.

15. Ларин А.М. Презумпция невиновности. – М., 1982.

16. Мельников С. Дела Судейские // Советская юстиция. – 1991.

17. Савицкий В.М. Последние изменения в УПК: продолжение демократизации судопроизводства. – М., 1994.

18. Радутная Н.В. Коллизии норм уголовно-процессуального законодательства и возможности их преодоления в судебной практике : комментарий российского законодательства. – М., 1997.

19. Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. – М., «Наука», 1991.

20. Оверчук А. «Господа присяжные» // газета «Московский комсомолец» от 13 декабря 1993 года.

21. Кобликов А.С. Юридическая этика. – М., 1999.

22. Ликас А.Л. Культура правосудия. – М., 1990;

23. Анисимов С.Ф. «Мораль и поведение». – М. : «Мысль», 1985 г.